САМОЛЁТ-ПРИЗРАК

25-11-2014,

Я расскажу вам историю, полную драматизма и мистики, и надеюсь, что она найдёт место в ваших сердцах. Ибо когда я думаю о ней, мне становится больно, и душа моя рыдает, и голос дрожит.

О, горе человечеству!..

 

…В один прекрасный день люди настолько устали от войн и насилия, что отрядили лучших своих представителей на съезд – всемирный съезд сторонников мира.

Это было достойное мероприятие. Двести ярких активистов – по одному от каждой страны – собрались вместе, чтобы озвучить свои мысли и чаяния. Поделиться планами и надеждами. Пожелать народам и правительствам самого лучшего, что есть на Земле.

Для придания веса своим словам и, так сказать, для внушительности съезд решено было провести в воздухе, прямо на лету, в самолёте. На борту большущего пассажирского аэробуса. Этим самым как бы давалось понять, что требования народов не привязаны к какой-либо отдельно взятой стране, что мир – над всем, он не признаёт границ и территориальной принадлежности. А потому – устремиться надо в небо, кое есть символ единого общего, чистого и прекрасного для всех людей на свете.

И самолёт соответственно выбран был белоснежный…

Сказано – сделано. Аэробус взлетел. Финансировали полёт все правительства мира, каждое внесло свою долю. По замыслу, самолёт должен был находиться в воздухе на протяжении всего, довольно обширного и масштабного мероприятия, перелетая от континента к континенту и дозаправляясь на ходу.

Но, воодушевившись и расчувствовавшись, делегаты внесли новое, ещё более изощрённое предложение. Сказано было так: не садиться на землю вообще – до тех пор, пока в мире будут происходить войны, пока люди не откажутся от насилия как такового, как средства для решения всех проблем, оставаться и оставаться в небесах, пока хоть кто-то будет продолжать гибнуть от козней политиков и от бедствий, спровоцированных нечистоплотными силовиками.

Расчёт был, в общем-то, верен. Правительства разных стран были каким-то непостижимым образом припёрты к стенке: ведь теперь они не могли, на глазах у всего мира, отказать в дальнейшем финансировании полёта и допустить крушение борта номер один; но где же взять деньги на постоянное поддержание самолёта в воздухе? – конечно! за счёт сокращения военных расходов и уменьшения армий, каковые в будущем должны совсем сойти на нет.

Гениальная идея! Гениальное решение!

И человечество млело от восторга, день и ночь поддерживая по всем каналам связь с бортом номер один

Не было отныне более популярного шоу на телевидении и радио, чем прямая трансляция с заветного самолёта. Стальная белокрылая птица олицетворяла отныне надежды людей. Самые известные журналисты решались на прыжок в воздухе – переход из одного самолёта в другой, чтобы только взять интервью у делегатов. Газеты выходили с шапками на всю первую полосу: «Аэробус мира над Гренландией!», «Стрела летит над Амазонкой!», «Счастье народов на высоте 10000 метров над землёй!» А YouTube полнился роликами, связанными с суперполётом, и считалось редкостной удачей заснять себя на фоне летящей белой точки, оставляющей в небе столь характерный «миротворческий», как стало принято называть, след.

Но всё рано или поздно кончается… Как-то так получилось, что через некоторое время ушли заветные заголовки с первых полос. Популярные телеканалы переключились на другие реалити-шоу – в частности, с поля боя на очередной войне. Замер YouTube, точнее, число просмотров главной миролюбивой темы неуклонно снижалось и снижалось, с каждым сезоном и с каждым новым оборотом вокруг Солнца Земли. Не находилось уже смельчаков-репортёров, готовых рискнуть ради одного удачного снимка, ради очередного воздушного интервью. И вообще, жизнь землян потихоньку вошла в обычную колею, с её войнами и насилием, бедствиями и страданиями, несчастными случаями и болезнями, голодом и упрямым желанием оставаться самими собой.

Не хотели меняться люди, ох, как не хотели.

И никакой самолёт не мог ничего на этой планете изменить…

Первыми отказались от финансирования бесконечной дозаправки в воздухе малые и бедные государства, которые и без того не способны были свести концы с концами. Далее, за ними, принялись тянуть с перечислениями средств страны побогаче, которых, впрочем, больше беспокоил собственный государственный бюджет. Соответственно заправлять в воздухе борт номер один стали реже. Но простые люди о том, собственно, и не узнали, так как больше не включали передающие правду каналы новостей.

Никто не знает – никто не знает! – как вообще тот самолёт держался в воздухе. Вполне возможно, что ему, чисто из соображений престижа, помогала группа наиболее обеспеченных государств, часто жертвуя авиационное топливо за счёт ресурсов военно-воздушных сил. Да, альтруизмом занимались – но и то, пока политика фокусировалась на вопросах балансирования мира и войны.

Когда на повестке дня стали другие темы, последние поступления горючего на борт прекратились. Произошло это как-то незаметно, и внимание землян было привлечено в тот момент совсем к иному – вооружённым конфликтам меридианов и параллелей, городов и деревень, а также стран снега со странами песка. Не до того было. И некому было – совсем некому! – отследить маршрут аэробуса, некогда украшавшего собой всемирные небеса.

И даже авиадиспетчеры о нём со временем забыли…

Но самолёт отнюдь не упал на землю.

Самолёт – по слухам – продолжал летать.

Ибо не было зафиксировано нигде в мире ни его падение, ни его приземление.

И лишь редкие лётчики, в редкие-редкие дни готовы были поклясться, что да – видели таки эту загадочную белоснежную птицу над облаками, несущуюся ввысь, и она не отвечала на позывные и на запросы с земли, и никак не реагировала на предложения помощи.

И почему-то совсем не отражалась на радаре.

Так говорили они.

В редкие дни.

За чарочкой доброго вина (те пилоты, которым было позволено на отдыхе).

Но никто – слышите, никто! – этим пилотам ни разу не поверил.

 

***

 

Прошло много-много лет.

Да что там лет – десятилетий, столетий.

И в мире – в один прекрасный день – кончились войны, остановилось насилие, прекратила литься кровь.

Люди забыли, что значат страдания, бедствия, терроризм и несчастные случаи…

И, раз так, то глава тогдашних землян – он как раз занимал пост Всемирного Председателя и Единого Представителя Всех Наций и Рас – провёл историческую конференцию, на которой торжественно и во всеуслышание объявил о начале новой эры в развитии человечества.

– Земляне! – говорил он в микрофон, и его в тот момент видело и слышало двадцать миллиардов человек. – Поздравляю вас с великой эпохой, наступившей на планете! Мы покончили со стрельбой и со взрывами, со слезами людскими и надрывным плачем матерей, мы живём отныне в состоянии всеобщей свободы, благоденствия и процветания! Да здравствует мир во всём мире! Да здравствует тишина! Да здравствуют ясные и чистые небеса! – и, произнеся это, он поднял глаза к солнцу, но какая-то тень вдруг упала ему на лицо.

Председатель нахмурился.

И внезапно побледнел…

Так как на него, сверху вниз неслась со страшной скоростью ширококрылая белоснежная громада…

Этот миг – последний миг засняли тысячи, да что там – десятки, сотни тысяч видеокамер и электронных гаджетов грядущих поколений.

Миллионы, миллиарды людей увидели всё, что произошло, в прямом эфире.

Председатель закричал – пронзительно, надрывно, и крик его, как и последующий за ним гул и грохот, взметнулся над старушкою-землёю. Он облетел планету, много-много раз, и вышел потом за пределы атмосферы – ввиду своей исключительности и громкости.

Вопль покрыл всю планету Земля.

И понёсся дальше в космос, рассекая просторы Вселенной…

 

***

 

Может быть, он и сейчас несётся среди мириадов звёзд.

 

***

 

О, горе, горе, горе человечеству!..

 

© Олег Бондаренко, 2014

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир