Фнтастические рассказы — Простая история

10-01-2008,

«…и сойдутся семь лун…»
Из древнего пророчества.

Как всё это началось? Был рядовой патрульный полёт в пограничной зоне нашей Солнечной системы. Я, только что окончивший училище молодой пилот, уверенно вёл свой патрульный корабль вдоль пояса астероидов по заранее намеченному маршруту. Всё шло как обычно. Мне было приятно чувствовать себя старым опытным пилотом, готовым к любым неожиданностям, хотя это и был всего лишь мой третий самостоятельный вылет.

Пора было возвращаться на базу. Вдруг корабль неожиданно тряхнуло, и он резко начал терять скорость. Я выругался и заглушил двигатели. Видимо, в отражатель попал один из бесчисленных метеоритов, болтающихся среди астероидов. По инструкции следовало сообщить о случившемся на базу и вызвать ремонтный корабль. Я представил себе, с какой усмешкой встретят меня бывалые пилоты, и решил попробовать устранить неисправность сам, тем более, что в училище по устройству корабля у меня было «отлично». До сеанса связи оставалось ещё полчаса, и я надеялся управиться за это время. Тогда не придётся никому ничего рассказывать.

Одевшись в лёгкий скафандр и взяв необходимые инструменты, я вышел в космос и, добравшись до отражателя, начал его осматривать. К моему удивлению, отражатель не был помят метеоритом. Я обнаружил огромный кусок чего–то бесформенного, накрепко прилипшего к зеркальной поверхности. Ломая голову над тем, что это такое и откуда оно взялось, я стал отдирать его от отражателя. Через несколько минут мне стало ясно, что из этого ничего не получится. Комок на удивление крепко держался за зеркало. Тогда я отсоединил сегмент зеркала вместе с прилипшей к нему массой, после чего снял такой же сегмент с противоположной стороны отражателя для балансировки хода. Довольный собой, я уже собрался возвратиться в шлюзовую камеру, когда вдруг увидел большой корабль, медленно плывущий ко мне из–за астероида. До сих пор его от меня скрывал корпус моей «Терры». Теперь я, словно во сне, наблюдал, как он приближается ко мне, всё ещё не понимая, что происходит.

Из открывшегося люка чужого корабля вылетела гибкая блестящая лента и захлестнула меня петлёй. Я понял, что попался. Изо всех сил я пытался освободиться и отодрать от скафандра ленту, совершенно забыв о том, что неподалёку от меня болтается сумка с инструментами. Я вспомнил о ней лишь тогда, когда до сумки было уже не добраться. Вплывая в шлюзовую камеру чужого корабля, я только и успел бросить прощальный взгляд на свою «Терру». Маленький робот-автомат закреплял на ставшем беззащитным грозном пограничном корабле буксировочный трос. Люк закрылся. Камера наполнилась газом. Датчик, вмонтированный в скафандр, просигналил, о том, что состав атмосферы пригоден для дыхания. Зажёгся свет и открылся внутренний люк. Я ожидал увидеть похитивших меня обитателей корабля, но вместо этого ко мне подъехали два робота, и, ловко схватив меня под мышки, куда то поволокли, несколько секунд спустя я оказался в просторной клетке.

Осмотревшись, я увидел, что в клетке находится ещё несколько существ. Они молча смотрели на меня. Мне было не до них. Я снял шлем и подошёл вплотную к решётке. Напротив, отделённая узким проходом, была ещё одна клетка. В ней тоже находились какие-то существа, совсем не похожие на людей.

Скоро я увидел, что по проходу между клетками идёт человек. Никогда в жизни я не радовался больше, чем тогда! Правда, радость моя по мере его приближения стала уменьшаться. Он действительно был похож на человека с Земли, но он был весь серый — кожа, волосы, одежда – буквально всё в нём было серым. Лицо его ничего не выражало. Пытаясь исправить сложившееся положение, я достал из нагрудного кармана лётный жетон и протянул его через прутья решётки:

— Я пилот Объединённого флота. Вот мой жетон. Передайте его капитану. Пусть он свяжется с нашей базой.

Серый человек повернулся ко мне и взял жетон. Не изменив выражения лица и не издав ни единого звука, он пошёл дальше… Больше я никогда не видел ни его, ни своего лётного жетона. Я совершенно не мог понять, что происходит, и поэтому был неспособен действовать. Вдруг у меня появилось ощущение, что корабль начинает набирать скорость, и через некоторое время ослепительно белый свет залил всё вокруг — мы совершили мгновенный переход в другую точку пространства. Интересно узнать, в какую?

Из своей клетки я услышал, что на корабле возникло некоторое оживление. По проходу взад–вперёд прошло несколько «серых», но наученный горьким опытом со своим жетоном, я не стал ни с кем из них заговаривать. Ещё через некоторое время корабль пошёл на посадку, и, после лёгкого удара о поверхность планеты, его двигатели замерли.

Спустя примерно четверть часа послышался какой–то механический шум. Стенки корабля медленно откинулись, и я увидел свет, показавшийся мне очень ярким. Когда глаза немного привыкли, мне удалось разглядеть окружающее. Теперь наши клетки стояли на возвышенности, расположенной посреди холмистой равнины, покрытой кое-где красно-коричневой растительностью.

В целом, пейзаж был не привлекательный. К нашим клеткам подъехали две машины и, совершив какие-то манипуляции с замками, быстро разобрали их, подхватили решётки и также быстро укатили за соседний холм. Недоумевая, я стал оглядываться вокруг. При более внимательном осмотре обнаружилось, что вдоль всей линии горизонта проходят какие-то заграждения по вершинам холмов. Таким образом, мы просто попали в клетку большего размера. Между тем, мои невольные попутчики начали осторожно разбредаться по окрестностям. Похоже, их мало заботило происходящее. Видимо это были просто животные. Я продолжал стоять на том месте, где нас выгрузили, ожидая, что сейчас кто-нибудь подойдёт ко мне и объяснит, что происходит… Никто не подошёл… Через несколько часов начало темнеть. Вокруг никого не было. От одиночества и невозможности что-либо делать я начал терять самообладание. Я злился на тех, кто меня поймал, на эту планету, на себя за то, что так глупо попался! В ярости я начал кричать, призывая похитителей открыто сразиться со мной. Я бегал по вершине холма, размахивая кулаками, но не мог заставить себя покинуть это место, как будто оно всё еще связывало меня с прежней жизнью. Ведь ещё и суток не прошло с того момента, как я сидел с товарищами в кафе, коротая время перед патрульным полётом, который обещал быть таким заурядным! Скоро стало совсем темно. Устав, я впал в оцепенение. Кто-то шуршал и возился в окрестных кустах, но я даже не оборачивался на шум. Первую ночь на этой планете я провёл всё на том же холме. Под утро стало холодно. Вокруг быстро светлело. Я почувствовал голод, встал и спустился с холма, признавая тем самым эту новую реальность, так внезапно обрушившуюся на меня.

То место, где я оказался, представляло собой довольно большую холмистую равнину, обнесённую проволочной изгородью с какими-то излучателями на столбах. При попытке подойти к изгороди, я почувствовал страх, который по мере приближения перерос в ужас. Стиснув зубы, я сделал ещё несколько шагов и потерял сознание. Следующее, что я помню, – это то, что я сижу на земле довольно далеко от излучателей и пытаюсь отдышаться. Больше я не пытался подойти к этой границе.

Придя в себя, я снова продолжил осмотр своего нового мира. Голод усилился. Среди красно-коричневых кустов, покрывающих холмы, попадались кусты зеленовато-коричневого цвета с крупными жёлтыми плодами, похожими на апельсины. Поскольку их вид напомнил мне что-то земное, я решил попробовать именно их. На вкус эти плоды оказались чем-то средним между бананом и сочной грушей. Двух штук мне хватило, чтобы утолить голод, и я пошёл дальше, внимательно прислушиваясь к своему организму. Опасения мои были напрасны – местные апельсины оказались отличной пищей. Вскоре я набрёл на ручеёк с чистой водой и смог наконец утолить жажду и умыться Теперь жизнь уже не казалась мне такой мрачной, как накануне. Отдохнув, я поднялся на вершину ближайшего холма и огляделся.

За изгородью, на расстоянии нескольких сот метров, на ровной площадке стояли космические корабли разных конструкций. Когда среди них я увидел свою «Терру», сердце моё радостно забилось. Первым моим желанием было прорваться через изгородь и снова завладеть моим кораблём. Но, присмотревшись внимательнее, я заметил возле него серых жителей этой планеты. Они занимались разгрузкой корабля. С чувством сожаления я наблюдал, как они выгрузили и увезли куда-то боеприпасы, вынесли роботов и, наконец, слили горючее из топливных баков. С замиранием сердца я ждал, что будет дальше. К моей радости, они перешли к следующему кораблю. Кроме основных, «Терра» имела ещё аварийные баки с топливом. Его было недостаточно для серьёзного перелёта, но всё же топлива могло хватить, чтобы выйти на орбиту планеты, а, может быть, и добраться до её ближайшего спутника, если таковой имеется.

Я решил пока обосноваться возле этого холма. Так у меня появилась надежда вернуться на Землю, и это придало смысл моему дальнейшему существованию.

Несколько следующих дней я был занят устройством жилища, изготовлением нехитрой утвари и исследованием окрестностей. Из веток получилось подобие шалаша, из скафандра, уложенного на подстилку из травы – удобная постель. Аккуратно сняв кожуру со съедобных плодов, я наполнил её водой из ручья и принёс в свой шалаш. Потом я нарвал немного понравившихся мне плодов и тоже принёс их в жилище. В сущности, и плоды и воду можно было получить в любое время и в любых количествах, но мне хотелось иметь хоть какое-то подобие земного дома. Посчитав, что всё необходимое уже сделано, я отправился более детально знакомиться с местностью.

На этой планете почти не было мелких насекомых, зато вокруг сновало огромное количество животных и рептилий разного вида и размера. Некоторые из них охотились друг на друга, другие дрались из-за добычи. Несколько раз я видел своих попутчиков по перелёту. Похоже, как и раньше, я был им полностью безразличен. Несколько раз у меня возникало желание поохотиться, но я никак не мог решить, животные передо мной или «братья по разуму», имеющие такой странный вид. Наконец я оставил все попытки убить кого-либо, и окончательно признал себя вегетарианцем.

В дальнем конце равнины обитала небольшая колония животных, похожих на наших земных обезьян. Видимо, из-за своего внешнего сходства они произвели на меня впечатление разумных существ. Несколько раз я пытался приблизиться к ним и начать какое-нибудь общение, но они неизменно прогоняли меня. Наконец, мне это наскучило, и я перестал ходить в эту часть равнины.

Погода на планете стояла всегда одинаковая. Небо было закрыто низкими тучами, небольшой ветерок никогда не имел силы, чтобы разогнать их. Изредка шёл несильный дождь, увлажняя землю. Температура воздуха день ото дня тоже существенно не менялась. Ничего необычного не происходило, и, вскоре, моя жизнь стала довольно однообразной.

Ежедневно, не смотря ни на какие другие заботы, я обязательно поднимался на вершину холма и глядел оттуда на свою «Терру». Однажды, спустившись вниз, я почувствовал, что в моём шалаше кто-то есть. Думая, что туда забрался какой-нибудь мелкий зверёк в поисках убежища на ночь, я поднял с земли крупный сук и решил выгнать его. Но стоило мне только подойти ко входу в шалаш, как из него выскочило огромное существо, сильно похожее на двуногого ящера. Оно было ростом примерно с меня и обладало когтистыми лапами и полной зубов пастью. Всё его поведение говорило о том, что оно собирается напасть на меня. Это в моём-то собственном доме! Ну, уж дудки! Я крепче стиснул сук, приготовившись к сражению. В этот момент, краем глаза, я заметил, как из-за холма, сзади, появилось ещё одно такое же существо. Вдруг, первый зверь с быстротой молнии бросился на меня. Я еле успел отскочить в сторону и с разворота треснул его дубинкой по шее, вложив в удар всю свою силу. Ящер упал на землю и тут же, как ни в чём не бывало, вскочил. Он вновь приготовился к нападению. Моя дубинка, похоже, не причинила ему никакого вреда. Я понял, что вряд ли смогу одолеть этого зверя. А ведь сзади был ещё и второй! Жалея в глубине души, о своём безрассудном поведении я вновь стиснул свою дубинку, готовясь к новой, возможно последней, схватке с врагом, но ящеры больше не нападали.

Сзади я услышал шум борьбы, а мой противник начал пятиться и издавать испуганные звуки. Я развернулся, чтобы мне были видны оба зверя. На заднего напал огромный чёрный жук, не уступавший ему ни по размеру, ни по быстроте реакции. Делая молниеносные выпады, жук наносил удары жёсткими «пилами», расположенными на боковой поверхности лап. В отличие от дубинки, это оружие оставляло глубокие раны на теле ящера. Не прошло и двух секунд, как мои противники с жалобным завыванием скрылись за холмом. Я опустил дубинку и с опаской стал следить за жуком. Он не двигался с места. Могло даже показаться, что он тоже разглядывает меня. Решив, что нападение мне не грозит, я повернулся и побрёл к шалашу.

— Может, хотя бы поблагодаришь меня?

— Спасибо, — машинально ответил я и остановился, чуть не подпрыгнув от неожиданности. Я оглянулся. Кроме меня и жука на поляне никого не было.

— Кого ты ещё ищешь? Разве не я только что помешал тебе стать обедом для местной фауны? – нет, жук не говорил, — слова просто возникали у меня в голове, имея яркость почти реального звука. Непонятно почему, я вдруг спросил его:

— Как ты это делаешь?

— Ты же видел. Я несколько раз зацепил его своими пилами, — возникло у меня в мозгу.

— Да нет, я не об этом. Как ты со мной разговариваешь?

— Так же, как и ты со мной. Я посылаю мысль к тебе, ты – ко мне. Что тебя удивляет?

Я задумался. Получалось, жук не слышал моих слов, он напрямую «слышал» мои мысли, но лишь те из них, которые я обращал к нему.

— Ловко ты отделал этого динозавра. Спасибо!

— Я за тобой давно наблюдаю. Ты отличаешься от остальных. Ты почти такой же разумный, как и я. Поэтому я помог тебе.

Такое сравнение меня несколько озадачило и задело. Я покосился на него. Жук как жук, только большой.

— Ладно, пойду поищу место для ночёвки. – он повернулся, собираясь уползти.

— Подожди, куда же ты? – Мысль о том, что я сейчас опять останусь один, показалась мне просто невыносимой. – Хочешь, спи в моём шалаше, а я с удовольствием переночую на свежем воздухе.

— Ну, если ты всё же соизволил пригласить меня в гости, я пожалуй устроюсь на крыше твоего сооружения. Мне там будет тепло и мягко, а ты, как хозяин, спи в доме. Для меня там слишком тесно.

Мне показалось, что в его ответе прозвучала насмешка, но, сколько я ни глядел на него, не смог заметить никакого выражения на его морде. Не дожидаясь моего ответа, он ловко взобрался на крышу и замер там. Я вошёл в своё жилище и улёгся на ветках.

— Послушай…, — начал я, но в ответа те последовало. Похоже, он уже спал. Я же, напротив, проворочался пол ночи в радостном возбуждении. Утром я проснулся ещё до рассвета и тут же вылез из шалаша. Жук спал на крыше. Удостоверившись, что он никуда не исчез, я вернулся в шалаш и проспал ещё несколько часов.

Когда я проснулся во второй раз, был уже обычный для этой планеты серый пасмурный день. Выбравшись на улицу, я обнаружил, что жука на крыше уже нет. Не было его и нигде поблизости. Сердце у меня сжалось. Я огляделся вокруг в недоумении и увидел, как он выползает из – за холма, дожёвывая плод, похожий на апельсин.

— Проснулся, наконец? А я завтракаю.

— Я думал, что ты ушёл.

— Кроме тебя на этой планете не с кем поговорить, так что придётся нам довольствоваться обществом друг друга.

— А, разве ты не с этой планеты?

— А, разве я похож на здешних серых жителей? По-моему ты больше похож на них, — мне опять показалось, что в его голосе прозвучала насмешка. Я немного смутился:

— Ты прав.

Оказалось, жук попал в плен так же, как и я, только гораздо раньше. Он рассказал мне о том, как во время одной из космических экспедиций подлетел к этой планете и, перейдя на орбиту, собирался её исследовать. Вдруг, к его отражателям что – то прилипло, он вышел из корабля для ремонта и был пойман местными жителями.

— А где твой корабль?

— Он остался на орбите планеты. Эти разбойники не смогли ничего сделать потому, что я управляю им мысленно… Так же, как разговариваю с тобой, — добавил он снисходительно. Меня опять задел его тон, и я ответил:

— Видимо поэтому-то ты здесь, а он там.

Он помолчал, потом неохотно признал:

— Я испугался и от растерянности не знал, что мне делать.

— А, в самом деле, почему ты не посадишь сюда свой корабль и не улетишь домой?

— Я не смогу отсюда посадить его. В нашем загоне слишком сложный рельеф поверхности, а если посадить корабль на космодром, до него всё равно невозможно будет добраться.

— Слушай, на моём корабле остался аварийный запас топлива. Его не хватит на длинный перелёт, но вполне достаточно для выхода на орбиту планеты.

Мы оба задумались об одном и том же.

— А зачем нас сюда притащили? Все обитатели загона живут, похоже, сами по себе.

— Не знаю. Может быть, за нами просто наблюдают?

К сожалению, нам так никогда и не удалось узнать, зачем же нас похитили…

С тех пор мы всё время были вместе. В пределах загона мы были предоставлены самим себе и радовались обществу друг друга. Мы говорили обо всём на свете. Теперь я вспоминаю это время как самое счастливое в своей жизни. Несмотря на это, мы часто обсуждали возможность побега из этого, пускай не обременительного, но всё же, плена. Сколько мы не исследовали изгородь с излучателями, нам никак не удавалось найти способ покинуть загон.

Жук был лучше приспособлен к условиям жизни на этой планете. Ему не приходилось, как мне, строить шалаш из веток и чинить ветшающую одежду. Его одежда всегда была на нём, а на дождь он просто не обращал внимания, и это часто служило ему поводом для насмешек. Иногда это меня немного раздражало. К тому же он считал себя моим покровителем, так как в его обществе, агрессивные ящеры больше не осмеливались приближаться к нам. Однако однажды произошло событие, которое изменило его отношение ко мне.

Рано утром меня разбудил какой-то шум, доносившийся с поляны. Полусонный, я выглянул наружу. На краю поляны шло настоящее сражение. На моего друга нападала огромная птица. Он пытался спастись бегством в ближайшие кусты, но удары клюва и крыльев противника оттесняли его всё ближе к середине поляны. Это зрелище заставило меня окончательно проснуться. Я схватил свою любимую дубинку и, не помня себя, бросился на врага.

— А, ну, кыш!!! — заорал я на птицу и начал молотить её своей дубинкой. Надо сказать, это не причинило ей никакого вреда, а один из ударов сильного крыла отбросил меня в сторону.

— Ах, ты так, ну держи! – я схватил увесистый камень и запустил во врага. От неожиданности, птица на мгновение замерла. Воодушевлённый этой победой, я принялся швыряться в неё камнями. После третьего попадания в голову, птица решила, что сегодня завтрак доставляет ей слишком много хлопот, и плавно взмахнув огромными крыльями, она бесславно покинула поле боя. Я подошёл к жуку. Он выглядел целым, но явно был напуган.

— Почему ты сразу не позвал меня на помощь?!

— Я не хотел, чтобы она нас обоих съела.

— Съела? Да если бы она не убралась отсюда, я бы просто свернул ей шею! – последние мои слова прозвучали немного хвастливо, и я смутился. Жук, казалось, не заметил этого. Немного помолчав, он серьёзно и задумчиво ответил:

— Пожалуй, ты смог бы.

С тех пор покровительственные и насмешливые нотки больше не появлялись в его словах.

Прошло ещё немного времени. Несмотря на общество жука, унылое однообразие жизни на этой планете удручало меня, да и он частенько впадал в состояние, которое я бы назвал меланхолией. Всё чаще и чаще заводили мы с ним разговор о побеге из плена. И вот, однажды нам всё — же представился такой случай.

Как–то раз жук разбудил меня раньше обычного.

— Проснись! Ну, просыпайся же!

Я открыл глаза. В его тоне явственно слышалось радостное нетерпение.

— Что случилось–то?

— Сегодня около полудня спутники планеты выстроятся в одну линию. Это сильно уменьшит гравитацию. Через нас пронесётся небольшой ураган. Но перед этим, серые отключат и уберут излучатели, чтобы их не снесло. Нам надо успеть добраться до твоего корабля между отключением и ураганом, а это всего минут десять.

— Постой, откуда ты всё это знаешь? Про спутники и про излучатели? Я за всё время здесь ни разу чистого неба не видел?

— Я время от времени запрашиваю свой бортовой компьютер об обстановке на орбите и состоянии планетной системы. Вдруг, кто–нибудь случайно залетит сюда. А, спутники уже сходились лет пять назад. Я тогда только что попал в этот загон. В тот раз они тоже выключали излучатели. Только здесь не было твоего корабля, чтобы добраться до орбиты.

Всё время до полудня мы провели в приготовлениях: сделали небольшой запас съедобных плодов и воды. Из остатков комбинезона я соорудил подобие сумки, куда мы всё это и сложили. Ближе к полудню, стали неизвестно откуда налетать порывы ветра, по небу понеслись рваные тёмные тучи и, вскоре, разразилась настоящая, давно забытая мною, гроза. Вся живность, и местная и залётная, стала забиваться в укрытия, предчувствуя приближение грозной стихии. Только мы с жуком заняли наблюдательную позицию недалеко от изгороди со стороны космодрома. Через некоторое время появились серые жители планеты. Они быстро сняли и унесли излучатели. Внезапно ветер стих и дождь прекратился.

— Пора! – жук быстро пополз к проволочной изгороди. Я, что было сил, бросился за ним. Через минуту он уже рвал проволоку своими пилами. Я стал помогать ему, орудуя дубинкой. В течение нескольких секунд с этим было покончено, и мы устремились через холмы к космодрому.

В этот момент последняя группа серых рабочих показалась из–за ближайшего холма. Они нас заметили и кинулись в погоню. На наше счастье, у них не было никакого оружия, и они не могли подстрелить нас. Когда мы по крутому обрывистому склону взобрались на каменистую вершину последнего холма, стало ясно, что они догонят нас раньше, чем мы успеем добежать до моего корабля. Внезапно жук остановился.

— Беги один. Я немного побросаюсь в них камнями.

— Мы оба успеем!

— Ты сам видишь, что – нет. Когда ты взлетишь, я отсюда подведу свой корабль к твоему и передам тебе коды хозяина. Иначе никто из нас не улетит. Другого случая не будет долго, может, никогда не будет.

— Тогда я тоже не пойду! Будем с ними драться и уйдём оба!

— Их слишком много, и это не ящеры. Нам не справиться.

Видя, что я продолжаю стоять рядом, он тихо добавил:

— Хоть ты. Пожалуйста.

Серые приближались. Я побежал с холма к своей «Терре». Слёзы ярости душили меня. Там сзади оставался мой друг, лучший, кого я знал! Оставался, чтобы я смог вернуться домой, и нечем было помочь ему на этой проклятой планете. Перед самым люком я оглянулся. Жук подкатывал камни к краю и, развернувшись, ловко сталкивал их задними лапами вниз, не позволяя врагам подниматься по обрыву.

Через несколько секунд я уже плюхнулся в пилотское кресло, и тут же отдал команду на аварийный взлёт. Взревели реакторы и корабль стрелой устремился в облачное небо. От перегрузки я потерял сознание. Когда я пришёл в себя, «Терра» уже плавно переходила на орбиту планеты.

— Чего молчишь?.. Ты готов, наконец? Я могу подводить свой корабль, а то здесь уже камни кончаются! – жук снова и снова обращался ко мне.

Я был в корабле, а он оставался там, внизу, один против множества врагов! В отчаянии я рванул на себе лётную куртку. В ладонь врезалось что – то твёрдое. Я разжал её и увидел древний семейный медальон, доставшийся мне по наследству от деда. Из всей надписи, сделанной на нём далёким предком, теперь можно было различить только одну строчку «…и сойдутся семь лун…». Я замер. На экране передо мной медленно сходились семь спутников планеты, семь ярких круглых лун. И вдруг, словно замкнулся круг времён, завершая начатое когда-то и выполняя чьё-то пророчество, дошедшее из глубины веков. В следующее мгновение, я уже знал, что нужно делать. Не было никаких мыслей, я не пытался что-то решить, или найти выход, — я просто ЗНАЛ, что нужно делать.

— Держись, друг! – заорал я во всё горло и вдавил в панель клавишу аварийной посадки.

Описав крутую дугу, «Терра» вновь свалилась в атмосферу ненавистной планеты, а я опять потерял сознание от перегрузки. В этот раз я посадил корабль как можно ближе к холму, на котором держал оборону жук. Он бросился к моему кораблю. Я открыл шлюзовую камеру. Серые были уже на склоне. Опять они догоняли его быстрее, чем он убегал от них. И тут я вспомнил о том, что «Терра» — боевой корабль. Я развернул отражатель мощной лазерной пушки в сторону холма и включил дальномер прицела. Как только световой зайчик запрыгал на камнях под ногами у серых, они в панике бросились бежать и через секунду опять скрылись за вершиной холма. Они точно знали, что на улетевшем минуту назад корабле не было боеприпасов, НО ОНИ НЕ МОГЛИ ЗНАТЬ ЭТОГО В ОТНОШЕНИИ ТОЛЬКО ЧТО ПРИЛЕТЕВШЕГО КОРАБЛЯ! Они были уверены, что я вооружён.

— Давай быстрее! – торопил я жука. Прошло ещё несколько бесконечных секунд, и его когтистые лапы загремели по ступенькам шлюзовой камеры. Я закрыл за ним люк и взглянул на экран переднего обзора. На нас стремительно надвигался чёрный фронт урагана. Я, уже во второй раз за сегодняшний день отдал приказ на аварийный старт. Вновь взревел реактор. Корабль опять устремился ввысь. Набирая скорость, он вдруг содрогнуся от удара – это встречным потоком воздуха сорвало, ставшую теперь бесполезной, лазерную пушку. Ураган надвигался стремительно, и убирать её уже не было времени. Я снова потерял сознание от перегрузки.

Придя в себя, я увидел тревожно мигающую лампу на панели – реактор дожигал последние остатки топлива. Прибор показывал, что скорость корабля начинает уменьшаться. Затаив дыхание, я теперь следил за тем, как на экране медленно сходились семь лун. Их притяжение всё нарастало. Внезапно стало тихо – топливо кончилось. Планета всё ещё не хотела отпускать «Терру» из своих крепких объятий, но семь её спутников, встав на одну линию, вырывали корабль из плена. Теперь мы летели с постоянной скоростью, и, спустя несколько бесконечных секунд, «Терра» соскользнула на стационарную орбиту планеты. Спутники начали постепенно расходиться, ослабляя притяжение, но теперь это было уже не важно. Мы вырвались!

Из шлюзовой камеры приполз, наконец, жук.

— Дружище! – я обнял его холодный твёрдый панцирь.

— Знаешь, ничто бы не могло обрадовать меня там, на вершине холма больше, чем твоё появление!.. Хотя, после того случая с птицей, я не переставал надеяться до последней минуты.

Посмотрев на оторванный медальон, я ничего не ответил.

— Скоро будет пересадка. Сейчас я подведу сюда свой звездолёт.

Немного погодя, я увидел на экране приближающуюся точку.

Мы перебрались в его корабль, надёжно пришвартовали к нему «Терру» и немедленно стартовали из этой звёздной системы.

Несколько дней продолжался наш полёт, во время которого мы вспоминали жизнь в плену, и побег, строили планы на будущее, с нетерпением ожидая своего возвращения на Родину.

Чем больше удалялись мы от ненавистной планеты, тем больше начинали задумываться о том, что с нами будет дальше. Поскольку у меня не было топлива, я не мог добраться до Земли. Сначала жук хотел доставить меня домой, потом мы хотели полететь на планету жука, чтобы заправить мой корабль. Но чем больше мы об этом думали, тем больше нас мучил один и тот же вопрос. Я не знал, как поступит правительство моей планеты, когда узнает о существовании планеты жука. Не решит ли оно силой покорить её, как не раз бывало уже с другими мирами? Оказалось, такие же мысли не давали покоя и моему другу. Конечно, можно было ничего не говорить о координатах наших планет, но оставалась опасность электронного считывания информации из мозга. Такие действия были запрещены межгалактической конвенцией о правах человека, но что значил один человек для правительства, если речь шла о баснословных прибылях? Тогда мы решили поступить так. Жук оставит меня поблизости от транспортного пути в моей, теперь уже полностью неподвижной «Терре», а сам улетит при приближении к нам первого же корабля. Таким образом, ни он, ни я не будем знать координат планет друг друга. Тогда уже точно, никакими средствами невозможно будет выудить из нас эту информацию.

Вскоре, мы подлетели к такому месту. Жук заглушил двигатели. Оставалось ждать проходящего корабля. Каждый из нас знал, что мы проводим друг с другом последние часы. Скоро нам предстояло расстаться навсегда, и это омрачало радость избавления из плена. Наконец, радары уловили приближение какого-то транспортного звездолёта. Пора было прощаться. Я перенёс свои вещи в «Терру». Стоя на пороге шлюзовой камеры, я в последний раз погладил его прохладный твёрдый панцирь.

— Я…я всегда буду помнить…всё это, — в горле у меня стоял комок.

— Я тоже. Ты лучше всех, кого я знал.

— Не попадайся больше.

— Ни за что!

Я повернулся и вошёл в шлюзовую камеру. Он закрыл за мной люк. Сидя в кабине своего корабля, я смотрел, как его звездолёт плавно уходит в сторону и начинает набирать скорость.

— Счастливого возвращения домой! – пожелал я ему.

— Пусть тебе всегда везёт! – услышал я на прощание. В следующее мгновение ослепительная вспышка на экране отметила его переход в другую точку пространства. Я выждал ещё минуту и включил радиомаяк, передающий сигнал бедствия.

Вскоре, шедший мимо корабль подобрал меня. Пилотировали его какие-то существа, похожие на ящеров. Несмотря на моё предубеждение против этого вида, появившееся у меня в плену, я попросил у них помощи. Они взялись доставить меня вместе с моим кораблём в звёздную систему, с которой земля имела прямую связь. В уплату за это мне пришлось отдать им кое-какое навигационное оборудование. Тамошнее правительство переправило меня на Землю с попутным караваном. К счастью, этот перелёт оплатила уже Земля.

Радость свидания с родной планетой, друзьями и близкими омрачали для меня две вещи: разлука с жуком и бесконечно нудное служебное расследование, которому я был подвергнут сразу же по прибытии на базу. Не обошлось и без электронного считывания информации. Не знаю, много ли удалось узнать полезного следователям, но меня, в конце концов, обвинили в нарушении огромного количества каких-то инструкций, порче вооружения (лазерную пушку при последнем старте вырвало с корнями) и продаже казённого оборудования (того, что пошло в уплату за перевозку меня и корабля). В результате всего этого, меня списали из пограничного флота, лишив, заодно, права полётов за пределы Солнечной системы.

Теперь я вожу космических туристов на Луну и обратно. Это лучшее занятие, которое я смог найти. После нескольких попыток устроиться на Земле, я понял, что она теперь слишком мала для меня, а летать за пределы Солнечной системы мне запрещено. Каждый раз, оказываясь на Луне, я прихожу на смотровую площадку, расположенную на её теневой стороне. Глядя в бездонную черноту космоса, я сжимаю в руке древний медальон и вспоминаю своего необыкновенного друга и наш незабываемый побег с серой планеты. Самый яркий, самый лучший полёт в моей жизни. Надеюсь, и он, хотя бы иногда, вспоминает всё это.

Глядя на сверкающие скопления бесчисленных миров там, вдалеке, я мысленно обращаюсь к нему:

— Привет, друг!

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир