Восстание. Часть 3

27-01-2008,

Восстание. Часть 1
Восстание. Часть 2

Глава 13. Право на действия

Ждать Кегеля и ничего не делать было невыносимо, и я решил одеться и немного привести себя в порядок. Это было не так просто. Особенно тяжело было наклоняться. Не успел я закончить со своими делами, как у меня появились посетители. Это был не Кегель, это были Сотес, Мильда и доктор.

— Полум, что ты задумал?! – с порога накинулась на меня Мильда.

— Да, все то же — восстановить работу станции, ничего нового.

— Кегель сказал, что тебе нужен робот, — включился Сотес, ты хочешь его как-то использовать?

— А где, собственно, Кегель?

— Ищет тебе робота.

— Он нашел его?

— Пока не знаю, — Сотес держал в руках здорово изуродованный защитный шлем. По глубокой вмятине на всю его верхнюю часть я понял, что это мой шлем.

— Полум, все это дурно пахнет, продолжал Сотес, — мне кажется, ты не сделал должных выводов из вчерашнего случая.

— По поводу моих выводов мы еще поговорим, а какие выводы сделал ты? – я с интересом посмотрел Сотесу прямо в глаза. Вместо ответа он поднял в руках мой шлем.

— А какие выводы я должен делать, глядя вот на это?

— Ну, хотя бы вывод о том, что у твоего шефа крепкая голова.

Сотес горько усмехнулся:

— Нет, Полум, ты не отшутишься. Я стал свидетелем нескольких смертей на станции за последнее время. Вчера чуть не стал свидетелем еще одной. Я не хочу больше человеческих жертв.

— Я тоже, — ответил я, — поэтому у меня и созрел план с роботом-посредником.

— Робот-посредник? – насторожился Сотес, — Постой, постой… Ты хочешь договориться с роботом, не участвующем в восстании, чтобы он пошел к восставшим и договорился с ними? Так?

— Совершенно верно.

— Но, Полум, это слишком сложно для робота, это просто невыполнимо. Пусть у роботов есть основы интеллекта, но для робота вести мирные переговоры… Ты же понимаешь – он это не сможет!

— Да, Сотес, я это прекрасно понимаю, и я не собираюсь из робота делать дипломата. Это просто робот-посредник.

— Посредник между кем и кем?

— Между восставшими и парламентариями, естественно.

— А парламентарием, надо понимать, будешь ты.

— Сотес, если бы ты знал, как приятно иметь дело с сообразительными людьми.

Мильда замотала головой:

— Нет, Полум! Нет, нет и еще раз нет!

— Ты это о чем, Мильда? – спросил я с видом наивного ребенка.

— Ты никуда не пойдешь!

— Ты хочешь, чтобы я навсегда остался в этой палате? – с еще большей наивностью поинтересовался я.

Мильда проигнорировала мою издевку и продолжала вести свою линию:

— Ты не пойдешь снова к роботам! Этого нельзя делать! У тебя серьезная травма, тебе вообще нужно лежать. Вот спроси у доктора.

— Да, — ответил доктор, — наконец кто-то решил узнать мое мнение. Так вот, я категорически запрещаю. Командору Полуму необходим полный покой, как физический, так и психический. Несоблюдение этого условия приведет к очень тяжелым последствиям. Потребуется очень серьезное лечение, которое мы на станции предоставить не можем.

Мильда многозначительно посмотрела на меня:

— Вот так, Полум, ни к каким роботам ты не пойдешь! – голос ее звучал более чем решительно.

— Ты хочешь мне это запретить? – спокойно поинтересовался я.

Мильда ничего не ответила. Она прекрасно понимала, что на станции я – самый большой начальник, и никто мне не может ничего запретить. На помощь ей пришел Сотес:

— Полум, ты же слышал, что сказал доктор.

— Да, доктор говорил про мое личное здоровье, и я очень ценю и уважаю его профессиональное мнение. Но, если вы помните, я прибыл сюда не заниматься своим здоровьем, а восстановить работу станции, и в этом мне нужна ваша помощь, если у вас та же цель. Если у кого-то другая цель, я вынужден буду отстранить такого человека от дел, чтобы он не мешал мне выполнять мою работу. С этим все ясно?

— Ясно, — нехотя ответил Сотес. Мильда молчала, но взгляд ее был красноречив.

Доктор не стал молчать:

— Полум, я не могу тебя отпустить из мед блока. Несоблюдение режима, о котором я уже говорил, может иметь для тебя очень тяжелые последствия.

— Я прекрасно все понял, но сейчас речь идет не о моем здоровье, а о состоянии энергетики целого сектора Галактики, которое может отразиться на жизни миллиардов людей. Поэтому я сам буду нести ответственность за состояние своего здоровья. Просто я прошу помочь в медицинском плане выполнить мне мою задачу, когда такая помощь потребуется.

Вошел Кегель:

— Полум, я нашел для тебя робота.

— Отлично Кегель! Он в нормальном, рабочем состоянии?

— Да, абсолютно. Это робот с основами интеллекта предыдущей модели. Его по каким-то причинам не списали, когда прибыли роботы современной модели. Я тогда еще не был ответственным за мат часть «Лопаны», поэтому причины, почему он здесь, я не знаю.

— Причина, Кегель, одна: этот робот сегодня нас здорово выручит. Где он находится?

— Неподалеку отсюда, в третьем блоке, в холе. Я велел ему ждать меня.

— Прекрасно. Веди меня к нему.

— Ты можешь идти, Полум? – озабочено спросил Кегель.

— Конечно, только не очень быстро.

Я повернулся к остальным членам команды:

— Пожалуйста, будьте на связи. Как только я договорюсь с роботом, мне нужна будет ваша помощь.

Мы не спеша шли с Кегелем по станции, быстро я действительно идти не мог – каждый шаг давался с трудом и тупой болью отдавался в голове.

— Кегель, ты сказал: «…этот робот предпоследней модели…», он достаточно хорошо воспринимает речь, понимает команды и тому подобное?

— С этим проблем не будет, он аналогичен современной модели. Просто новая модель лучше приспособлена к особо тяжелым условиям работы и защищена от агрессивных внешних факторов воздействия.

С полминуты мы шли молча, потом Кегель немного напряженно заговорил:

— Послушай, Полум, вот будет достигнута договоренность с роботами, «Лопана» опять начнет принимать руду, роботы ее обрабатывать, но повреждения от метеоритного роя на поверхности станции так и не устранены.

— Ты хочешь спросить: «Стоит ли поднимать снова щекотливую тему о выходе роботов наружу?»

— Ну, да…

— Не волнуйся по этому поводу, перед вылетом сюда, я сделал заказ в Центре создания и реабилитации на два десятка роботов для «Лопаны». Когда они прибудут, ты сможешь без проблем с их помощью устранить все неполадки на поверхности станции.

— Командор, ты очень предусмотрителен!

— Просто, узнав от Коста, что на «Лопане» стреляют по роботам, я подумал, что после того как все уляжется, роботов для нормальной работы станции наверняка будет не хватать.

Глава 14. Робот-посредник

Мы вошли в комнату несимметричной формы, освещенную мягким белым светом, падающим откуда-то сверху. В комнате нас ждал робот. Хаотично стояли несколько широких кресел. Робот стоял неподвижно, как мебель, или часовой на посту, не проявляя никаких признаков жизни.

— РР-93, это я – Кегель. Я вернулся, — обратился к роботу мой спутник, — познакомься, это – Командор Полум.

Робот повернулся ко мне и изобразил что-то похожее на легкий поклон.

— Мое полное имя РР-ОИ-05-СГ09-ПСЛ093, можно называть коротко – РР-93.

— Мог бы я узнать, что значит твое полное имя? – поинтересовался я.

— Робот рабочий, с основами интеллекта, поколение пять, сектор галактики девять, партия для станции «Лопана», порядковый номер 93.

Робот стоял прямо, как столб – железка и есть железка. Но мне показалось, он доволен, что я проявил интерес к расшифровке его полного имени.

— Твое имя очень информативно. Меня же зови, как представил Кегель – Командор Полум.

— Хорошо, Командор Полум.

Я показал рукой на кресла:

— Давай присядем и поговорим о деле.

— Полум, — обратился ко мне Кегель, — тебе нужна будет сейчас моя помощь?

— Я думаю, что нет. Можешь заниматься своей работой.

— Тогда я пойду, если буду нужен – вызывай.

Кегель удалился, оставив меня с роботом наедине. Я с удовольствием сел в кресло, тело уже требовало отдыха.

— Пожалуйста, присаживайся, РР-93, — я показал рукой на кресло напротив, — а то мне будет не очень удобно с тобой разговаривать.

Робот покорно сел в указанное мной кресло. Оно ему было явно не по росту, он смотрелся, как взрослый на детском стульчике.

— Ты знаешь, что сейчас на станции роботы находятся в конфликте с людьми?

— Да.

— Откуда?

— Мне сказал об этом Ответственный Кегель.

— Понятно. Как ты относишься к роботам, запертым сейчас в блоке приема и переработки сырья?

— Я – тоже робот.

Замечательный ответ. Вот, только как его понимать?

— Я правильно тебя понял: ты с ними заодно?

— Я нахожусь с тобой, здесь.

— Я спрашиваю: будешь ли ты вместе с роботами, запертыми в блоке приема и переработки сырья, убивать персонал станции?

— Я не имею права наносить вред людям.

— Значит, ты не поддерживаешь остальных роботов на станции?

— Я тоже на станции и я тоже робот.

Ну, приехали. Опять все по новой. Как же с ним разговаривать?

Еще минут через десять я чувствовал себя в конец измотанным, голова трещала, хотелось прилечь. Моя идея с роботом-посредником уже не казалась мне такой блестящей. Чувство безнадежности ситуации стало овладевать мной, а ответы и сам вид РР-93 уже откровенно раздражали меня. Так, хватит! Надо остановиться и немного отдохнуть.

Я откинулся на спинку кресла, вытянул ноги и стал отрешенно разглядывать комнату. Так как комната была практически пустая, и взгляду не на чем было остановиться, то остановился он на РР-93, который молча и неподвижно сидел напротив меня. Я стал рассматривать робота. Его вид был явно менее грозным, чем у роботов, с которыми мне пришлось иметь дело вчера. Он был не такой крупный, цвет корпуса с коричневатым оттенком. Расположение датчиков на передней части его головы каким-то образом придавало сентиментальное выражение его «лицу». А может это просто мои фантазии? Я вдруг почувствовал расположение и симпатию к РР-93. Такой серьезный, работящий «парень», проторчал без всякого дела где-то в хранилище неизвестно сколько времени, и вот теперь сидит передо мной, готовый выполнять любые приказания. Ждет моих вопросов или команд, не несет никакой чепухи. И чего я на него взъелся? Это же не человек. У него всего лишь основы интеллекта, а я ему какие-то мудреные вопросы.

— РР-93, ты готов сотрудничать со мной?

— Я создан для сотрудничества с людьми.

— Замечательно. Мне нужно, чтобы ты пошел к остальным роботам на станции и сказал им несколько простых вещей. Ты готов?

— Я готов. Что я должен сказать им?

— Ты им скажешь, что после тебя к ним приду я, один и без оружия. Я приду, чтобы договориться о продолжении совместной работы людей и роботов на станции. Как только ты выйдешь от роботов, к ним зайду я. Повтори, что ты скажешь роботам.

РР-93 повторил все в точности, что от него требовалось.

Глава 15. Моя единственная защита

Менее, чем через полчаса Сотес и Лоран задвинули створки дверей за вошедшим в блок по управлению роботами РР-93. Я сильно волновался. Как все пройдет? Сможет ли РР-93 донести до остальных роботов то, что я от него хотел.

— Послушай меня, Полум! – Сотес шагнул от дверей мне навстречу, — без защитного костюма идти к обезумевшим роботам – полное безрассудство!

— Сотес прав, — подхватила его Мильда, — мы просто не имеем права пустить тебя к ним без шлема и защитного костюма.

— Полум, действительно, к чему эта бравада?! – присоединился Лоран.

— Друзья, — я положил левую руку на плечо Сотесу, а правую – Мильде и обвел взглядом всех четверых, — я очень признателен вам всем за помощь, поддержку и заботу. И, чтобы вы поняли до конца мой замысел, я хочу напомнить вам о жизненных ситуациях, когда что-то на первый взгляд совершенно логичное, оказывалось абсолютно бесполезным. Бывало у вас такое?

Все четверо задумались. Первая оживилась Мильда, затем Сотес и Лоран и, наконец, Кегель. Все утвердительно закачали головами.

— Вот и сейчас, — продолжил я, — кажется, что защитный костюм меня хоть как-то обезопасит, однако, согласитесь, единственной моей защитой является доверие со стороны роботов. Мне необходимо создать его. Насколько сложнее мне будет создать доверие, будучи в шлеме и защитном костюме? Как могут мне доверять роботы, когда они увидят, что я не доверяю им? Защитный костюм разрушит доверие и погубит меня. А я хочу жить. Я хочу восстановить работу «Лопаны» и вернуться домой к семье. Только доверие может меня защитить и ничто больше. Теперь вы со мной согласны?

Я посмотрел поочередно всем четверым в глаза. Согласие и сомнение сочетались во взгляде у каждого.

Раздался условный стук РР-93 с другой стороны дверей. Ну, вот! Сейчас все и произойдет. Сотес и Лоран отодвигают створки, за ними стоит РР-93.

— Командор Полум! Я выполнил твое указание! Все роботы готовы тебя слушать!

— Спасибо, РР-93.

Я захожу в помещение блока по управлению роботами. Створки дверей за мной задвигают. Роботы стоят двумя широкими полукольцами по обе стороны от меня. Я выхожу в центр помещения. Сердце рвется через ребра наружу. Огромные неподвижные фигуры, их несколько десятков. Я абсолютно беззащитен перед ними, ни шлема, ни шокера, ничего. Волнение и страх все больше захватывают меня.

Так, спокойно! Доверие – моя единственная защита. Доверие порождает доверие. Доверять легко тому, кто симпатичен. Чем симпатичны мне эти роботы? Я обвожу взглядом безмолвные шеренги роботов по обе стороны от меня. Мощные, несгибаемые фигуры, сколько силы и выносливости кроется в них. Сколько тяжелейшей работы сделали эти «ребята» на станции за свой недолгий век. Сколько тысяч тон радиоактивной руды прошло через их железные руки. Сколько света и тепла они принесли миллиардам жителей нашего сектора Галактики.

Я вдруг физически почувствовал тот поток тепла и дружелюбия, который пошел от меня к роботам!

— Ребята! За последнее время, нами – людьми, было сделано немало ошибок и несправедливости по отношению к вам! То, что случилось уже не изменить! Нельзя оставаться в состоянии вражды! Люди и роботы нужны друг другу! Станция должна работать! – слова рвутся у меня из груди, — Сейчас будут открыты двери, сюда войдут ответственные за функционирование этих блоков станции, чтобы восстановить их работу. Я гарантирую, что ни один робот не пострадает. Могу ли я обещать людям безопасность и сотрудничество со стороны роботов? – я обвожу взглядом обе шеренги, один, второй, третий, и уже все роботы утвердительно кивают головами, — Спасибо за доверие, ребята! Сейчас вам будут давать указания, мы восстановим работу станции, и будем снова давать сектору тепло и свет. За дело ребята!

Глава 16. Миссия выполнена

Еще через полчаса я стою на антресольном этаже приемного отсека. Внизу практически весь персонал станции. Множество пар глаз в ожидании смотрят на меня.

— Друзья, коллеги! – звуковая аппаратура многократно усиливает мой голос, — Несколько долгих суток наша с вами станция находилась в состоянии ЧП. Все, что было сделано за это время, правильного и неправильного, стало уроком для нас, чтобы не допустить повторения подобных ситуаций на станциях переработки ядерного сырья в будущем. Нам удалось взять ситуацию под контроль. Люди и роботы снова работают вместе. Я прошу каждого члена персонала станции отнестись с пониманием к ситуации с роботами. Необходимо признать, выход роботов из под контроля возник из-за грубых ошибок в управлении ими. Я знаю, вам всем пришлось многое пережить и натерпеться в эти дни. Неразумно долго держать в себе страх и злобу. Доверие долго создается и быстро разрушается. Первые шаги к восстановлению доверия сделаны. Людям и роботам необходимо работать бок о бок и дальше и без глубокого доверия это не будет возможно. Друзья, воздайте должное нашим роботам, они делают самую опасную и тяжелую работу на станции. Теперь нам предстоит восстановить работу станции. По предварительным данным Ответственного за мат часть станции Кегеля, потребуется от восьми до двенадцати часов упорной работы. Я прошу каждого из вас отнестись очень ответственно к своей роли в восстановлении работы станции «Лопана». Я верю в вас, коллеги, и благодарю за сотрудничество.

Как только я закончил говорить, раздалось множество одобрительных возгласов и аплодисменты. Ну, вот, похоже моя миссия на «Лопане» выполнена. Только теперь я почувствовал, как невыносимо сильно я устал. Ноги мои совсем ослабли, голова – неподъемно тяжелая, и даже яркое освещение станции начинает меркнуть. Я чувствую, как несколько пар рук подхватывают меня…

Глава 17. Пора домой

Я открываю глаза и обнаруживаю себя лежащим все в той же палате мед блока, только теперь к моему телу подключена какая-то мед аппаратура. Свет в палате приглушен. Приподняться я уже не пытаюсь, даже поднятие руки дается немалыми усилиями. Голова же просто налита непомерной тяжестью. Перед глазами все плывет и двоится. Я делаю усилие и нажимаю красную кнопку вызова, в палате появляется доктор.

— Добрый день, Командор.

— Так сейчас уже день? – я с трудом узнаю свой еле слышный, осипший голос.

— Да, освещение в палате переведено в постоянный ночной режим, так как яркий свет в твоем состоянии может быть болезненным для восприятия.

— Я могу возвращаться назад?

— И чем быстрее, тем лучше. Как я и предупреждал, твое состояние значительно ухудшилось. Травма очень серьезная. Теперь на станции я уже не в силах тебе ничем помочь. Корабельный доктор сможет с помощью мед аппаратуры поддерживать твое состояние, но, я буду честен с тобой, никаких гарантий тебе сейчас никто не даст. Тебе необходимо набраться сил и продержаться до возвращения на планету. Там тебе должны помочь.

— Спасибо за искренность и за работу, доктор. Мне необходимо увидеть перед отлетом всех четверых моих помощников.

Через несколько минут Сотес, Лоран, Мильда и Кегель вошли в мою палату.

— Кегель, как состояние станции?

— В основном все восстановлено. Станция готова к приему сырья.

— Отлично.

— Полум, все в порядке, — наклонился ко мне Сотес, — грузовики с рудой уже на подходе. «Лопана» вот-вот начнет переработку.

— Сотес, — я протянул руку к нему, он понял меня и взял мою руку в свою, — я знаю, это серьезная ответственность, но ты готов и ты справишься. Я назначаю тебя начальником станции №7 «Лопана». Действуй, парень! – я, как мог сжал его руку.

— Спасибо за доверие, Полум! Да, я справлюсь, — Сотес распрямился.

— Мильда, нам уже пора возвращаться.

— Да, Полум. Корабль и экипаж полностью готовы, — ее взгляд полон душевной боли.

— Друзья, — обратился я ко всем, — мы с вами смогли восстановить работу станции и это наша с вами заслуга. Мы это сделали, потому что мы были командой, и я счастлив был быть частью этой команды. Я благодарен каждому из вас. Спасибо вам, друзья.

Я поднял свою руку над постелью, и все четверо по очереди пожали ее.

— С нами полетит Кост и я хотел бы перед вылетом сказать ему пару слов.

Все четверо выходят, через несколько минут появляется бывший начальник «Лопаны».

— Извини, мне придется с тобой разговаривать лежа.

— Ты паршиво выглядишь.

— Да, я об этом догадываюсь.

— Ты отдашь меня под трибунал?

— Если будет возможно, я хотел бы обойтись без трибунала. Нам с тобой обоим нужно как следует отдохнуть и серьезно все проанализировать. Нам обоим нужно восстановить свою рабочую форму. И ты знаешь, Кост, я думаю, в любом случае, каждый из нас сможет еще немало сделать полезного для нашего сектора Галактики.

Глава 18. Прощай «Лопана»

Я снова на спасательном корабле, лежу весь подключенный ко всяким датчикам, стимуляторам и прочему. Корабль отдаляется от «Лопаны». По моей просьбе меня поместили напротив обзорного монитора. Огромная станция становится на экране все меньше и меньше, и вместе с тем, все очевиднее становится, что станция живет. Множество грузовых кораблей находятся около станции. Одни заходят на разгрузку, другие уже выходят, третьи ожидают своей очереди. А это значит – я справился со своей задачей, я выиграл. Я выиграл вместе с другими, так, чтобы никто при этом не проиграл.

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 2

  1. Женя пишет:

    Читалось очень интересно!

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир