Восстание. Часть 1

21-01-2008,

Восстание. Часть 2
Восстание. Часть 3

Всей команде «ЛП 23+9 «Поволжье» посвящается

Глава 1. Ответственный пост

Эта история произошла довольно давно. В те времена, когда мы уже забыли, что сами создали эту Большую Игру, но при этом еще не разучились играть по крупному.

В те далекие времена я занимал пост Ответственного Координатора функционирования станций переработки ядерного сырья. Это был очень важный и ответственный пост, важный для целого сектора нашей Галактики. В это время мы умели достаточно грамотно обращаться с ядерной энергией, поэтому ядерное топливо было основным источником энергии. Также было понимание опасности этого источника, поэтому переработка велась на огромных космических станциях, в достаточном удалении от населенных планет. Прекращение поступления сырья на станции и выхода со станций готового к использованию топлива грозило многим планетам нашего сектора серьезным энергетическим кризисом.

От меня зависело энергоснабжение целого сектора галактики, и мне подчинялись начальники всех станций переработки, со всем их многочисленным персоналом. Станций таких в нашем секторе было на тот момент девять.

Я уже не первый год занимаю этот пост и, похоже, на хорошем счету у руководства нашего сектора. Работа моя проходила в основном в Центре управления и координации добычи, обработки и транспортировки ядерного топлива. Это довольно большое здание, где работает круглосуточно много народу. Основная масса этих людей занимается получением и анализом информации о том, как добывается на сырьевых планетах и загружается в транспортные корабли урановая и плутониевая руда, как доставляется на перерабатывающие станции, как перерабатывается в ядерное топливо и доставляется для выработки электроэнергии на цивилизованные планеты нашего сектора. Наш Центр управления является действительно координирующим органом, можно сказать мозгом всей этой огромной хорошо отлаженной системы. И со стороны его работа, наверняка, никому не заметна, но только руководящий состав Центра имеет понимание, какие глобальные энергетические катастрофы были предотвращены, будучи обнаруженными и устраненными еще в зачаточном состоянии.

Из описанного выше многим моя работа может показаться скучной и однообразной и, возможно, кто-то уже представил меня этакой холеной и лоснящейся от жира канцелярской крысой. Однако смею заверить, моя работа изнутри гораздо интересней, чем она может показаться при поверхностном рассмотрении снаружи. Эта работа очень похожа на игру шахматиста, причем не рядового, а гроссмейстера. Точно также нужно анализировать постоянно меняющуюся ситуацию, точно также нужно найти все возможные варианты дальнейшего развития событий и спрогнозировать каждый из них на много шагов вперед, точно также время принятия решения очень сильно ограничено. Отличие в том, что для принятия правильного решения я могу пользоваться целым штатом квалифицированных аналитиков с высококлассным вычислительным оборудованием. Но принимать решение должен все равно я. И еще одно отличие в том, что в случае ошибки, то есть неправильного решения, принятого мной, проигрыш несет очень серьезные последствия, и не только для меня. Я играю и моя шахматная доска – целый сектор галактики.

Ну, как видите, все не так скучно в моей работе, как могло показаться в начале этого рассказа. На самом деле мне очень нравилась эта игра. Видимо поэтому у меня довольно неплохо получалось. И поэтому большое кресло в моем кабинете не очень-то хорошо помнило очертания моего седалища, ведь я не так много времени проводил в своем кабинете, предпочитая самому перемещаться по Центру управления, решая текущие дела. Что скрывать, меня увлекала эта игра. И поэтому моя любимая жена и четверо моих детей (три девочки и сын) не так часто видели меня, как нам всем этого бы хотелось. Я заигрывался и временами забывал, что я еще муж и отец. Заигрывался как мальчишка, которого рассерженная мать уже в пятый раз зовет к обеду.

Не слишком часто, скорее даже редко, я улетал на одну из станций на несколько дней, чтобы самому взять неоптимальную ситуацию под контроль. Вы можете спросить: «Почему тебе нужно было самому летать на станции, ведь это мог бы сделать твой заместитель, а ты должен быть в Центре управления и руководить всей системой?» Да, зам. у меня действительно был, но ответственность за мою область работы я переложить на него не мог. Тем более, когда ситуация на какой-либо из станций настолько выходила из под контроля, что начальник станции не мог сам это урегулировать. Необходимо было не только восстановить нормальную работу станции, но и найти настоящие причины возникновения сбоя, чтобы предпринять меры, предотвращающие подобные ситуации в будущем не только на данной станции, но и на всех станциях сектора. Конечно, там требовалось мое личное присутствие, а поуправлять работой всей отлаженной системы в мое отсутствие мог и мой зам.

Глава 2. Неприятное известие

И в этот день все было обычно и вполне буднично. Центр слаженно принимал, анализировал и архивировал информацию о работе системы, поступающей из различных точек сектора, с различных планет, кораблей и станций. Я разговаривал с начальником отдела обработки и анализа информации, когда услышал позывные в наушнике мобильной связи.

— Извини, Стэн, меня вызывают.

Я поднял левое запястье, на экране наручного многофункционального монитора возникло встревоженное лицо начальника смены отдела обеспечения связи.

— Что-то случилось, Отлид?

— Шеф, похоже, у нас большая проблема.

Тут уже встревожился я:

— Излагай, Отлид.

— Это «Лопана». За последние десять минут два командира «грузовиков» доложили мне, что «Лопана» не принимает их под разгрузку. Связь со станцией пока установить не удалось. Возможно у них какие-то проблемы из-за метеоритов, шеф.

— Возможно. Используй все каналы связи, нам необходимо связаться со станцией. Мне нужен их начальник. Сейчас я буду у вас.

Я выключил мобильную связь.

— Опять извини, Стэн, у меня очень срочные дела.

— Хорошо шеф.

Я оставил начальника отдела обработки и анализа информации и понесся в отдел обеспечения связи. Я был немало обеспокоен. «Лопана» — это название станции №7. На языке народа, населяющего одну из планет нашего сектора, Лопана – название какого-то экзотического цветка. Романтическое название, не правда ли? Но сейчас мне было не до романтики. Станция не принимает корабли под разгрузку сырья, при этом связь со станцией отсутствует. Такого уровня ЧП у нас не было давно. Отлид упомянул про метеориты. Действительно, последние дни у «Лопаны» были некоторые технические сложности в связи с попаданием в зону прохождения метеоритного роя. Но ничего чрезвычайного не случилось. Те повреждения, которые получила станция, были довольно незначительные, чтобы вывести станцию из строя. Кроме того, начальник «Лопаны» — Кост лично заверил меня, что станция справится собственными силами с повреждениями от метеоритного роя.

Весь в тревожных размышлениях я домчался до отдела обеспечения связи. Как только я вошел, начальник смены тут же бросился ко мне:

— Шеф, кажется, мы установили связь с «Лопаной»!

— Так, кажется, или установили?

— Сейчас. Эрида, установлена связь?!

Девушка-связист оторвалась от пульта:

— Связь установлена, станция №7 на линии.

На экране одного из стационарных мониторов над пультом связи возникло незнакомое мне лицо.

— Ответственный за связь станции «Лопана» Лоран – представился незнакомец.

— Ответственный Координатор функционирования станций сектора Полум – представился в ответ я, — Почему станция не выходила на связь?

— У нас тут возникли некоторые проблемы.

— Какого плана?

Лоран немного замялся:

— Можно сказать технического.

— А как еще можно сказать?

Лоран молчал, он явно не знал что ответить.

— Ответственный за связь, Лоран, я приказываю ответить мне, что происходит на станции?!

— Может лучше расскажет начальник Кост?

— Сейчас я разговариваю с тобой, а не с Костом и требую немедленного ответа. Какие проблемы возникли на станции?! – меня уже начинала немного раздражать эта игра в кошки-мышки.

— У нас возникла проблема с роботами.

— Какая?

— Видимо они вышли из под контроля, я точно не могу сказать…

— И это помешало выйти на связь с Центром управления?

— Да.

— Что-то я не очень понимаю…

— Если честно, я тоже мало что понимаю о ситуации на станции, — признался Лоран, — лучше тебе говорить с Костом.

— Безусловно. Я и собирался выслушать его доклад. Где он?

— Боюсь, что Кост не сможет сейчас ответить. Он очень занят решением проблемы с роботами.

— Сейчас же передай ему мой официальный приказ: «Не далее, чем через пятнадцать минут он должен доложить мне о ситуации на станции. Я остаюсь на связи и жду его доклада. Действуй немедленно, Лоран!

— Слушаюсь! – ответил он и исчез с экрана.

Я обвел глазами присутствующих в помещении. Увидев, что я не общаюсь со станцией, Отлид тут же обратился ко мне:

— Шеф, еще два капитана транспортных кораблей доложили, что «Лопана» их не принимает под разгрузку.

— Ну, это уже не новость. Передай всем командирам транспортных кораблей, ожидающих разгрузки около «Лопаны» и приближающихся к ней, удалиться от станции на расстояние, безопасное при ядерном взрыве большой мощности. Район станции «Лопана» не покидать. Ждать дальнейших распоряжений из Центра управления.

Я связался с начальником отдела обработки и анализа информации. На экране моей мобильной связи появилось его лицо.

— Слушаю, Шеф.

— Стэн, необходимо, чтобы твой отдел рассчитал оптимальное распределение потока кораблей, идущих под разгрузку на «Лопану» на другие станции. Это надо сделать быстро.

— Есть, шеф.

Я посмотрел на экран монитора внешней связи. Экран светился, но Коста не было. Что же все-таки там происходит?

— Полум, — прервал мои мысли Отлид, — ты действительно думаешь, что «Лопана» может взорваться?

— Я не знаю, Отлид. Пока никаких данных нет, можно ожидать все, что угодно. Мы не знаем, сколько сейчас на станции урана и плутония, и в каком они состоянии. Мы не знаем пока, что происходит на станции. Поэтому лучше позаботиться о тех, о ком мы можем позаботиться и отвести корабли немного подальше от станции.

— Ясно.

— Сколько минут прошло после связи с Лораном?

— Тринадцать.

— Уже тринадцать. Где же Кост? Почему он не появляется?

Последние две минуты тянуться бесконечно долго. Вот уже и пятнадцать минут прошло, а на связи никого нет, монитор пуст. Что же теперь делать? Как поступить? Чтобы принять правильное решение нужна еще хоть какая-то информация. Пока «Лопана» на связи я должен дождаться хоть что-то. Кто-нибудь сейчас обязательно ответит.

Глава 3. «Бешеный» капитан

Прошло семнадцать минут. Внезапно на экране появляется запыхавшееся лицо уже знакомого мне Лорана.

— Прошу прощения, Командор! Быстрее никак не получалось. Капитан Кост обещал прибыть сюда с минуты на минуту.

— Понятно. Пока его нет, рассказывай, что ты наблюдал сейчас на станции.

Лоран опустил глаза и потупился.

— Это приказ, — сказал я тоном, не терпящим возражений, — Докладывай.

— Там идет противостояние, между… между роботами и персоналом станции, — выдохнул Лоран.

— Противостояние?! Ты хочешь сказать, что сейчас на станции люди воюют с роботами?! – я почувствовал, как волосы шевелятся у меня на голове.

Лоран молчал, не поднимая глаз. Тут на экране возникло какое-то движение. Лицо Лорана исчезло и вместо него появилось лицо капитана Коста. Мне сразу бросилось в глаза, что он какой-то весь всклокоченный и издерганный. Глаза злые и затравленные одновременно.

— Капитан Кост на связи.

— Кост, это Полум. Я хочу немедленно получить от тебя разъяснения о том, что происходит на станции, и почему ты ничего не сообщил о ЧП в Центр управления?

— Мне некогда было сообщать, ситуация требовала моего личного вмешательства!

— Кост, ты понимаешь, что грубо нарушил инструкцию, не доложив немедленно о ситуации на станции? Мы узнали о прекращении функционирования «Лопаны» от командиров транспортных кораблей!

— Я повторяю, я был очень занят, чрезвычайно занят! Я и сейчас занят! Я должен быть сейчас не здесь!..

— А где ты должен быть сейчас?

Кост на секунду запнулся, потом ответил чуть более сдержанно:

— Там, где сейчас очаг проблемы – отделение приема и переработки груза.

— В чем состоит проблема? Что там происходит?

Глаза Коста снова вспыхнули бешеным огоньком:

— Эти безмозглые твари, эти железные уроды – роботы! Они посходили с ума! Эти тупые железяки просто взбесились! Они поубивали и покалечили кучу народа на станции! Но ничего, они об этом еще сильно пожалеют!

Жаркая волна окатила мое тело. Боже мой, что там творится! Но нельзя отдаваться эмоциям. Нужно держаться.

— Сколько людей погибло, можешь сказать?

— Пока сказать трудно. Начальник отдела разгрузки погиб. Ответственный по управлению роботами – тоже. Но мы не остались в долгу, ситуация уже почти под контролем. Скоро все будет в норме, можешь не сомневаться.

— Что конкретно вы делаете для урегулирования этой ситуации?

— Как что?! – Кост смотрел на меня, не столько с удивлением, сколько с раздражением, — эти недоделанные, тупорылые болваны взбесились и убивают персонал станции, а ты спрашиваешь: «Что мы тут делаем?»

— Да, — я говорил, как можно спокойнее, — я хочу знать, какие действия в данный момент предпринимаются на станции?

Кост ответил не сразу. Некоторое время он напряженно молчал, глядя куда-то вниз, и лишь потом стал говорить:

— Ты хочешь знать?.. – казалось, Кост говорит спокойно, но лицо его побагровело, — Ну так знай. Мы взяли в хранилище по бластеру и шмаляем по этим наглым недоумкам! Мы отстреливаем их, как бешеных собак, потому что они хуже, чем бешеные собаки! Они — взбесившиеся роботы, обнаглевшие до того, что подняли свою уродливую железную руку на тех, кто их создал! Они будут за это наказаны!!! Жестоко наказаны!!!

Кост уже не говорил. Он кричал. Он бешено орал, размахивая перед экраном кулаками. Глаза его были безумны. Нелегко было смотреть на это, но я старался сохранять спокойствие. Когда Кост «выпустил пар» и немного поутих, я продолжил наш разговор:

— Кост, я правильно тебя понял: вы на станции ведете войну с роботами?

— Если хочешь, можешь назвать это войной!..

— Какой результат ты хочешь получить от этих действий?

— О чем ты?

— Я хочу выяснить у тебя: к чему ты хочешь прийти в итоге, воюя с роботами на вверенной тебе станции?

Кост опять замолчал, опустив глаза, потом стал говорить, не скрывая своего раздражения:

— Полум, ты задаешь какие-то странные вопросы. Мне кажется, ты что-то не понимаешь. Эти безмозглые балбесы начали нас убивать. Они взбесились! Они – неуправляемые! Они сами все это начали!

— Допустим.

— Что значит: «допустим»?! Они сами все это начали! Они начали с нами воевать, и они будут наказаны!..

— Кост! – прервал я, опять начавшего расходится начальника станции, — Я требую ответа на поставленный мною вопрос, независимо от того, что ты думаешь о нем: «К чему ты собираешься придти, воюя с роботами на станции? Что ты этим хочешь создать?» Отвечай четко, конкретно и спокойно!

— Создать?! Ну что ж, я собираюсь создать на станции обстановку, пригодную для продолжения ее работы.

— Замечательно. Как ты собираешься это сделать?

— Ну… Мы перестреляем всех сумасшедших роботов и продолжим принимать корабли с сырьем.

— Ясно. Сколько роботов осталось под управлением персонала?

— У меня нет таких данных.

— Ты видел, за все время этих событий, хоть одного робота, стоявшего в стороне и не участвовавшего вместе с другими роботами в битве с людьми?

— Может такие, и были, но я их не заметил, мне некогда было смотреть по сторонам.

— Что ты будешь делать, если окажется, что все роботы на станции крайне враждебно настроены к персоналу?

— Мы перестреляем их всех, если потребуется.

— И как ты собираешься возобновить после этого работу станции? Кто будет выполнять самую тяжелую и опасную работу на участках разгрузки и переработки?

— Я закажу в центре новых роботов, и мы будем работать дальше.

— Кост, ты знаешь, сколько стоит один робот с основами интеллекта? Ты представляешь, сколько времени уйдет на доставку на «Лопану» и запуск в работу целого штата роботов класса «Шесть», на отладку всего техпроцесса с нуля? – Кост молчал, не пытаясь ничего ответить, и я продолжил, — Ты знаешь не хуже меня, что это будут огромные затраты времени и средств. Непомерно огромные. Следовательно – это неоптимальный выход из сложившейся ситуации. Согласись, Кост, нужен другой путь решения этой проблемы.

Кост опять поднял на меня глаза:

— Что ты предлагаешь делать?

Какой хороший вопрос, я так его ждал.

— Первое, что необходимо сделать, это немедленно прекратить применение боевого оружия на станции. Его применение наносит огромный материальный ущерб. Все боевое оружие вернуть обратно в арсенал станции. Второе, что необходимо сделать – локализовать конфликт. Нужно заблокировать неуправляемых роботов в той части станции, где они сейчас находятся. Если потребуется, по необходимости использовать дистанционные электрошокеры, но не боевое оружие. Третье. Сразу же начать расследование причин возникновения агрессии роботов. Необходимо выяснить, что происходило на станции непосредственно перед массовым выходом роботов из под управления. Эти причины есть и их необходимо найти для разрешения этого конфликта. Четвертое. По результатам расследования провести действия по устранению причин возникновения конфликта. И наконец, пятое и последнее, восстановить работу станции. Вопросы есть?

— Я не очень понял по поводу четвертого. Что это за «действия по устранению причин»?

— Согласен, этот пункт мне следует развернуть. Дело в том, что в результате расследования должны выявиться обстоятельства, которые привели роботов к массовому выходу из под контроля, а дальнейшие действия – к агрессии. Поэтому нужно будет вступить с роботами в общение и…

— Вступить в общение?! Полум! Что ты говоришь?! Ты никак не можешь понять, что они БЕ-ШЕН-НЫ-Е!!! Тебе так просто сидеть в Центре управления и давать указания: «Первое», «Второе», Третье»!.. А там, сейчас роботы готовят кого-нибудь из персонала себе на обед, на первое, на второе и на третье! И мне жаль этого времени, потраченного в пустых разговорах, потому что я должен быть не здесь, а там, где сейчас, возможно гибнут люди, и я туда иду! Конец связи! – капитан Кост собрался встать.

— Начальник станции Кост, оставаться на связи! Это приказ! – я говорил громко и уверенно.

Уже почти исчезнувший с экрана Кост снова появился передо мной. Он не смотрел на меня, но было и так понятно, что он жутко зол. Если бы он хоть немного представлял, как на самом деле нелегко в это время мне было находиться в Центре управления. Если бы я мог мгновенно перенестись на станцию «Лопана» и самому взяться за дело. Однако я уже давно понял, что мне необходимо лететь на станцию. Нужно только сделать так, чтобы они не наломали еще больше дров до моего прибытия.

— Капитан Кост! Я вынужден напомнить тебе, что ты разговариваешь с Ответственным Координатором и, как старший по должности, я решаю, когда закончить разговор. Это понятно?!

— Понятно, — Кост ответил нехотя, не глядя на меня. Пыл его немного утихал.

— ЧП на станции – это повод укрепить дисциплину, а не позабыть о ней! Теперь о самой ситуации. Я правильно понимаю, что ты считаешь программу, предложенную мной, невыполнимой?

— Да, я так считаю

— В таком случае слушай мой официальный приказ. Я требую выполнения только первых двух пунктов, а именно: прекратить применять на станции боевое оружие, сдав его в арсенал станции; и заблокировать неуправляемых роботов в той части станции, где они сейчас находятся. Ждать моего скорого прибытия. До моего прибытия никаких действий не предпринимать. Станция объявляется в состоянии чрезвычайного положения. Невыполнение приказа будет рассматриваться как измена и намеренные разрушающие действия. Приказ ясен?!

— Ясен.

— Вот теперь конец связи.

Глава 4. Срочные сборы

Изображение на мониторе исчезло. Мы превысили все мыслимые лимиты времени на сеансы космической связи, но случай уж очень неординарный.

— Отлид.

— Да, шеф.

— Передай всем космическим терминалам нашего сектора приказ от моего имени: « Станция переработки ядерного сырья №7 «Лопана» находится в состоянии чрезвычайного положения. Всем кораблям держаться от станции на расстоянии, безопасном при ядерном взрыве большой мощности. Конец приказа».

Я связался по мобильной связи с начальником отдела обработки и анализа информации:

— Стэн, это Полум.

— Да, шеф.

— В каком состоянии программа перераспределения потока кораблей на другие станции?

— Почти готова.

— Отлично! Как только будет готова полностью, сразу же передай ее в отдел связи.

— Хорошо.

Я выключил мобильную связь и повернулся к сменному начальнику отдела связи:

— Отлид, Стэн передаст тебе программу распределения потоков кораблей по другим станциям. Сразу же передай ее капитанам кораблей, работающих сейчас с «Лопаной» и всем командирам станций на которые пойдут эти корабли.

— Хорошо, шеф.

— Всем спасибо.

Я вернулся в свой кабинет, в котором не был с утра. Нужно сделать последние приготовления перед вылетом.

Вызвал своего зама, дал ему наставления по поддержанию работы в мое отсутствие. Мой зам – славный малый, на него всегда можно положиться. Я дал ему последние указания:

— Юллин, сделай мне, пожалуйста, подборку по всем случаям восстания роботов с основами интеллекта в нашей Галактике и как с этим справлялись. Перешли мне эту информацию. Может быть есть какие-нибудь рекомендации специалистов по управлению роботами. В общем все, что сочтешь полезным для этого случая шли мне на корабль. Пока буду лететь, подготовлюсь получше к этой работе.

— Хорошо, я сделаю.

— Далее. От моего имени сделай запрос в Центр создания и реабилитации роботов на поставку двух десятков роботов с основами интеллекта для станции «Лопана». Надеюсь, этого количества будет достаточно. Пусть в бухгалтерии подготовят документы по оплате заказа.

— И еще. Мне нужен срочно один из дежурных спасательных кораблей для вылета на станцию. Дай им указание ждать меня.

— Будет сделано

— Ну, все. Слушай, будут сложности – связывайся со мной.

— Здесь все будет нормально, — Юллин положил руку мне на плечо, — Вот ты там, давай поаккуратнее с этими роботами, не лезь в самое пекло.

— Не переживай, — я взял его руку в свою и крепко сжал ее, — если что – мой уютный кабинет в твоем распоряжении.

Юллин горько усмехнулся:

— Все шутишь, как обычно.

После ухода моего зама у меня оставалось немного времени. Я собрал личные вещи, необходимые в дальнем путешествии, которые всегда хранились у меня в кабинете, на случай срочной командировки, и решил напоследок позвонить жене. На экране мобильной связи возникло ее прекрасное и такое дорогое мне лицо.

— Привет, милый.

— Здравствуй, любимая. Как вы там, без меня.

— Все в порядке. Наша младшенькая написала сказку. Я прочту тебе ее, как вернешься, после ужина.

— Это будет здорово, только, к сожалению, не сегодня.

Лучезарная улыбка на ее лице пропала:

— Будешь поздно?

— К ужину не ждите.

— Когда мы увидим нашего папу?

— Скоро, всего через несколько дней.

Ее темные бровки нахмурились:

— Куда-то улетаешь?

— Да, нужно побывать на одной станции.

— Что-то серьезное?

— Да нет, ничего особенного, я старался говорить весело и беззаботно, — Просто нужно решить некоторые вопросы на месте.

— Пожалуйста, береги себя.

— Не волнуйся, все будет хорошо.

— Мы будем очень ждать тебя.

— Я скоро. Дочину сказку прибереги к моему возвращению.

— Хорошо. Целую.

— Целую вас всех.

Расставание с близкими всегда не простое мероприятие.

Глава 5. Вперед, к «Лопане»!

Вскоре я уже был на корабле. Экипаж уже знакомый мне по паре предыдущих полетов. Капитан корабля – сильная стройная женщина с волевым лицом, радушно приветствовала меня:

— Рады видеть Командора Полума снова на борту нашего корабля.

— Я тоже рад видеть тебя, Мильда.

Я поздоровался с остальными членами экипажа.

— Когда стартуем, Полум? – поинтересовалась Мильда.

— Стартуем немедленно. Курс на станцию №7 «Лопана».

— Есть, Командор!

Экипаж занял свои места. Я тоже устроился в предложенном мне кресле, и мы полетели.

«Лопана» располагалась на довольно большом расстоянии от Центра управления и координации, поэтому лететь предстояло около трех суток. Когда полет проходит нормально, то всегда есть члены экипажа свободные от работы. Я много общался с ними и с Мильдой. У космических пилотов, тем более у спасателей, всегда есть в запасе масса интересных историй и баек. Первый день пролетел быстро. На второй день Юлин прислал мне подборку информации по восстаниям роботов в нашей Галактике. Я сразу же с головой ушел в изучение этих материалов. Как я и ожидал, информации оказалось довольно немного. Массовые выходы роботов из повиновения, к счастью, возникали нечасто. Способы урегулирования роботов применялись разные, единых инструкций или рекомендаций на эту тему не было. Было несколько случаев, когда группа восставших роботов была полностью уничтожена людьми. «Значит, капитан Кост неоригинален в своей идее», — подумал я с горечью. Мне интересны были и мнения специалистов в области управления группами роботов. К сожалению большей ясности в этот вопрос они не вносили. Фактически эти мнения можно было разделить на два противостоящих лагеря.

Одни утверждали, что роботы с основами интеллекта очень часто проявляют свой индивидуализм, то есть они становятся в некотором роде похожими на нас – людей. Соответственно их поведение, в том числе и групповое, в определенной степени похоже на человеческое. Этот феномен предсказывался некоторыми специалистами еще на стадии создания основ интеллекта, но ни в то время, ни сейчас, этот аспект не рассматривался серьезно в масштабах нашей цивилизации.

Мнения же других авторитетов были крайне противоположными и сводились к тому, что робот – создание человека, это просто машина, неодушевленная конструкция и ни о каком проявлении индивидуализма речи быть не может. К роботу, вышедшему из под контроля человека, надо относиться просто, как к испортившейся технике. Уничтожать таких роботов, как угрозу человеческим жизням они не предлагали, но и речи о налаживании общения с такими роботами тоже никакой не шло.

В общем и целом какой-то действительно ценной информации или квалифицированных рекомендаций, по предстоящей мне деятельности я фактически не получил. Придется действовать, полагаясь только на себя.

За изучением этой информации и размышлениями над ней прошел почти весь остаток полета. На исходе третьих суток Мильда сообщила мне:

— Командор, станция «Лопана» уже в прямой видимости.

Я подошел к центральному монитору над пультом управления, и вначале ничего не увидел, кроме звезд. Сидевший за пультом пилот указал мне на точку в центре экрана. Я присмотрелся к точке и обнаружил, что она на глазах растет. Прозвучала команда: «Подготовка к замедлению. Всем занять свои места!» Весь экипаж занял свои кресла, я тоже устроился в своем и опять посмотрел на точку на экране. Это уже была не точка, а хорошо различимый объект, с очертаниями, напоминавшими детскую юлу. Пилоты были заняты управлением корабля, а я смотрел на центральный монитор без отрыва. Вот она — «Лопана» — огромная конструкция, светящаяся огнями. По размерам ее можно было сопоставить с какой-нибудь совсем маленькой планетой. И, хотя любая, даже самая маленькая планета была, как минимум в несколько раз больше, станция все-таки поражала своими размерами.

Вокруг станции не было ничего кроме звезд, и это сразу говорило о ее нерабочем состоянии. Обычно около станции всегда находились транспортные корабли. Одни ждали своей очереди на разгрузку ядерного сырья, другие отбывали за новой порцией руды, или же нагруженные готовым к использованию ядерным топливом, отправлялись на одну из цивилизованных планет сектора.

Обычно люди подолгу находились на станции. Станция на несколько лет становилась для них не только работой, но и домом. Кого-то такая жизнь сильно утомляла, другие, наоборот – другой жизни себе не желали. На станциях были созданы отменные условия не только для работы, но и для отдыха между рабочими сменами. Освещение в нерабочих помещениях постоянно плавно изменяло свою интенсивность и спектр, имитируя смену времени суток. Имелись и другие имитации. Во время отдыха можно было ощутить прикосновение легкого ветра, почувствовать запахи лугов и лесов, услышать шелест листьев и морских волн. Единственное, что не могли дать имитации на станции, это полноценное ощущение простора и открытого неба над головой. Были те, кто тосковал по открытому и доступному пространству, и бездонный космос за пределами станции не мог заменить этой нехватки.

Глава 6. Прибытие

Станция уже заняла все место на центральном мониторе, вытеснив собой зияющую черноту космоса. Мильда связалась с диспетчерской станции и запросила разрешения на вход. Диспетчер явно не по форме ответил: «Заходите, ждем». В нижней части станции медленно открылся огромный люк, из которого в космическую темноту выплеснулся яркий белый свет. Теперь станция напоминала не детскую юлу, а голову огромного огнедышащего чудовища, с открытой пастью. И наш корабль безрассудно устремился прямо в эту голодную пасть.

Диспетчер не обманул – на станции нас действительно ждали. В приемном отсеке, на антресольном этаже, расположенном длинным балконом по периметру всего помещения, было довольно много народу. Персонал станции в форменных белых комбинезонах, с эмблемой станции в виде причудливого белого цветка в голубом круге, смотрел на нас с немалым интересом.

К нам подошла группа из трех человек. Одного из них я сразу узнал, это был ответственный за связь станции – Лоран – тот молодой человек, от которого я получил первые сведения с «Лопаны» уже в состоянии ЧП. Второго я узнал несколькими секундами позже. Это был заместитель начальника станции – Сотес. Мы поприветствовали друг друга и представились. Третьим оказался ответственный за материальную часть станции Кегель.

— Почему нет начальника станции? – поинтересовался я.

— Он ждет тебя у себя в кабинете, — ответил Сотес.

— Веди меня к нему, а экипаж корабля, пожалуйста, разместите на отдых.

— Хорошо, — ответил Сотес, — я распоряжусь о размещении экипажа и присоединюсь к вам, а Лоран с Кегелем проводят тебя к капитану.

Я повернулся к экипажу корабля:

— Ребята, спасибо, что быстро и с комфортом доставили меня на станцию. Отдыхайте и подождите, пока я справлюсь со своей работой.

— Полум, — обратилась ко мне Мильда, — ребята пусть отдохнут, а мне разреши пойти с тобой к начальнику станции и войти в курс дела. Я не устала. Обещаю, что не буду мешать, но могу оказаться полезной. Все-таки мы – спасатели и у меня немалый опыт в разных непростых ситуациях.

Взгляд ее был уверенный и спокойный. Я согласился, и мы вчетвером пошли в кабинет к Косту. По дороге я постарался выяснить у провожатых какие срочные дела у капитана, что он не смог лично встретить меня. Так как мне ничего вразумительного ответить не смогли, я сделал вывод, что, похоже, Кост просто избегает меня.

Наше движение по станции состояло в основном из переходов из одной транспортной кабины в другую. Транспортные кабины бывают вертикальные и горизонтальные. Вертикальные кабины – это просто лифты. Горизонтальные кабины – это лифты, двигающиеся по горизонтальному тоннелю. Станция огромна и передвижение только пешком заняло бы очень много времени, а благодаря транспортным кабинам мы вскоре были у цели и вошли в кабинет начальника станции.

Кост был один. Выглядел он неважно, весь какой-то всклокоченный. В глаза почти не смотрит. Взгляд затравленного зверя. Было понятно, что он осознает, что как начальник станции не справился со своими обязанностями, вместо того, чтобы разрешить ситуацию, он пошел у нее на поводу. Он это осознает, но не признает. Но это не столь важно. Моя задача не заставить его признать свою вину, а восстановить нормальное функционирование станции.

Кост был настолько не в себе, что даже забыл предложить нам присесть, он и сам стоял, когда мы вошли. Поэтому начало разговора происходило стоя. Вскоре, как и обещал, к нам присоединился заместитель Коста Сотес. Тогда, как старший по должности, я предложил всем сесть за стол. Все вшестером мы устроились за большим столом в кабинете, я сел во главе стола. Разговор происходил в основном между мной, Сотесом, Лораном и Кегелем. Кост почти не говорил, смотрел куда-то вниз и вбок. Отвечал только на вопросы, адресованные лично ему, да и то очень коротко и односложно. Пояснения по его немногословным ответам приходилось давать Сотесу и Кегелю. Похоже, Кост самоустранился от руководства станцией. Мильда сидела тихо и только слушала.

Первым делом я выяснил, выполнен ли мой приказ по прекращению использования боевого оружия на станции. Кост отвечал, что все выполнено. Я попросил показать в какой части станции находятся восставшие роботы. Сотес и Кегель показали мне на схеме где заблокированы роботы. Это оказались отделения разгрузки и переработки ядерного сырья целиком и некоторые прилегающие отделения — частично. Это и неудивительно, ведь в этих отделениях и использовались роботы. Сырье в специальных радиационно-непроницаемых контейнерах разгружалось с транспортных кораблей и направлялось в расположенное по соседству отделение разгрузки, где роботы самостоятельно вскрывали контейнеры и разгружали руду. За действиями роботов следили через камеры наблюдения операторы по контролю правильности технологии. Именно помещения, где находились операторы и их оборудование и были захвачены роботами в дополнение к отделениям разгрузки и переработки. Именно здесь развернулись самые трагические события тех часов. Здесь погибли люди. Здесь были уничтожены роботы.

Восстание. Часть 2

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 3

  1. РОЗА пишет:

    Интереснейшее начало! С нетерпением к продолжению.

  2. Женя пишет:

    А как хотелось пострелять персоналу по жестянкам после рутины трудовых будней… Эх…

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир