Сказка в подарок

24-05-2009,

Поскольку в праздники вроде бы принято делать подарки и поскольку неизвестно — что там будет с нами в дальнейшем, мне бы не хотелось ждать до следующего такого же праздника. И написал я по этому поводу СКАЗКУ…

Вроде, как родитель — собираю ребенка в дальнюю дорожку и по-дружески так говорю: «С крыш не прыгай», «Желтый снег не ешь»

Отнесись к ней с юмором. Это всего лишь один из тех подарков, который один умный человек может сделать другому. Ну, а хорошие тексты ты всегда хорошо понимала. А там — будь что будет…

Пролог

«Доченька!

Ты стала уже совсем большой девочкой… Вон — посмотри — какие косички, глазки, носик! Кто бы мог подумать, что ты вырастешь такая-претакая за такое короткое время! В чем-то ты похожа на меня, а в чем-то — совсем другая… Знаешь, когда я был совсем-совсем молодым, я однажды наступил на грабли и подумал: «Как интересно! Какая занятная штука — жизнь! Надо будет когда-нибудь об этом рассказать своим детям». С той поры я наступил на много-много граблей и не все из них были такими простыми. Постепенно я понял — в моих шишечках надо винить не грабли и не тех, кто их оставил (возможно, он просто убирал ими сухие листья), а себя самого. И как только я это понял, то сразу перестал дуться на весь белый свет, потому, что люди, дочь, — не ангелы — у них нет крылышков и нимбочков. А ты, так и вообще иногда ведешь себя, как маленький чертенок. И сама раскидываешь грабельки где попало. Я и сам могу показать тебе, дочура, пару особенно крупных шишек и синячков, которыми я очень горжусь и которые ты мне понаставила, когда была еще совсем маленькой. Я их всем показываю. Особенно взрослым детишкам, которые тычут в них пальчиками и делают правильные выводы из того, как им лучше всего поступать в этой жизни.

А для тех, кто своими ручонками до моих синяков не дотягивается, я написал эту небольшую сказку, потому что я — дядька не злой и мне хотелось бы, чтобы и ты (когда наконец-то совсем вырастешь, уедешь далеко-далеко и насовсем-насовсем) и твои добрые друзья иногда бы перечитывали и применяли. Ты же знаешь — дети — народ своевольный и любят делать все по-своему. Это иногда приносит им неприятности. Но от этого никто и никогда не перестает их любить…

Итак…

«Папа, расскажи мне сказку…»
«Хорошо, дочка. Только это будет необычная сказка… А почему — ты сама поймешь… Ты ведь так быстро все понимаешь, правда?»
«Правда. А что это за сказка? Про колобка?»
«Нет, дочь, не про колобка… Давай назовем ее… ну хотя бы…
Сказка о Лапушке и Мальчонке

«Жила-была махонькая девчурка. И звали ее Лапушка. Никто не знает — в какой стране она жила и сколько ей было годиков. Но она была милая и смышленая. Она помогала папе и маме.

Но напал однажды на Лапушку злой Волшебник Балдей Безмозглый Утащил в свое царство-государство и заколдовал там — поставил на руку выше локтя невидимое Клеймо Оборотня, чтобы спало оно там тайно — до поры, до времени…

(«Ты не спишь еще, дочурка?»
«Нет, пап, не сплю, рассказывай!»)

Когда она выросла, стали к ней свататься королевичи из разных земель-государств. Но все не то было. То косноязыкий какой-то попадется, то приедет на драной лошаденке — копье в замызганном пакетике с собой притащит… Уж и так билась Лапушка и так — все не то…

И однажды попался ей более-менее приличный мальчонка-королевич, который хоть и не тянул на «все сто», но все ж таки приглянулся Лапушке и решила она посмотреть, подумать, а там видно будет…

И стали они дружить… Год дружат, два дружат… Интересно им вместе — мальчонке и ей. То в лес за грибами вместе пойдут, то бал вместе устроят — нравилось им быть вместе все больше и больше…

И невдомек им было, что обоих их Злой Балдей в детстве заколдовал…

Сидит Балдей в своем Злом-презлом Царстве-государстве, печалится… «Что-то давно я несчастных лиц на земле не видел… Дай-ка взгляну в свою Злейшую-Презлейшую колдовскую книгу… Кто там у меня в клиентах ходит?»

И посмотрел Балдей в свою книгу и увидел там, дочура, Лапушку и мальчонку ее и потер злорадственно ручки: «Ага!» — закричал он — «вот вас то мне и не хватало для полного счастья…»

И нажал он на волшебную кнопку на своем кривом пыльном компьютере и запустил программу оборотневскую.

Пролетела программа полсвета — глазом не успеешь моргнуть — и напала на Лапушку и мальчонку.

Оба они были очень умненькими. Но все ж и они не все знали о коварных колдунах… Поэтому, когда Лапушка (да и он сам) стала вести себя как-то странно — мальчонка расстроился… Не хотелось ему Лапушку терять… Уж больно подходили они друг другу по разным своим способностям, интересам и личным характеристикам…

(«Па, а что такое «личные характеристики?»
«Это то, дочка, что внутри нас глубоко сидит — всякие разные кнопочки и шестереночки, которые определяют — как мы себя в жизни ведем — как умные мальчики и девочки или как вреднющие-превреднющие»
«А что — обязательно быть вреднющим-превреднющим, если есть шестеренки и кнопочки?»
«Нет, доча, но ты слушай дальше»)

И стали Лапушка и мальчонка жить не так хорошо, как раньше. То разлучаться стали чаще, то переругиваться. Правда, по мелочам. Но молодцы были — сразу все выясняли и налаживали, потому что знали Главный-Преглавный Секрет… А какой — ты сама узнаешь, когда вырастешь…

Но сильна была программа Балдеева. И коварна… И однажды утром проснулась Лапушка, а мальчонка у постели с ножом стоит и смотрит испуганно и расстроено…

«Ах ты негодяй!» — закричала Лапушка — «убить меня хочешь? Прочь с глаз моих навсегда! Видеть тебя не хочу!». И треснула мальчонку по лбу книжкой, которую он ей и подарил когда-то, когда они еще дружили…

(«Пап, а они еще встретятся?»
«Не расстраивайся, доча, слушай дальше…»)

И уехал мальчонка в свое королевство, понурив голову. Потому что привык он к Лапушке и полюбил ее… И писал он ей первое время длинные-предлинные письма. Но она ему только длинный-предлинный язык в ответ показывала да молчала презрительно.

«Пап, а, может, ей самой нравилось, что они расстались?» «Не думаю, чтоб это ей очень уж нравилось, дочка… Она ж хорошая была. Просто горячая… Но пока она и слышать ничего не хотела ни о каком мальчонке. Да и не понимала, видимо, что происходит»
«А почему ей никто не объяснил?»
«А кто объяснит-то, доча? Тебе вот я объясняю, потому что ты и послушать согласна. А Лапушке только мальчонка-то и мог объяснить, но она ж его на порог пускать не хотела…»
«Фу, какая противная!»
«Нет, дочура, она не противная… Она очень-очень хорошая…На тот момент она и не могла по-другому поступить… И мальчонка правильно сделал, что полюбил ее…»
«А она его любила?»
«Наверное… Но только по своему… Мне кажется, она понимала, что вместе им не так уж и плохо»
«А может, Балдей на нее Преувеличитель напустил?»
«А что это такое?»
«Ну это когда ты смотришь, например, на пылинку, а перед тобой — целая огромная — преогромная гора!»
«Может быть, дочь, не знаю… Балдеевы программы хитро скроены — так жизнь перекорежат, что и сам не рад будешь. Там не только Преувеличитель — там много чего понапихано»
«Но ведь он же на нее с ножом напал!»
«А ты слушай дальше…»

Долго ли коротко ли — прошло много времени… Мальчонка в своем королевстве делами занимался… Лапушка в своем трудилась. Иногда они вспоминали друг о друге — мальчонка часто, Лапушка реже. И каждый пытался побыстрее отогнать эти мысли, потому что в глубине души каждый понимал, что что-то плохое случилось… Что-то не так они сделали, потеряли что-то очень хорошее… Но никто не понимал — что именно… Ведь долгое время так все было замечательно… Мальчонка не хотел никаких других лапушек, но не мог вернуться и к той, которую по-прежнему считал Единственной. А Лапушка… Ну это мы оставим для другой сказки…

Однако постепенно и Лапушка перестала вспоминать о мальчонке с негодованием и обидой. Потому что прошло время, и все чаще и больше стало вспоминаться хорошее — как вместе за грибами ходили, как балы давали… И однажды она призадумалась над тем — что же все-таки произошло? Почему так печально все получилось?

И отправилась она за советом к глубокой старушке, которая жила в ее королевстве глубоко-глубоко — в одной из самых глубоких пещер.

Долго искала она старушку, много путей прошла но, наконец, нашла…

Только взглянула на нее старушка — и сразу все поняла…

«Бабушка, скажи мне — что случилось?»

«Нет, внучка… Сейчас я тебе ничего не скажу… Ты к этому еще не готова… Вот тебе волшебный перстень — надень его перед сном — во сне ответ и узнаешь»

И пришла Лапушка домой и перед сном надела перстень… И снится ей странный-странный сон, будто летит она назад во времени, пролетая сквозь дни, как сквозь легкое прозрачное цветное кружево… Все дальше и дальше — к тому самому моменту, когда случилось что-то Очень Важное в ее жизни… Интересно ей это — и завораживающие огоньки по бокам и над головой и теплый необычный ветерок… И странный запах, которого она никогда раньше не чувствовала… И летела она так долго-долго пока не прилетела в одно чудесное место — загадочное и необычное… Опустилась она тихо на землю, огляделась и тихо спросила: «Эй, тут есть кто-нибудь?»

«Здесь есть только я» — прозвучал в ответ мягкий и глубокий голос

«Кто ты?»

«Я — Зеркало Развенчивания Иллюзий»

«А ты можешь объяснить мне — что произошло в моей жизни? Той, за пределами сна?»

«А ты и сейчас не спишь» — ответило странной формы зеркало по поверхности которого пробегали зеленовато-синие волны, так что казалось, будто зеркало дышит — Ты спала до того, как пришла ко мне — почти всю жизнь. Но сейчас ты несколько минут можешь побыть совершенно в другом состоянии. Это не будет полное пробуждение. Но не будет и тем сном, который всегда был в твоей жизни…»

«А что же это будет?»

«Я пока не знаю. Это предстоит узнать тебе. А пока — просто смотри и читай мои Правила, если хочешь, чтобы я тебе помогло»

Тут по поверхности Зеркала внезапно побежали золотистые строки, и Лапушка скорее ощутила, чем увидела, как от зеркала словно исходит неведомое магнитное поле, слегка вибрирующее и теплое:

— «Если ты пришла за оправданиями, то можешь вернуться обратно»

— «Если ты пришла за советом, то можешь вернуться обратно»

— «Если ты пришла, чтобы обвинить, то можешь вернуться обратно»

— «Если ты пришла за собой, то оставайся и читай дальше»

— «Если ты пришла, чтобы избавиться от лжи, то оставайся и читай дальше»

— «Что бы ты ни читала дальше — ты уже в глубине души это знаешь. И все, чего тебе не хватает — это мужества признаться в своем знании»

— «Если ты не хочешь изменить что-то к лучшему — ты ничего к лучшему не изменишь» Тут Зеркало словно призадумалось на несколько мгновений, а потом снова засверкало чистым изумрудно-золотистым цветом, впечатывая каждое слово в сновидение Лапушки:

— «Если можешь не терять — не теряй»

— «Хуже поспешных решений могут быть только их последствия»

— «Прежде, чем обвинить, постарайся найти объяснение»

— «Если хочешь ударить, то сначала хотя бы выслушай»

— «Ты можешь не делать того, что не хочешь. Но сначала подумай точно — действительно ли ты не хочешь этого?»

— «Если ты путаешь Прошлое с Настоящим, то не делай от этого зависимым Будущее»

— «Гордыня никак не связана с честностью»

— «Если ты просто хочешь уйти, то не придумывай поводов для этого»

— «Если ты не хочешь прояснить ситуацию, значит ты понимаешь, что не прав. Или кто-то показывает в твоих глазах не правым Другого»

— «Не усложняй все еще больше, постоянно говоря о том, что тебе хочется Простоты»

— «Свалка всегда меньше, чем Вселенная»

— «Если ты ссылаешься на одни Правила, то учитывай и другие правила тоже»

— «Ты всегда успеешь уйти отсюда, но всегда ли такое решение будет необходимым?»

— «Прав тот, кто делает все, чтобы сохранить, а не разрушить»

— «Если плохие чувства пробудились не сразу после события, а через некоторое время — ищи подстрекателя в своем окружении»

— «Разберись не с людьми — разберись со своими истинными желаниями»

— «Не стреляй по певчим птицам, даже если они мешают тебе спать — пользы от них намного больше, чем вреда»

— «Каждый талант имеет свои острые грани. И это — плата за талант. Бриллиант был бы просто невзрачным камнем, если бы у него не было граней, придающих ему блеск и ценность»

— «Если ты даже истребишь все ураганы, то все равно для тебя останутся еще наводнения»

— «Если ты никогда не поступала так, в чем обвиняешь других, то можешь разбить меня»

«А что это?» — спросила Лапушка

«Это то, что я хотело тебе сказать»

«И я должна этому следовать? А если я не захочу?»

«Если ты ищешь совета — чему следовать, а чему нет, то спроси вначале у самой себя» — спокойно ответило Зеркало — но лучше призадуматься о чем-то, чем бездумно повторять одну жизненную ошибку за другой… Ты можешь выбрать любой путь… Тут никто тебе не судья и не советчик. Любой совет ты можешь опровергнуть. Даже если он правильный. Просто поступай, как тебе подсказывает твое сердце. Твое РАЗУМНОЕ сердце. Я не учу. Я показываю…»

«А ты можешь показать мне…- тут Лапушка запнулась — показать мне ЕГО. Какой он сейчас? После расставания»

«А вы и не расставались» — спокойно ответило Зеркало — потому что никто из вас не поступил ни абсолютно честно, ни абсолютно правильно. И уж точно — никто не поступил так, как имело смысл поступить. К тому же никогда нельзя расстаться с тем, хорошим, что у тебя сейчас в памяти только из-за Клейма Оборотня»

«Какого клейма?» — изумленно спросила Лапушка

«Подойди ко мне и посмотри на свою руку в ее отражении

Подошла Лапушка и оглядела себя в Зеркале. На правой руке, словно перевитая мохнатой ядовито-черной нитью сверкала недобрым мрачным цветом зловещая монограмма.

«Что это?» — испуганно воскликнула Лапушка

«Это — Клеймо Оборотня, которое наложил на тебя один очень Злой и очень Могущественный колдун»

«А зачем оно?»

«Чтобы контролировать тебя»

«Как?»

«Каждый раз, когда ты действительно получаешь в своей жизни что-то ценное, клеймо сразу же пытается сделать так, чтобы ты захотела потерять это»

«Но зачем?»

«Тогда ты скатываешься в оправдания и становишься зависимой от Клейма. Если ты по своей воле лишаешься чего-то ценного, то в следующий раз тебе все труднее получить что-то настолько же ценное снова»

«Но как же я могу захотеть потерять что-то ценное, если оно мне нужно?»

«Посмотри на себя повнимательнее… Видишь твое отражение — двойное. Одно — это ты сама — такая, какой ты была до того, как клеймо отняло твою самостоятельность. Оно светлое и прощающее. А другое (ты о нем ничего не знаешь) — это твой внутренний противник, который мешает тебе быть такой, какой тебе хочется»

«Зачем же я воюю сама с собой?»

«Потому что ты сама этого захотела» — мягко ответило Зеркало и замолчало

«И ОН тоже воюет сам с собой?»

«Конечно. Ведь у него тоже есть клеймо»

«Но зачем же он начал воевать со мной? Ведь он набросился на меня с ножом… А потом эти дурацкие письма…»

«Он не воевал с тобой. И никогда не хотел… Он просто хотел, чтобы вам вместе было проще жить в вашем мире кошмарных сновидений и блестящих иллюзий. Да ведь и ты этого хотела. И письма вовсе не были дурацкими. Это просто письма очень расстроенного и очень любящего человека. Трудно до конца соблюдать разумность, если ты искренне относишься к другому. Особенно, когда теряешь его… Вспомни — разве все из сказанного тобой в ЕГО адрес накануне расставания было справедливым и разумным? Да если бы даже это было и так — что мешало тебе высказать это сразу, а не вскипать по чьему-то злому умыслу в течение нескольких дней? Не мне говорить об этом, но чего же ты хочешь от человека, для которого ты значила столь многое? Да и ножом он пытался свое Клеймо вырезать, чтобы оно вам жить не мешало… Но не успел — твое Клеймо включилось раньше»

«Но почему же он не сказал об этом?»

«А ты дала ему такую возможность? А если бы дала, то неужели поверила бы его рассказу?»

«Но кто ты, чтобы судить меня?»

«Никто тебя не судит. Ты сама все поняла еще раньше, чем пришла сюда. Иначе тебя просто бы здесь не было. Сюда не может попасть тот, кто не хочет ничего исправить. Я — это просто ты. Но без обмана и иллюзий. Я — то хорошее, что еще имеет смысл сохранить. Но ты, конечно, можешь разбить меня, если хочешь. Так уже поступали многие. Но я вновь оживало перед каждым новым человеком, который решился поговорить со мной. И ты правильно сделала, что тоже решила сделать это. Прежде, чем ты изменишь свое отношение к некоторым вещам в своей жизни, я хочу, чтобы ты задала мне все те вопросы, на которые тебе хочется получить ответы. И попросила о том, о чем до сих пор тебе что-то мешало попросить»

Долго молчала Лапушка, обдумывая сказанное… Зеркало не торопило. Оно просто ждало, зная, что сейчас происходит в душе этой девушки — одной из многих, с которыми оно уже успело поговорить за долгие века…

«Покажи мне ЕГО» — попросила Лапушка

Зеркало чуть слышно вздохнуло и просветлело… Разноцветные волны снова побежали по его поверхности и она приобрела нежно-серебристый оттенок…

«Ты действительно хочешь этого?» — спросило Зеркало

«Теперь — да»

…Мальчонка сидел на ступеньках своего домика и, прищурившись, пересчитывал звезды… «Яркие и светлые» — думал он. «И такие далекие…» Он сумел многого достичь за то время, которое прошло с момента расставания. Что-то удалось лучше, что-то хуже… Собственно и не мальчонкой он уже был, а взрослым сильным мужчиной с грустноватыми глазами и морщинками на лбу… Но в одном он так и не смог ничего добиться, оставшись все тем же мальчонкой — он не смог забыть ту, с которой давным-давно расстался… Да и не хотел этого…

«Он видит меня?» — спросила взволнованно Лапушка

«Он просто знает, что ты ему нужна»

«А вдруг я не уверена, что он нужен мне?»

Зеркало снова вздохнуло и ответило:

«В таком случае тебе просто лучше самой окончательно сказать ему об этом. Он поймет… Потому что он до сих пор, как видишь, ждет тебя. Если твое Клеймо тебя не до конца взяло под контроль. Только, знаешь, чувства не умирают мгновенно… Я знаю, что в твоей жизни было многое, куда более плохое, чем ваши отношения, но даже тогда ты никогда не поступала так опрометчиво и жестоко, как в этот раз. Впрочем, в любом случае, ты можешь поступить так, как считаешь нужным. Никто не вправе решать за тебя — выберешь ли ты «Я» или «МЫ». Но в любом случае никого не стоит наказывать сверх меры его настоящей вины. А она часто бывает очень завышена. И перемешана с нашей собственной…»

«Я ни в чем ни виновата — а если в чем-то и виновата, то все до конца признала…»

«После чего неожиданно для вас обоих, выгнала его прочь…» — задумчиво окончило Зеркало. — Я — это ты, и просто сейчас ты об этом подумала…

«Получается, что я во всем виновата?»

«НИКТО из вас не виноват. Но вы оба НЕПРАВЫ»

«А в чем по-твоему неправ он?»

«В том, что в тот момент ему не следовало появляться в твоем дворце — уставшему после долгой скачки на коне, после напряженных переговоров в соседнем королевстве. Это — его ошибка и он должен был знать, что иногда бывает в таких случаях. Виноват в том, что не сделал того, что мог и сделал то, чего делать не следовало. Но прежде всего он виноват в том, что уехал, не прояснив истинную причину размолвки, чуть не позволив чему-то злому вечно торжествовать…

«А ты знаешь эту Причину?»

«Знаю» — спокойно сказало Зеркало — И ты тоже… Положи свою руку на мое стекло

Вздрогнула Лапушка, потому что именно в эту секунду внутри зеркала что-то засветилось — вспыхнул странный чудесный огонь, раздался необычный и мелодичный звук, не похожий ни на один из слышанных ею раньше… И тут внезапно осветилось что-то и внутри у нее, и увидела она в верхней части Зеркала ответ на свой вопрос, за которым пришла сюда.

И тут же вслед за этим вскрикнула она от радости — исчезло зловещее Клеймо с ее руки, как будто его и не было! Лишь приятная теплота в пальцах и в локте напоминала о том, что сейчас произошло…

«Ты все поняла правильно» — вновь заговорило Зеркало

«Что ты сделало, Зеркало?» — воскликнула Лапушка

«Я не сделало ничего. Все сделала ты сама. Та твоя часть, которая никогда не хотела, чтобы кому-то и тебе было плохо и больно из-за простого непонимания. Я не знаю, что ты решишь сделать дальше, но я надеюсь, тебе понравятся перемены, которые произошли в тебе… Смотри — как ты изменилась — даже внешне…»

Лапушка присмотрелась к отражению и увидела, что темного двойника, который, словно тяжелый ореол, обрамлял ее светлую половину, больше нет. Он исчез! И это тоже показалось ей чудом… Она словно начала видеть внутри себя те чувства, которые до сих пор оставались невидимыми. Ей даже захотелось плакать, но она стеснялась делать это при Зеркале.

«Поплачь, если хочешь, — ласково сказало зеркало. — Чем сильнее человек, тем меньше он боится своих слез… Я ведь тоже иногда плачу…»

И тут Лапушка вспомнила о мальчонке, чье отражение в зеркале тоже как-то необычно изменилось — а, может это просто ее глаза стали видеть мир по-другому?

«Кто знает…» — подумало умное Зеркало

И протянула она к мальчонке руку, но рука коснулась только прохладной поверхности…

«Не время, — спокойно сказало Зеркало — и не место… Возьми с собой все, что решила взять из нашей встречи, оставь все, что решила оставить и после этого можешь спокойно возвращаться в свой мир…»

«А что мне делать, когда я проснусь?»

«Не спрашивай ответа у меня — если ты сама можешь его дать. Делай свой окончательный выбор. И можешь при этом вспомнить те правила, что я тебе показало. Но это не обязательно. Ведь это — твоя жизнь. И это — твои правила, которые всегда были внутри тебя»

………………………………

«Папа, а они помирились?»

«А как ты думаешь?»

«Я думаю — да!»

«Ну, если такая умная взрослая девочка думает, что да, значит — помирились…»

«И наверное они стали еще лучше относиться друг к другу, раз уж им пришлось столько пережить, правда?»

«Наверное, дочь. Я до конца эту сказку не прочитал»

«Пап, а в жизни так бывает?»

«Как тебе сказать… В жизни, доча, не все финалы так же благополучны, как тот, что ты сейчас придумала… Потому что в жизни люди свою сказку часто сами не хотят к хорошему концу привести… Мало, кто по-настоящему хочет найти свое Зеркало, дочка. Люди чаще все-таки разбивают зеркала, как в том последнем правиле, что дало Лапушке Зеркало, и теряют всякую надежду на возвращение друг к другу из недоброго мира расставаний… Мальчонки и Лапушки все чаще и чаще уходят друг от друга к кому-то еще. Даже если вместе им было очень-очень хорошо… Ну да ты спи… У тебя-то всегда все будет так как ты захочешь… Ты ведь не станешь бить зеркала, правда?»

«Не буду… Папа, а мама когда-нибудь вернется?»

«Конечно, вернется, доча… Спи»

«А почему ты такой грустный?»

«Да просто немного устал, рассказывая такую длинную сказку…»

«А вдруг и меня Балдей заколдует? Я боюсь!»

» Балдеи бывают только в сказках. Засыпай…»

И ушел отец из комнаты, дождавшись пока дочь уснет и поцеловав ее в щечку…

…Долго сидел он на кухне и курил…

И глаза его были совсем темными от боли…
И жгло руку его проклятое Клеймо

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 1

  1. Светлана пишет:

    Чудная сказка.
    Спасибо за мудрость

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир