Война и Человек в гавайской рубахе

15-12-2010,

                                             

Не суть важно, где это было и уж совсем все равно, когда. Но воевали друг с другом две страны. Воевали жестоко, долго и бессмысленно, впрочем, как и в любой войне. Одна страна была агрессором, а другая защищалась. Одни говорили, что у них отобрали кусок так нужной им земли в давнем историческом споре, другие называли эту войну священной и отчаянно сопротивлялись. В любой войне есть переломная точка, решающее сражение, наступление, которое развивается в победу. Но, как правило, ему предшествует великая битва. Примером этого может служить, например Курская дуга. Но, мы отвлеклись, и, в конечном итоге это не так уж и важно.

Итак, наступил момент решающего сражения, возле никому не известной деревеньки где-то на западе обороняющейся страны. Тех, кто нападал было немного меньше, но силы великие сошлись на этом клочке земли.

Сотни танков, тысячи солдат, артиллерия, авиация. Сначала, по плану должна была начаться война в воздухе. Кто завоюет воздух, получит большое преимущество. Обороняющиеся ждали атаки противника, окопавшись в родной земле, наступающие ждали воздушного удара и артподготовки. Время шло, напряжение сгущалось, но, как ни странно ничего не происходило – воздух был свеж, тих и спокоен. Никакие самолеты не вспарывали его своими плоскостями, никто не дрался за обладание небом. Битва была столь важна, что генералы тоже присутствовали тут, на переднем крае.

— Какого черта! – возмутился генерал страны агрессора. – Они уже три минуты должны бомбить! Он взялся за рацию, но рация молчала.

– Радист, мать твою, где связь!!! – брызжа слюной, заорал генерал. Но радист бледный как полотно ничего не мог сделать. Аппаратура работала как часы, все настроено, но слышимость ноль. Только помехи в эфире и все. Такое ощущение, что на том конце эфира просто никто не отвечает. Точно такие же проблемы были и у обороняющейся стороны. Никто ничего не понимал. И вот, когда напряжение и непонимание достигло апогея, произошло нечто, уж и совсем из ряда вон выходящее. Прямо посередине поля появился некий человек, он шел между двумя приготовившимися к атаке армиями, и рядом с ним шла музыка, красивая, спокойная и ненавязчивая, какая-то расслабляющая что ли. Музыка эта была негромкой, но присутствовала повсюду – ее одинаково хорошо слышали и генерал на переднем крае и в частях обеспечения, в километре от него.

— Что за херня!? — поразился генерал и взялся за бинокль. Он увидел молодого парня, в широких штанах белого цвета и в гавайской рубахе. За плечами у парня был рюкзак, но оружия в руках не было, да и шел он не со стороны противника, а перпендикулярно направлению атаки. Дойдя до середины будущего фронта парень снял рюкзак и присел на корточки. Из рюкзака он вынул какие-то предметы, очень похожие на мангал и шампуры. По мере того, как содержимое рюкзака превращалось в костер с мангалом и шашлыком лицо генерала принимало все более багровый оттенок. Его можно было понять – за секунду до начала исторической битвы, какой-то придурок устраивает на поле боя пикник! А парень тем временем еще и бутылку вина вынул, расслаблялся в общем ни в чем себе не отказывая. Вскоре до солдат долетел аппетитный запах жареного мяса.

— Эх, вот бы сейчас на шашлыки, с семьей, — мечтательно прошептал полковник рядом с генералом. Генерал мрачно посмотрел на полковника, но ничего не сказал — ему и самому хотелось того же. Как-то сразу навалились все эти годы, эта никчемная война… Семью уже полгода не видел, эх… Но воевать надо, раз пришли – обратного пути нет.

— Снайперы – уберите безобразие с поля боя! – скрипя сердце, приказал генерал. Через 5 минут, в течение которых парень продолжал жарить мясо, ничего не менялось. Потом к генералу протиснулся солдат в камуфляже.

— Господин генерал, разрешите доложить!

— Что!? – несказанно удивился генерал, поняв, что перед ним снайпер.

— Господин генерал, мы не можем его убить…

— Что!? – генерала, казалось, скоро хватит удар.

— Господин генерал я… Я попадаю в него, а он не падает… Было заметно, что снайпер сам не верит в то, что говорит, но это правда.

— Вы больны, солдат! — Дайте мне винтовку я покажу, как надо стрелять!! Снайпер нерешительно снял с плеча винтовку и подал ее генералу. Генерал несколько секунд презрительно смотрел на солдата, а потом прицелился и выстрелил. Собственно говоря для снайпера это была прекрасная мишень: расстояние метров 150, цель одета броско, солнце светило ярко да и сам парень был как на ладони. Винтовка была отличная, мощная и точная. Хорошее оружие. Парень сидел и не двигался, словно давая генералу шанс. Тихо прошипел глушитель, постепенно сбрасывая огромное давление, но парень продолжал сидеть и жарить свой шашлык. Несколько секунд генерал, который когда-то сам был снайпером стоял и переваривал свой промах. Потом вскинул винтовку еще раз и выстрелил, но не в парня, а в бутылку вина рядом с ним. Бутылка разлетелась на мелкие кусочки. Значит, патроны годятся, и винтовка стреляет прямо – бутылка все же меньше человека пусть и сидящего. Генерал снова прицелился и увидел как парень, ничуть не удивившись странному поведению бутылки, достает еще одну из своего бездонного рюкзака. Пока генерал глядел на парня в прицел, тот повернулся и поманил кого-то пальцем, иди сюда мол. Причем у генерала создалось ощущение, что именно его он и позвал. Совсем обалдев от такой наглости, генерал даже не стал стрелять и отдал винтовку снайперу.

— Черт с ним, начинаем атаку! – скомандовал было он, но тут же осекся и посмотрел на часы. Авианалет задерживался уже на 15 минут! Кто знает, что такое война, понимает, что такое 15 минут. Это огромный кусок времени, это проигранное сражение, это решающее преимущество одной из сторон. Удивлял только один факт – почему противник до сих пор не воспользовался этим?

— Может у них такие же проблемы? – ответил полковник на невысказанную мысль генерала. В этот момент к генералу вошел еще один посетитель. Это был один из танкистов. Вслед за ним вошел еще один солдат и опередив танкиста стал говорить первым.

— Господин генерал, разрешите доложить, наши орудия… они не стреляют…

— Чего?.. – генерал уже устал удивляться.

— Один из солдат, с перепугу, дернул за спусковой рычаг и выстрела не было! Мы поменяли снаряд и я приказал проверить еще раз. Ни одно орудие не может стрелять! В состоянии близком к обмороку, генерал вопросительно посмотрел на танкиста.

— Господин генерал, танки не заводятся, — отбросив формальности, ответил тот на незаданный вопрос. Это известие подкосило генерала окончательно, он присел на стул и устало потер лицо ладонью.

— У нас осталось, хоть что-нибудь, что еще может стрелять? – тихо спросил он.

— Похоже, что только личное стрелковое оружие, — пробормотал полковник, где-то за спиной.

— Если начнется атака, они возьмут нас голыми руками! – грохнул по столу кулаком генерал.

— Смотрите! – воскликнул снайпер, показывая на поле, которое никак не хотело стать полем боя. Генерал посмотрел в указанном направлении и увидел там белый флаг.

— Они сдаются? – с надеждой и недоверием спросил генерал окружающее пространство.

— Это парламентеры, — погасил надежду снайпер, обладающий самым острым зрением. Генерал взялся за бинокль. То, что он там увидел, потрясло его еще раз, до самой глубины военной души. Да, это были парламентеры, но не к нему, а к парню, жарившему шашлык! Три офицера из штаба и сам вражеский генерал! Присели рядом с парнем и уже о чем-то с ним говорят. Генерал приказал достать белый флаг и подготовить сопровождение. Он решил отправиться к противнику и разузнать, что у них происходит. Хотя интуиция подсказывала, что противник столкнулся с тем же самым, что и сам генерал. Иначе он бы уже тут не рассуждал, а валялся в сырой земле.

            А в это время, обороняющаяся сторона, словив свою дозу кайфа от того что произошло с их военной техникой, и еще более, от того, что они никак не могут уничтожить какого-то гражданского, который запахом жарящегося мяса, отвлекает их внимание от войны, они решили послать разведчика чтобы тот зарезал Человека в гавайской рубахе ножом. И самый опытный разведчик, взяв с собой только нож, осторожно пополз к костру. Разведчик был настолько виртуозен, что сразу пропал из виду, и даже в бинокль никаким образом его не могли увидеть ни свои, ни чужие. Ни один шорох не нарушил тишину летнего утра, ни одна травинка не выдала своим движением его присутствие… И вот он дополз до Человека в гавайской рубахе и приготовился ударить его ножом. И в тот момент, когда рука была занесена, и осталось до удара одно мгновенье, Человек в гавайской рубахе вдруг повернулся к разведчику и протянул ему шампур с дымящимся мясом.

— Шашлык будешь? – приветливо, просто и спокойно спросил он разведчика. Сказать, что разведчика накрыл огромной силы шок, значит не сказать ничего. Он был просто в ауте, так и застыл с занесенным ножом. Но, придя в себя, понял, что ловить тут нечего. Если этот парень, сумел его заметить, то шансов его убить в рукопашном бою просто нет. Поэтому разведчик просто взял шампур и сел рядом. В это время генерал обороняющейся стороны, пронаблюдав то, что произошло, спешно собирал посольство к Человеку в гавайской рубахе. Генерал и его сопровождающие шли, не скрываясь и несли белый флаг, чтобы враги не сочли это атакой и не расстреляли бы их. Подойдя на расстояние метра, генерал вынул пистолет и приставил его к голове Человека в гавайской рубахе, который как ни в чем не бывало, продолжал есть мясо и запивать его вином. Генерал, почувствовал некоторую неловкость и все не стрелял. Ну не хотелось ему убивать этого странного парня! Но было представление, что сделать это необходимо, шутка ли сказать – целую войну сорвал! Да это ж государственная измена!

— Ну, стреляйте уже, — прервал затянувшуюся паузу Человек в гавайской рубахе. Голос его звучал как-то скучающе, как будто ему было все равно. И генерал выстрелил, даже не затем, чтобы убить, а затем, чтобы убедиться, что у него это не получится. И точно: грянул выстрел, запахло сгоревшим порохом, а Человек в гавайской рубахе как жевал кусок мяса, так и продолжал это делать. Генерал и сопровождающие после такого просто подкосили ноги и сели прямо на землю.

— Вот и хорошо, — благожелательно поглядывая на пришедших, сказал Человек в гавайской рубахе. – Шашлык будете? Генерал и сопровождающие синхронно кивнули и тут же получили каждый по шампуру с шашлыком и по бутылке вина. Мясо было сочным и ароматным, а вино легким и слегка терпким. Прожевав кусок и сделав глоток вина, генерал почувствовал, что в голове у него проясняется.

— Кто вы? – задал он свой первый вопрос.

— Я – Человек в гавайской рубахе, — улыбнулся Человек в гавайской рубахе. – А вы?

— А я генерал, — почему-то растерялся генерал, вовсе не радостный от того что он – генерал.

— Нет. Твердо возразил Человек в гавайской рубахе. — Вы пешка в чужой игре, и даже не знаете зачем нужна эта война.

— Ну, это вы зря, — возразил генерал. – На нас напали, мы защищаемся.

— Это видимость, — ласково глядя на генерала, сказал Человек в гавайской рубахе. – А на самом деле так зарабатываются деньги. Большие деньги. На которые покупается власть.

— Деньги? – удивился генерал, — да, причем тут деньги? – Война – это сплошные расходы!

— Для вашей страны – да. Человек в гавайской рубахе выжидательно смотрел на генерала и тот понял, что должен сообразить сам. Но, видимо, политика и экономика были не самым сильным местом генерала, или тот просто не был в ударе сегодня, но догадаться сам он не смог.

— Для войны нужны деньги, — начал, как маленьким, объяснять Человек в гавайской рубахе. – У вашего правительства столько денег нет. – Значит, оно должно эти деньги занять у кого-то.

— Нам помогли союзники, — вспомнил генерал.

— А кто помог союзникам? – Да и союзники не просто так вам помогли, не так ли? Не так-то просто поверить в то, что говорит Человек в гавайской рубахе. Правда, часто невероятнее лжи…

— Но правительство увеличило налоги… — вступил в разговор разведчик.

— Правительство увеличило налоги, чтобы расплатиться с теми кто дал денег на войну, — не оставил никакой надежды Человек в гавайской рубахе.

— Но почему!? – удивились все. – Ведь мы и сами можем!

— Потому что ваше правительство – большой должник, и играет заодно с теми, кому должно. – Должниками легко управлять, — продолжал развеивать мифы человек в гавайской рубахе. Беседа продолжалось, мясо жарилось, вино лилось, но никто не пьянел, наоборот, чем дольше они сидели у костра, тем больше прояснялось в голове устройство мира. Наконец возник закономерный и извечный вопрос – что делать.

— Понять что ваши истинные враги не по ту сторону поля, — предложил им Человек в гавайской рубахе.

— Вернуться домой и установить порядок, который выгоден вам – народу, вашей родине а не кучке мировых финансистов. – И жить счастливо! – закончил он излагать свой план.

— А как же быть с этими? — кивнул генерал в сторону противника.

— А никак, — беспечно отозвался Человек в гавайской рубахе. – Они сейчас будут здесь, — улыбнулся он в ответ на недоуменный взгляд генерала. И точно – не прошло и пяти минут, как подошла делегация со стороны агрессора. Их генерал остановился в метре от Человека в гавайской рубахе и так же теребил пистолет в кобуре, прикидывая как удобнее снести его голову с плеч. Но все же не стал этого делать, неудобно как-то… Да и то сказать сам видел что получилось из попытки другого генерала, просто руки чесались. Поняв, что очередная попытка его убийства не состоится, Человек в гавайской рубахе приглашающим жестом повел широко рукой. И генералу агрессора не оставалось ничего иного, как присоединиться к скромному обществу поедателей шашлыка.

— Шашлык будете? — спросил Человек в гавайской рубахе подавая шампуры вновь прибывшим. А потом полез в рюкзак, в котором непонятно как помещалось огромное количество вина, мяса и шампуров и достал оттуда три бутылки вина. И бывшие враги, стали есть и пить у одного костра. Хотя, агрессоров Человек в гавайской рубахе еще ни в чем не убедил.

— Кто вы? – задал вопрос вновь прибывший генерал. Генерал оборонявшейся страны едва заметно улыбнулся.

— Я — Человек в гавайской рубахе, — представился Человек в гавайской рубахе, — благожелательно поглядывая на генерала и жуя шашлык. – Но дело не в том кто я, а дело в том кто вы, — продолжил он.

— А я генерал, — представился генерал.

— Нет, вы – пешка в чужой игре генерал, с сожалением констатировал Человек в гавайской рубахе.

— Пешка? – возмутился генерал. – Да я…

— Ну конечно пешка, — подтвердил Человек в гавайской рубахе, — ведь вы не знаете для чего вы здесь.

— Мы здесь для того, чтобы восстановить историческую справедливость! – с пафосом ответил генерал. – И вернуть нашей стране необходимые для жизни будущих поколений территории. Человек в гавайской рубахе слушал весь этот бред с видимой скукой.

— Ну а сами-то вы в это верите? – спросил он у генерала.

— Конечно верю! – горячо и уверенно подтвердил генерал. Потом уже не так решительно добавил, — В любом случае нам не помешают новые территории, и… Под взглядом Человека в гавайской рубахе он стушевался и умолк. Собственные слова казались ему теперь абсурдом и не было в них уже того пыла и рвения как минуту назад.

— Выпейте вина, генерал, — предложил Человек в гавайской рубахе. Генерал послушно принял бутылку и сделал пару глотков прямо из горлышка.

— Хорошее вино, — оценил он. – Интересно и какого черта нас сюда занесло? – задумчиво проговорил он, глядя на ряды своих танков вдалеке.

— Вы участвуете в очень крупном бизнесе сами того не зная, — ответил Человек в гавайской рубахе. – Ваша страна, все еще имеет государственный банк, а ваше правительство само печатает деньги и никому еще ничего не должно. — Кое-кто хочет прибрать к рукам экономику вашей страны, а для этого надо создать большой внешний долг. – А война – самый действенный способ этого достичь. – Так что генерал, вы сейчас воюете вовсе не за благо вашей страны, а как раз наоборот. Генерал слушал его, открыв рот, и страшная мысль пробивала себе дорогу в его сознание, с трудом продираясь сквозь его правоту.

— Что же теперь делать? — растерянно спросил генерал, — когда мысль таки добралась до цели.

— А ничего, — беспечно ответил Человек в гавайской рубахе. Давайте теперь посидим у костерка, поедим шашлыка, попьем вино, они сами нас найдут, ведь эта война нужна им. – Заодно поймете до конца, что вы не враги друг другу, — улыбнулся человек в гавайской рубахе. – Кстати, пригласите сюда солдат, чего они там в окопах скучают? – Шашлыка на всех хватит, — предложил Человек в гавайской рубахе. И вот генералы приказали и солдаты выполнили приказ. И две армии собравшись вместе стали пировать и делится друг с другом потрясающей новостью – что им не нужно сегодня умирать! Это окрыляло, и выпив вина и закусив мясом, солдаты уже не помнили старые обиды, навязанные решения потеряли силу и осталось только, то, что было – поле, трава, небо, куча молодых мужчин, у которых, оказалось есть и более интересные дела друг к другу, чем война. Нашлись общие интересы, и возникла симпатия. И они осознали, что сначала они – люди, а уж потом русские, немцы, американцы, японцы. И только потом они — солдаты. Да и стоит ли быть солдатом? Вот был вопрос! Армии братались, и генералы ничего не могли с этим поделать. Да и не хотели. Вот такое положение и застал маршал, главнокомандующий войсками обороняющейся стороны. Увидев сцены братания с врагом, маршал у которого закипела кровь в жилах, и сорвало крышу, пробился к Человеку в гавайской рубахе. Обведя притихших солдат яростным взглядом, он начал орать, брызгая слюной, а потом вытащил табельный пистолет, приставил его к голове Человека в гавайской рубахе, который при этом глубоко и скучающе вздохнул, и нажал на спуск. Прогремел выстрел и… маршал упал. Сзади стоял генерал, который сейчас дал ему отставку.

— Ну зачем же так? – удивленно спросил Человек в гавайской рубахе, ведь он такая же пешка как и вы, он ничего не знал. – А вы хотите лишить его шанса стать игроком! – пристыдил генерала Человек в гавайской рубахе. Потом поглядел на тело маршала, и тот вдруг зашевелился и начал подниматься. На воротничке стыла кровь, в волосах тоже были следы ранения но маршал был живой и здоровый, только сильно потрясенный.

— Я видел ангелов, — прошептал он. Человек в гавайской рубахе дал ему шашлыка и бутылку вина. Маршал взял, выпил вина, закусил шашлыка, и стал готов слушать и рассуждать, как разумный человек. Человека в гавайской рубахе не составило труда убедить его в том, как на самом деле обстоят дела, тем более, что маршал, как человек близкий к власти давно подозревал, что дело нечисто. То же самое произошло и с главнокомандующим группой войск вторжения, который тоже имел неосторожность прилететь к Человеку в гавайской рубахе. Посидев еще немного, две армии, забрали свою технику, которая теперь легко завелась, и поехали по домам. Человек в гавайской рубахе остался один у догорающего костра. Казалось бы, все закончилось, но он ждал. И дождался. Почти одновременно с востока и запада, появились два вертолета. Из них высыпали люди, окружив по одному человеку, которых они, видимо, охраняли. Люди подошли к костру, но при их появлении Человек в гавайской рубахе даже не шевельнулся. Охрана рассыпалась в круг, а президенты подошли и уселись напротив Человека в гавайской рубахе. — Кто вам позволил вмешиваться в ход войны? — спросили они хором.

— А кто вам позволил зарабатывать на чужой смерти? – спросил Человек в гавайской рубахе.

— Мы уничтожим тебя и тех, кто тебя слушал, — с негодованием воскликнули президенты и снова хором.

— Вы – никто, — спокойно возразил Человек в гавайской рубахе, а потом сделал приглашающий жест и позвал охрану отведать шашлычка. Несмотря на грозные взгляды президентов, охрана подошла и взяла шашлычок. А потом и вино. Президенты хмурились но поделать ничего не могли. Уж больно ситуация была странная. И мясо и вино получили все, кроме президентов. Потому что они ЗНАЛИ. Они СОГЛАСИЛИСЬ принести свой народ в жертву. Они были заодно. А охрана не была виновна и поэтому пила и веселилась, а потом взяла да и собрала шмотки и улетела на вертолетах, в столицы. Потому что Человек в гавайской рубахе не стал скрывать от охраны, истинную сущность власти и конкретно этой власти, которая привела страну к войне. Они остались втроем, а потом Человек в гавайской рубахе встал и пошел туда откуда пришел. Он не взял с собой рюкзак, который просто исчез. Не стал тушить костер, который сам собой испарился. Не стал подбирать пустые бутылки из-под вина, которые тоже куда-то подевались… И даже земля стала быстро затягивать свои шрамы, нанесенные человеком – окопы осыпались и на месте рвов начинала расти трава. Наступил вечер…

 

                                                                     Эпилог

Вернувшись с войны, солдаты обеих армий рассказали о том, что с ними случилось всем. И народ прозрел и захотел знать. Захотел сам решать свою судьбу, захотел перестать быть должным кому-то непонятно за что. Президентов хотели казнить за измену родине, но так и не нашли их. Был выбран настоящий президент на честных выборах. Им стал маршал обороняющейся армии, а в стране агрессора невоенный человек. И установили сами народы свой порядок и стали сами печатать деньги  и сделали власть прозрачной. И исчезли должности и появились шляпы. И стало государство для народа, а не народ для государства. И новые страны отказались платить внешний долг. И был послан эмиссар мирового банка, чтобы переломить ситуацию и запугать новые страны. Но президент ничего не хотел слушать и заявил, что будет все делать для блага своего народа независимо от того кому это не нравится.

— Вы понимаете, что мы натравим на вас весь мир? – удивился эмиссар.

— Отобьемся, — весело сказал президент.

— Мы нанесем по вашей стране ядерный удар! – положил эмиссар на стол свой последний козырь.

— А какая страна сможет это сделать? – ехидно спросил президент.

— США, — эмиссар кусал губы, потому что президент явно не испугался.

— Они не станут, — усмехнулся он.

— Почему? – тут эмиссар вообще перестал чего-либо понимать.

— Потому что Человек в гавайской рубахе уже там.

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир