ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ

02-12-2013,

© Олег Бондаренко, 2013

 

Великий и ужасный

 

Я очень люблю Интернет. Я не мыслю себе жизни вне Интернета. Не знаю, что было бы со мною, если бы не Интернет. И как это люди раньше обходились без него?.. Каждое утро я просыпаюсь в шесть часов. И сразу же включаю компьютер – узнать новости, проверить почту, заявить о себе в скайпе, войти в популярные социальные сети. Я участвую в работе двух десятков форумов, зарегистрирован на нескольких сотнях сайтов и электронных библиотек, оставляю свои комментарии буквально ко всем более или менее значимым событиям дня. У меня куча ников – на разные случаи жизни, я держу в голове множество необходимых паролей. И, конечно же, я играю. И смотрю кино. И пишу рассказы в онлайн-режиме. Я до безумия люблю Интернет…

 

***

 

…В один из погожих осенних дней, когда золото леса особенно красиво отражается в кристально чистой прохладной воде, к одинокому дому на берегу озера подъехал автомобиль. Автомобиль был крутой, с наворотами – какие особенно любит молодёжь. Из него вылез парень в модном прикиде и причёской в стиле стимпанк, огляделся и вежливо постучался в застеклённые двери.

На веранде, кажется, никого не было. И в доме тоже. Парень с неудовольствием поискал взглядом хозяев – и нашёл: из соснового леса на песчаном мысу, навстречу гостю двигалась маленькая фигурка. Приехавший, сощурившись, замахал рукою.

Вскоре к бревенчатому дому, не торопясь, подошёл старик в сопровождении большой рыжей собаки. Гость, чтобы не терять времени, слушал в наушниках музыку из Интернета; одновременно он на своём гаджете играл в какую-то онлайн-игру.

– Извините, – коротко бросил старик. – Люблю, знаете ли, осеннюю пору. Когда деревья дышат по-особому, и природа задумалась о смысле бытия… Я не знал, что ко мне кто-то собирается приехать. Но заметил вашу машину издали.

– Здравствуйте. Я из Интернет-контроля – модератор вашего района, – представился парень, предъявив электронный бэйдж. – Мой ник zombie-747. К сожалению, никак не удаётся с вами связаться – ни по телефону, никак ещё; вы не отвечаете. И вот поэтому пришлось приехать наугад. У меня есть к вам несколько вопросов. Вы позволите?

– Да-да, конечно, – старик вздохнул и пропустил нежданного гостя в дом, на веранду. – Заходите. Я давно уже живу сам, так что уж прошу прощения за некоторый беспорядок.

Собака, для приличия гавкнув на пришельца, бегала перед входом, пока старик не успокоил её.

– Тише, родная, тише… Это ненадолго. Скоро мы пойдём с тобой на речку – форель посмотреть. Так что пока потерпи.

Парень, оказавшись в комнатах, с любопытством вертел головой и присматривался к тому, что увидел.

– Какой у вас дом необычный! – наконец сказал он.

– Что же в нём необычного?

– Старый… Сейчас таких не строят. Техники у вас никакой не вижу – ни пультов управления, ни роботоблоков.

– Да… Это мне досталось от отца. Мы с женой здесь всю жизнь прожили. Пока она… не ушла… в мир иной.

– Опаньки! – воскликнул молодой человек, казалось, даже не слушавший хозяина дома. – А что это такое?!

– Это?.. Гм… Видеомагнитофон. Такая штука времён моей молодости. С её помощью фильмы смотреть можно. А я очень люблю старое кино.

Парень тем временем с изумлением рассматривал кучу видеокассет в покосившемся деревянном ящике, стоявшем у старенького телевизора с видеомагнитофоном.

– Но почему вы не смотрите фильмы онлайн? Ведь в Интернете такого добра сколько угодно!

– Вам не понять… – ещё раз вздохнул старик. – Есть вещи, которые… остаются с тобой навсегда…

– Ладно, перейдём к делу, – парень уселся на облезлый диван и раскрыл перед собою очередной гаджет. – Я не увидел в вашем доме компьютер. Может, я не заметил просто? Может, не туда смотрел?..

– Ну, что вы… – смутился старик. – Он у меня… как бы сломался… Он… на чердаке.

Парень смотрел на хозяина дома во все глаза и, казалось, не мог поверить его словам.

– Вы хотите сказать, что не пользуетесь Интернетом?!

В комнате на минуту повисла тягостная, гнетущая тишина.

– Ну, ладно, – пробормотал модератор из Интернет-контроля. – У вас, по крайней мере, должен быть доступ через мобильник или другие устройства. Приставки, очки, например. Или там Интернет-холодильник – есть он у вас?

– Нет… – старик стоял перед молодым человеком, потупив глаза. Ему было крайне неудобно. – У меня в доме вообще нет холодильника…

Парень что-то быстро стал набирать на клавиатуре своего портативного электронного устройства.

– Удивительно, – сказал он, не переставая нажимать клавиши. – Удивительно. В наше время – и такое! Вы же могли просто сообщить – и вам привезли бы холодильник. На дом. Бесплатно. Государство ведь заботится о людях. Я не представляю, как такое в наши дни возможно!

– Сейчас я запрошу соответствующие службы – и они дадут команду, как следует в такой ситуации поступить. Не хотелось бы сразу протокол вам выписывать, – и парень с удвоенной скоростью забарабанил по клавиатуре.

– А что… У вас и ника нет? И в социальных сетях вы не зарегистрированы? – он недоверчиво воззрился на старого человека.

– Был! Был у меня ник! – как бы оправдываясь, горячо заговорил старик. – Только я, как бы это сказать, запамятовал его – сами понимаете, возраст… Я ведь уже не молод…

Впрочем, глаза его говорили совсем другое.

– Ладно, – помедлил модератор. – Я… Я не буду указывать, что вы не пользуетесь ником, хотя… Хотя и не знаю, как в таком случае всё оформлять… Ну, что-нибудь придумаю. Вы понимаете – это ведь ненадолго!

– Да-да, конечно! – Старик вздохнул с видимым облегчением. – Я исправлюсь, поверьте! Как только обновлю компьютер!

Гость кивнул, закончил печатать и встал с дивана. Ещё раз с неодобрением бросил взгляд на допотопную видеотехнику.

– Мне тут сообщили, что делать… На первый раз вам выносят устное предупреждение. По-доброму. Поверьте, я сделал всё, что в моих силах. И насчёт компьютера – погодите-ка…

Он быстро прошёл по дому, вышел во двор – к своей машине; старик, немного нервничая, неуверенно последовал за ним. Рыжая собака гавкнула было на гостя, но, завидя старика, умолкла и недовольно улеглась на лужайке перед входом.

Молодой человек достал из багажника машины несколько коробок.

– Вот, – он обернулся к старику. – Здесь компьютер новейшей модели и ещё сканер и ноутбук. Это всё я вам передаю от имени нашего Правительства. Всё в дар людям! Ничего платить не надо; просто распишитесь вот здесь. Я понимаю, у вас могут возникнуть проблемы с установкой ряда программ. Для этого я передам заявку от вашего имени (чёрт возьми, я не знаю ваш ник) в Службу Поддержки Радости и Рабочего Настроения. Их специалист приедет к вам на днях и сделает всё на месте. Вы меня поняли?

– Да-да, конечно… – Старик стоял, опустив глаза. – Вы меня так выручили, молодой человек…

– Прощайте, – попрощался Интернет-контролёр. – И помните: сразу регистрируйтесь в социальных сетях. Не ждите. И заведите себе электронный почтовый ящик, наконец. А лучше – два, или три. И программу видеозвонков. И подписку на Правительственные новости.

Он сел в машину, завёл её, развернулся и приоткрыл окно в двери. Старик стоял, как потерянный; рядом с ним стояла и смотрела на гостя большая рыжая собака.

Было такое впечатление, что молодой человек хочет что-то на прощание старику сказать. Мотор работал, руки водителя лежали на руле.

– И… – контролёр помедлил. – Не попадайтесь больше… Храни вас Интернет! – он нажал стартер и выехал со двора.

Долго ещё старик с собакой смотрели вслед удалявшемуся автомобилю.

 

***

 

Интернет-полиция сработала чётко. Одинокий дом на озере окружили по всем правилам проведения операций захвата, небо патрулировали полицейские вертолёты, снайперы заняли свои позиции в лесу и на берегу. Но, к счастью, все эти меры предосторожности оказались избыточными. Старик даже не сопротивлялся – его нашли на песчаном мысу, где он прогуливался с собакой, собирая сосновые шишки.

Для начала старика привели во двор его же собственного дома, на участок, с которого открывался чудесный вид на озеро и окрестности. Интернет-следователи – а их было трое – установили на газоне старинный деревянный стул с высокой спинкой, найденный в одной из комнат, и усадили задержанного на него. Сами они расположились вокруг, готовые к допросу. Высокие, здоровые парни в Интернет-очках и весьма необычных одеяниях – что прощалось молодёжи в нынешний креативный век – жаждали разобраться в причинах необычного и вызывающего поведения пожилого человека.

– Если гора не идёт к Магомету, – начал первый и, по-видимому, старший Интернет-следователь, – то Магомет идёт к горе. Поймите нас правильно, мы вовсе не хотели причинять вам неудобства, но вы сами вынудили нас действовать подобным образом. Вы совершенно не отвечаете на запросы, не реагируете на письма, SMS-сообщения, звонки и другие формы связи, отсутствуете в социальных сетях и на форумах. Это заставляет нас заняться проверкой вас как достойного, полноправного и адекватного члена нашего общества.

– Я представлюсь, – продолжал первый: – Мой ник monster, я следователь по контактам с Высшим. Мои коллеги из Службы Установления Адекватности: следователь по вопросам любви eggplant-of-blood и следователь-стажёр merry hamlet. Мы сейчас устроим дознание и надеемся в этом на вашу помощь. Официально, от имени Интернет-сообщества уведомляю вас, что ведётся прямая онлайн-трансляция нашей беседы.

Старик, казалось, не очень слушал – он смотрел поверх голов допрашивающих, куда-то на озеро, и чувствовалось, что он сейчас не здесь, а где-то там. Второй и третий следователи строго прикрикнули на него:

– Задержанный пользователь! Не отвлекайтесь! Вам предстоит ответить на наши вопросы!

Старик вернулся в действительность, и голова его поникла…

– Первый вопрос, – объявил ведущий. – Почему вы не считаете нужным пользоваться Интернетом? Хотите ли вы таким образом продемонстрировать ваше неуважение к обществу?

Старый человек сглотнул слюну, не зная, что ответить. Глазами он поискал свою рыжую собаку, усыплённую на лужайке полицейским доктором на время допроса.

– Я с уважением отношусь к нашему миру и правительству… Но я уже в таком преклонном возрасте, когда все эти новомодные технологические штучки воспринимаются с трудом…

Трое следователей побледнели и переменились в лице:

– Он назвал Интернет НОВОМОДНЫМИ ШТУЧКАМИ! – казалось, это не укладывается в их головах.

Первый следователь наклонился к старику и, заглянув ему в глаза, прошипел:

– Вы – из неверующих? Признайтесь, вы не верите в Интернет?!

– Я ни во что уже не верю… И вообще я атеист…

– Но мы все атеисты! – воскликнул следователь. – Вы знаете, что религия на Земле запрещена законом!

– Интернет – это нечто иное, это не поповские сказки, а то, что реально создало наш сегодняшний мир! – укоризненно выговорил задержанному следователь номер два. – Как можно не верить в то, что объективно существует и делает нас самими собой!

– Интернет – велик и могуч, Интернет даёт нам работу, пищу, кров, Интернет организует наш досуг, Интернет связывает всех людей во всём мире! – горячо высказался третий.

Старик, казалось, выглядел огорчённым и расстроенным.

– Есть вещи, которые вам не понять… – прошептал он про себя.

– Вы должны признать, что Интернет сегодня – это самое святое, что есть у каждого человека, каждого гражданина нашего мира, – настаивали следователи. – Интернет – величайшее порождение мирового разума, и сам он стал одним из его проявлений. Интернет – это особая, сверхтонкая технологическая сущность, принявшая на себя функции Великого Духовника человечества!

– Интернет – Святость, Интернет – Величие, Интернет – Порождение Всего Лучшего на Земле! Интернет – это наша Вера, Надежда, Любовь каждый день! – в экстазе прокричал следователь-стажёр и ударил старика – не крепко, а просто дал подзатыльник, и этого было достаточно, чтобы старый человек забился на стуле и с болью в сердце взглянул туда – вдаль, на озеро, на лес, где не было ни технологий, ни полицейской ярости, а была лишь свобода и приволье для метущегося духа.

– Мы все должны быть благодарны Интернету!!! – бесновались следователи, окружив старика и потрясая кулаками. – Он нас создал!!! Он нас спас!!! Он явил своё просвещённое могущество пред ликом дикарей доинтернетной, варварской эпохи!!!

Старик страдал. Мысленно он летел уже над озером – летел высоко, вместе с облаками, и дышал полной грудью, хватая ртом ветер и сосновые ароматы с земли. Он слышал не вопли полицейских, а – свист воздуха, и шорохи леса, и быстрые движения нарядной белочки, и звуки перетаскиваемых муравьями веточек и иголочек там, внизу.

И ещё он видел три беснующиеся фигурки – вокруг четвёртой, сидящей на стуле, с белою головою, и как будто с другой планеты, краем сознания воспринимал:

– Скажи обращение! Скажи обращение!! Скажи обращение!!! Обратись к Нему:

Интернет наш,

Иже еси? в сети!

Да святи?тся название Твое,

да прии?дет Торжество Твое,

да будет протокол Твой,

яко на земли и в космосе! – Скажи это обращение, несчастный! Обрати-и-и-сь!!!

…Небо. Огромное небо и воля. И лес. И студёная вода озера. И бревенчатый дом на берегу. И облака. И жена – верная подруга, с которой прожил всю жизнь. И давно разлетевшиеся из родительского гнезда дети. И что-то светлое, тёплое, что прорывалось сквозь мрак и холод и делало жизнь Жизнью.

– Это ужасно… Это ужасно… – пробормотал старик. – То, что вы говорите – ужасно, – и он в отчаянии взглянул на обезумевших своих мучителей. – Есть вещи, которые вам не понять…

 

***

 

Интернет-тюрьма была оборудована по последнему слову техники. Белоснежная, чистая, напичканная электроникой – тут и там, кстати, для устрашения заключённых возникали голографические спецэффекты, и именно поэтому мало было желающих попасть сюда.

Старик возлежал на особом кресле, привязанный к нему за руки и за ноги особыми, разработанными на наноуровне ремнями.

– Обратите внимание, – с гордостью рассказывал сотрудник тюрьмы. – Это кресло сконструировано так, чтобы полностью принимать форму человеческого тела, и в результате тот, кто подлежит наказанию, чувствует себя весьма комфортно. Мы – развитая цивилизация, и не можем себе позволить причинять страдания даже преступникам, хотя они – хи-хи! – заслужили их в полной мере.

Голова старика также была закреплена – особым устройством, исключавшим малейшее изменение её положения. Смотреть приходилось только в одном направлении и только под одним углом.

– И ещё мы – хи-хи! – как демократическая страна оставляем за заключённым право выбора: он может смотреть или же закрыть глаза; это огромный шаг вперёд по сравнению с тем временем, когда между веками вставлялись специальные держатели-расширители! Да, можно видеть экран монитора, если у вас есть потребность заниматься с компьютером; но можно – совершенно свободно! – отказаться глядеть на монитор.

Старик молча воззрился на большой чёрный – пока что выключенный – экран, расположенный прямо перед глазами, и с тоской ждал, что последует далее.

– Это – новейшие разработки! – продолжал хвалиться сотрудник тюрьмы. – Они Интернет знает сколько стоят, и каждое кресло для провинившегося оборудовано по высшему разряду. Управлять компьютером можно с помощью взгляда – руки теперь вообще не нужны. Малейшее движение глаз – и пожалуйста, вы совершаете любую операцию! Всё к вашим услугам!

– Лишь бы только работали с Интернетом… Жили с Интернетом… Творили с помощью Интернета… – возбуждению охранника не было предела. – Всё для людей. Всё для блага человека. Вот как наше Правительство заботится об этой тюрьме!..

Старик слушал и думал о чём-то своём. Конечно, ему хотелось бы сейчас, в этот миг взглянуть на свою рыжую собаку, которую также доставили сюда, по месту заключения, и которая лежала неподалёку, закреплённая на специальном столике для провинившихся зверей. Но увидеть её, к сожалению, не представлялось возможным – не позволял разрешённый угол обзора, хотя робкое повизгивание и доносилось с той стороны.

– А сейчас я включу технику, и перевоспитываемый сможет насладиться работой с Интернетом – сколько его душе влезет. Надо учесть и возможности новых машин – они без проблем улавливают потаённые желания заключённых! Думают – за них! Всё знают – за них! Только на экран смотрите!..

Компьютер, установленный где-то под креслом, едва слышно загудел, и перед глазами старика вдруг возникло изображение – заставка. Экран загорелся мягким, приятным цветом.

Старик закрыл глаза… Ему вдруг привиделось озеро с зеркальной гладью, в которой отражался одетый в багрянец и золото осенний лес… Солнце ныряло за клёны на том берегу, и свежий вечерний бриз обдувал лицо, и радостный лай собаки слышался в отдалении, на мыску, среди сосен…

Старик задумался. Ему не хотелось, чтобы это ощущение проходило. Он с грустью размежил веки – и не понял сперва; прямо перед ним, перед его взглядом на мониторе тоже вдруг показался сосновый бор, удивительно эффектно смотрящийся на фоне сказочного водоёма. Так же, как в жизни, воды озера подёрнула лёгкая рябь, и по песчаному берегу где-то далеко вприпрыжку бегала развесёлая дворняга.

Старик молча смотрел и смотрел. Он видел тот, другой мир, и в душе его рождалось доселе неведомое щемящее чувство.

…По щеке старого человека скатилась слеза…

 

***

 

Я очень люблю Интернет. Я не могу жить без него ни часу. Интернет – это величайшее завоевание человека, а может быть, даже наоборот – это мы суть порождение Сети. Каждый день, каждое утро я с благоговением включаю компьютер и получаю очередную дозу наслаждения, общаясь с миллионами друзей, переписываясь с ними в чатах и на форумах, играя в бесконечные игры и обсуждая новости в режиме онлайн. Интернет – это звучит как музыка. Интернет – это лучше, чем рай.

Извините, я не могу с вами долго разговаривать – мне пришло новое сообщение, и я тороплюсь его посмотреть. Что бы мы делали без электронной переписки? О Боже, как я люблю Интернет!..

 

Бишкек, ноябрь 2013 г.

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи

Узнавай о всех новинках по e-mail

Твой e-mail: *
Твоё имя: *

Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир