Такие правила

13-12-2010,

— Ну вот, дорогие мои, господа студенты, вы уже изучили теорию, но что значит теория без практики. Сейчас мы пойдем на экскурсию, и вы сможете сами все увидеть, как все это происходит, потрогать, а самые отважные смогут все это почувствовать на собственной шкуре, побывать в других формах жизни…..

Мы подошли к огромной матовой полусфере. Можно было, конечно, просто проникнуть сквозь тонкую белую оболочку, как мы это всегда делали проникая в аудиторию, но мы уже знали, что здесь этого делать нельзя – здесь все должно быть стерильно. Поэтому мы отправились в обход сферы – с другой стороны находились шлюзы для санитарной обработки тел всех входящих и проверки душ на предмет надежности, — попросту говоря на детекторе лжи.

Стрелка прибора спокойно плавала туда-сюда, показывая мою пригодность. Пригодны оказались почти все из двенадцати учеников – только один имел ложь, которую легко обнаружили. Лгуна отправили вычищать ложь в соседнее помещение, из которой он вернулся минут через десять уже абсолютно пригодным к посещению Сферы форм жизни.

Для сан. обработки пришлось оставить тела на некоторое время, что было забавно, и через пол-часа мы все веселые и готовые узнать много нового проникли сквозь оболочку зала.

Под сферой было светло и влажно. Профессор водил нас между огромными шевелящимися деревьями, разных цветов и оттенков, мелкими травками, показывал вольеры различных животных. Кое-где на поверхности находились маленькие прозрачные полусферы в которых поддерживались особые специальные условия жизни точно такие же, как на планете, откуда была взята живность.

— Здесь собраны формы жизни со всей вселенной. Все растения и животные. Все это вы видели в учебниках. Это уже существует или существовало на самом деле на разных планетах…

— О, а это рhуdelus apteluc с планеты Маро пятой галактики! – воскликнул мой приятель, ну надо же, какой шустрый!

— Не, это с тринадцатой галактики, — ответила я.

— Вам обоим переизучить шестнадцатую главу, и сдать мне зачет, — произнес профессор.

Было немого неприятно, но все вокруг было настолько интересным, что мы тут же забыли об инциденте..

— А сейчас мы пройдем к самому главному – к месту сотворения новых форм. Все вы учитесь, чтобы потом посвятить себя этому замечательному делу.

Мы прошли по аллее с цветущими душистыми липами – tilia mandsurica — представителя будущей флоры четвертой планеты /второй солнечной системы /тринадцатой галактики. Я заглянула в справочник уточняя номер галактики и только потом осмелилась произнести, но профессор был доволен, и кажется ему нравилось, что я лезу в справочник, останавливаясь почти возле каждого куста или зверюшки.

Я присела возле группы грибов белого цвета с кольцами на ножках.

— А этого в справочнике еще нет, сказал профессор, это coprinus atramentarius, недавно появился, — навозник белый.

— С этой же планеты?

— Да с этой, там где душистые липы. Между прочим съедобный гриб, запомни, может пригодиться.

— Ну вот, мы уже и пришли – сказал он.

Мы остановились у инкубатора с яйцами. Яйца стояли в ящиках плотно, один к одному. Оболочки были полупрозрачными, и было видно, что делается внутри.

А внутри некоторых яиц была густая переливающаяся, энергия, которая извивалась и клубилась, периодически перетекала из одного яйца в другое. Яйца, оставшиеся без энергии, тухли и через некоторое время лопались. Некоторые, но таких было мало – светились сами, яйца рядом с ними наполнялись энергией от них.

— Что это? – спросила я.

— Это будущие люди четвертой планеты второй солнечной…

— Той самой, с которой эти липы?

— Той самой.

— Им повезло, — сказал двенадцатый ученик.

— Возможно, но не всем ,- ответил профессор.

— Это почему? – спросила я.

— Туда отправляют не только любопытных, но еще и преступников со всей галактики, а так же еще поэтов и художников.

— Ничего себе, повезло! Веселая компания, ни теми ни другими управлять невозможно. Я бы не хотел оказаться рядом с ни с преступником, ни с поэтом, — брезгливо сказал двенадцатый.

— А мне было бы интересно.

— Итак, господа студенты, вы увидели начало новой жизни. Но это еще не все. Чтобы хорошо узнать любую форму жизни нужно быть ею.

Это мы уже умели. Это мы уже проходили. Мы уже могли Быть друг другом, могли Быть любым зданием на нашей планете, Быть планетой, Быть спутником планеты и т.п.

— Еще не хватало быть всякой букашкой, — произнес двенадцатый

— Да, пожалуйста, не будь, тебя никто не принуждает, просто ничего не узнаешь, — ответил ему мой приятель.

— А я буду, сказала я, мне интересно, как это оно.

И тут же я почувствовала, что я яйцо.

— Ты выживешь, если начнешь светиться, — сказал мне на прощание профессор, — там такие правила игры.

Это была настоящая война за энергию. Некоторые яйца просто отбирали энергию у соседей, они наполнялись, наполнялись, и переполненные погибали. Их было не жаль, они мне были неприятны. Я подумала, что ,наверное, это и есть преступники.

Другие быстро отдавали все другим. Эти мне нравились. Но они, оказавшись без белой перетекающей жидкости быстро хирели, плакали, ругались и погибали. Они были пустыми, и я им сочувствовала.

Третьи брали энергию у соседей, отдавая немного своей, взамен взятой. Эти жили дольше. Но почти каждый из них пытался обмануть и получить больше, чем отдавал. В конце концов они или оказывались пустыми и лопались, или переполнялись и тоже лопались от застоя энергии.

Яйцо рядом со мной быстро выхватило энергию у соседа, ничего не отдав. Он заплакал, он погибал. Было невыносимо больно смотреть на все это, хотелось помочь ему, и я решила дать ему немного своей энергии. Жлоб, обидевший соседа, перехватил эту энергию и вытянул у меня все.

Я обнаружила, что я пустая, что у меня ничего нет, совершенно ничего. Можно было попытаться отобрать энергию у кого-нибудь, как это делали некоторые, но я не могла это сделать. Тех, которые отбирали, становилось все больше. Сосед, у которого украли энергию, предложил мне ограбить кого-нибудь, ведь так делают все. Я ему отказала – мне было противно.

— Ты пустая, ты пустая – шипели на меня соседи, — ты нам не нужна! Ты умрешь, умрешь!

« Я пустая, у меня ничего нет, совершенно ничего,» — мне было очень плохо, я погибала и никому не было никакого дела до меня.

В одном месте появилось светящееся яйцо, и все бросились черпать его энергию. «Что за мерзкие правила, — подумала я , — чтобы жить, нужно брать у других, стыдно брать, ничего не отдавая взамен. Я так не хочу, это нечестно.»

« Это Земля, здесь таковы правила — ответил моим мыслям профессор, — возьми у светящегося и начни светиться!»

« Нет! Нет! Нельзя брать»

Мои силы подходили к концу, оболочка истончилась до предела. Раздался душераздирающий звук – хлопок, — и все. Это смерть

………………………………………………………….

Перестройка. Меня сократили на работе. Я получила расчет, пособие по сокращению штатов и на следующий день…украли все деньги. Я не стану описывать подробно, как это произошло, потому что это было только начало. Через неделю мой муж бросил меня с двумя детьми – ушел, оставив без копейки денег и с громадным долгом за квартиру. Устроиться на работу в нашем городке не представлялось возможным по причине безработицы. Три крупнейших завода не работали, а пособие по безработице задерживалось на пол-года, так что регистрироваться безработной не имело никакого смысла.

Потом пришла повестка в суд, грозящий выселением , потом рьяные работники ЖЭУ отключили газ, грозили отключить свет. Мы доедали последние остатки ячневой крупы.

Я не знала, что делать. Я уже думала, покончить с собой, тогда детей возьмет на себя государство. Я обдумывала как это сделать и шла, просто шла домой через парк, по мокрой липовой аллее опустив голову, и видя только не больше метра земли под ногами. Шел нудный мелкий дождь, я промокла – плащ не спасал. Я всегда любила дождь, но этот шел уже вторую неделю. Противно пахло плесенью.

Неожиданно мой взгляд выхватил группу крепких грибов белого цвета. Я осмотрелась получше — их было очень много Они стояли как свечки среди травы. Я присела на корточки, чтобы разглядеть их. Какая-то женщина увидела мой интерес к грибам и сказала – да это же поганки, но что-то подсказывало мне, что они съедобны…

Я сорвала несколько грибов, решив на всякий случай проверить их съедобность на себе.

Грибы были вкусны. Дети просили есть, но я им пока не давала – я ждала их воздействие на мой организм.

Со мной ничего не произошла –ничего не заболело, меня не тошнило, галлюцинаций не было, голова не заболела. Грибы оказались съедобны и вкусны. Позже я узнала их название – по-русски навозники, а по латыни coprinus atramentarius. Росли они повсеместно и в большом количестве. Каждое утро дети с радостью их собирали, — голод нам уже не грозил.

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир