Переплыть Стикс, часть 1


28-06-2019,

Мутная, жирная вода хлюпала под ногами. Грязно-багровые лишайники пятнами гнили на стенах и потолке. Тяжелый, плотный сумрак затапливал липкие катакомбы, в которых даже камни казались непрочными, разлагающимися.

Мое лицо облегала прозрачная маска с респиратором, я дышал безвкусным, стерильным воздухом. Кожи касался мягкий, чистый изнутри комбинезон. Он отлично изолировал тело от всего окружающего — и это было плохо, очень плохо. Информация, идущая от глаз, ушей, не совпадала с тем, что чувствовало тело. Из-за этого даже меня, профи, изредка тянуло принять туннели за компьютерную игру. А что ждать, если я, как и все, постоянно и учился, и развлекался с виртуальным шлемом на голове?

Конечно, мне не следовало шляться по Ас-Неру в одиночку. Но командование эти фокусы терпело — возможно, оно надеялось побыстрее найти мою одинокую, недоглоданную конечность. Как бы то ни было, я давно отстоял право на свою автономность. В армиях прошлого такой бардак был бы невозможен. Но в нашем Ополчении реально и не такое.

Я остановился, оглядывая пустой, узкий ход. Местная география не признает карт. Штольни могут появляться и пропадать. Правда, я был еще слишком близок к поверхности земли — на таких глубинах катакомбы ведут себя еще вполне пристойно. Но Ас-Неру доверять не стоит. Времена, когда он был рудником, прошли. И пусть ученые матерятся от словосочетаний типа «туннели, идущие через несколько пространств». А кто гарантирует, что все пропавшие ребята попали в зубы хашрам? Вдруг кто-то затерялся в адских мирах и гниющих планетах?

Такие возможности неприятны, но нервничать раньше времени не стоит. Я, постояв несколько секунд, снова спокойно пошел вперед. Спокойно — значит, подальше от стен; а огнемет смотрит дулом вперед и снят с предохранителя. Нет необходимости водить им по сторонам и изредка угощать Ас-Нер «тепленьким». Да, многие рейнджеры тратят боезапас ради профилактики, время от времени выжигая все подряд — в основном, лишайники и воду. Но — не я. Я полагаюсь на свой инстинкт, стреляю в согласии с ним. И, между прочим, живее многих осмотрительных персон — потому, что на реальную опасность огня мне хватает всегда.

В этот раз угрозы не чувствовалось. Минут через пятнадцать я дошел до дыры в стене тоннеля. И вдруг из нее выскочил хашр.

Эти твари движутся очень быстро, и у меня были неплохие шансы умереть. Но монстр остановился посреди прохода, прямо под моим прицелом. Если бы я был внутренне готов к стрельбе, я бы тут же убил его. Но… Мой инстинкт меня подвел. И поэтому я на доли секунды впал в ступор. А потом понял, что ситуация развивается неправильно.

Хашры либо рвутся к лакомому мозгу человека, либо удирают, спасая свой собственный. А этот — стоял. Трехметровая дьявольская карикатура на homo. Мощное чешуйчатое тело, толстенные лапы с когтями. Обе пасти — одна под другой — приоткрыты, с серых кривых клыков свисает слюна. Но ее гораздо меньше, чем должно быть — тянучки не достают даже до низа подбородка. Тусклые, черные, в сетке «трещин» глаза, теоретически, могли смотреть куда угодно — но единственным интересным объектом в коридоре был я.

Полковник Лосер регулярно орет, что я сдохну только из-за своей дурной головы и генов папаши-профессора. И в этом мнении много верного. Расстояние между мной и хашрем было значительно меньше безопасного — то есть я был покойником. Мне следовало стрелять. И гибнуть, чувствуя в своем хребте когти сантиметров восьми длиной.

А я стоял, держа его на прицеле. Может, это больной хашр? Таких вроде бы не бывает.

Мы замерли и тупо уставились друг на друга. Если бы монстр сделал хоть движение, я бы выстрелил.

Огнемет — предмет тяжелый, и долго держать его навскидку невозможно. Я попытался упереть локти себе в живот, но из этого не вышло ничего удобного. Поэтому я осторожно опустился на одно колено — уперев во второе приклад. Мелькнула мысль, что еще не поздно бежать, а я не только выжидаю, но и присел. Сколько долей секунды я буду вскакивать на ноги? Ведь одним выстрелом хашр убивается лишь в учебниках… Но ситуация была слишком ненормальна. И я продолжал рисковать — несмотря на то, что где-то в мозге плавали воспоминания. Мне пришлось видеть немало голографических фотографий: пустые, вылизанные изнутри черепа, трупы, похожие на полуфабрикаты для гуляша… И на миг, чуть ли не до галлюцинации, перед глазами возник снимок того, что осталось от Наташи, моей невесты: жилы, свешивающиеся с красно-розового скелета.

Хашр — враг. Хашра — убить.

— Чего стоишь? — я сказал это зло, для самого себя.

— Чего стоишь ты? — неожиданно ответил монстр. Его голос оказался квакающим, смешным. И, похоже, зубы сильно мешали членораздельной речи.

Тут у меня повторился приступ оцепенения. Хашры никогда не произносили звуков. Считалось, что у них вообще нет голосового аппарата. (Хотя в лаборатории попадал почти один уголь, ученые клялись, что узнали о биологии этих существ все основное.)

— Ты нормален?

— Конечно, — на чешуйчатой морде, где две третьих площади занимают зубы, выражения было не различить. А кивок хашра получился неуклюже-быстрым. И я впервые понял, что эти монстры могут восприниматься не только как что-то страшное, сильное. Они были смешными! Мощная рептилия с несуразно длинными когтями, торчащие из ее пасти коричневые клыки… Да, это могло бы быть отличной пародией на персонажи «ужастиков».

Могло бы — если бы такие «пародии» не убивали.

Но я уже почти снял палец с курка — не сводя дула с собеседника. И заявил:

— Хашр, обсуждающий с рейнджером свою нормальность, уже псих. («И рейнджер тоже псих,» — додумал я про себя.)

Из-за своей позы я выглядел рядом с ним совсем маленьким. А он возвышался надо мной башней потертой, грязной чешуи. Но в те минуты комичность нашей пары в моей башке просверкивала лишь изредка.

— Почему не стреляешь? — голос, совсем не подходящий для такого существа. (Помню, у меня мелькнула идиотская мысль: «Так вот из-за чего они молчат!») Хашр пошевелился, затем медленно, демонстративно шагнул ко мне. Огромные мышцы перекатились под чешуей. Мне померещилось, что под когтями у него — старая, засохшая кровь.

Для решения оставались доли секунды.

В такие моменты я слушаюсь только интуиции. А она требовала одного — встать и пойти навстречу.

Моих двух метров хватило, чтоб дотянуться до его пасти и положить ладонь ему на клыки.

Разумеется, огнемет был прижат к моему боку, и палец лежал на спуске. А ладонь я отдернул бы при полунамеке на движение челюстей — у меня отличная реакция.

Хашр замер.

Во рту у меня пересохло. Мы стояли — моя ладонь на его пасти. Черный пластик перчатки на серой чешуе и коричневой кости. И вокруг — чахлый, недобрый свет лишайника. В недобром месте — недобрые встречи. А есть ли место хуже, чем Ас-Нер?

— Стреляй, — голос, лишенный интонаций. Или это мое ухо не может их различить? Острые, загнутые когти коснулись моего горла. Доля секунды — и они прорвут пластик полускафандра, раздерут мышцы, сухожилия, раздробят позвоночник.

— Не буду. И ты тоже не убьешь меня.

Мне показалось, что монстр вглядывается в мое лицо — то есть в закрывающий его дыхательный аппарат.

— Ты дал присягу убивать хашрей, рейнджер.

— А мне плевать.

Он убрал когти, отступил на шаг. Повернулся ко мне спиной и грузно зашагал в глубь катакомб. Эхо издевательски передразнивало шлепки его лап по жиже.

— Эй! Стой!

Я побежал за ним.

Вернувшись на базу, я срочно заперся в своей комнате и вылакал бутылку водки. Фиг помогло. Башка была яснее хрусталя. Следовало плестись на ужин — а сил не было. Словно все их я выхаркнул в Ас-Нере. Мы тогда смеялись вдвоем, после моей дурацкой остроты о бездонной гуманности Сатаны, прячущего Ад от людских глаз. И каждый из нас обманывал то ли себя, то ли другого… И мы разошлись, продолжая эту игру в терпимую ситуацию…

На поверхности земли я имел право расслабиться. Лежал на кровати и злился. Пытался связно думать — в том числе и о том, что же делать со всей полученной мной информацией.

И тут, вместе с сигналом, на экране видеофона объявился полковник Лосер. Это был один из тех чертовых служебных вызовов, которые принудительно включают твой аппарат.

Подтянутый, чистый Лосер чуть приподнял бровь, глянув на пустую бутылку, затем на меня:

— И ты, Брут… Что случилось, майор Легран?

— Не выспался.

Лосер хмыкнул. Но на пьяного я явно тянул, и поэтому допрос прекратился:

— Ладно. Завтра ты освобожден от патрулирования. Понял? Идешь нашим обвинителем на суд. Трезвым обвинителем, запомнил?

Я кивнул — чтобы отвязаться. Казалось, от изображения полковника идет запах изысканного одеколона, гармонирующего с пресным, больничным воздухом его комнаты.

— Почта у тебя, — и видеофон отключился. Я, чтобы немного отвлечься от мыслей, вошел в свой компьютер. Нашел там предписание на грядущий день. И мрачно заморгал глазами.

События случались, как по спецзаказу. В городе была обнаружена секта, поклоняющаяся хашрам.

На секунду я позволил себе понадеяться, что осмотрелся, и повторно прочел это место в файле. Нет. Все так. Завтра — суд над ее руководством. И мне, как человеку с хорошо подвешенным языком, поручается произнести речь.

Вот и распространяй такую информацию, как моя. Хорошо, что она не имеет никакой боевой ценности. Психушка, а не планета…

Ночь прошла паршиво, но на завтрак я явился в отутюженном состоянии. Заглотил котлету как можно быстрее, стараясь разминуться с Лосером. Остальные меня ненавязчиво сторонились. Знали, что мрачный Легран — зрелище, сопутствующее лишь тем проблемам, от которых лучше держаться подальше.

У себя в комнате я снова вошел в компьютер. Прочел новые, более детальные инструкции. Посидел еще часа два, тупо и неизвестно зачем терзая клавиатуру. Потом дошел до казенного гаража, нашел самый чистый бронетранспортер, плюхнулся в него и покатил в город — на суд.

Асфальт был испакощен гусеницами давно и непоправимо. В сетке его разломов торчала черная от грязи трава. Транспортер быстро трясся вперед, не замечая всех этих смехотворных препятствий. Солнце било в глаза.

Мир, мой мир. Хороший или не очень хороший — неважно. Здесь я живу, и мне вообще-то незачем уходить из него в черт знает какие места. В городе, после суда, можно завернуть в хороший ресторан. А завтра так легко найти предлог, чтобы не тащиться в катакомбы, не встречаться с хашром. Вместо него встретиться с девочками из борделя, забыть всю историю…

Рубрика: Без рубрики.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир