PER AMOREM AD ASTRAS (1)

03-05-2015,

(1) — Через любовь к звездам, посредством любви к звездам (лат.)

Рассказывают, что одна молодая пара решила пожениться в небе, во время затяжного прыжка с парашютом.
Дело было так:
Он прыгал частенько и состоял в местном клубе любителей парашютного спорта. Она – была его возлюбленной и старалась жить его жизнью; к спортсменам-парашютистам не относилась, но, победив себя, пару раз прыгнула с принудительным раскрытием купола – это когда парашют первоначально зацеплен за самолёт и раскрывается, с трехсекундной задержкой, с помощью специального вытяжного фала, прыжок с небольшой высоты, 600-800 метров.
Сыграть свадьбу в воздухе – это, собственно, была её идея, хотя, может быть, в некоторой степени, и их обоюдная. Ей всегда хотелось вытворить что-нибудь эдакое, чтобы не стыдно было потом жить на земле. Да, она помогала детям Африки и участвовала во всех немыслимых флеш-мобах, играла в любительском спектакле на верхотуре пирамиды майя, а он, как мог, поддерживал все её начинания.
В день затяжного прыжка стояла отличная безветренная погода – как и ожидалось. Он немного волновался за неё – ведь с высоты шесть тысяч она ещё никогда не прыгала. Где-то в глубине души он, конечно, понимал, что решился на авантюру – опыта-то у подруги маловато; но именно она настояла, что свадьбу нужно играть только так и никак иначе, и что – «один раз живём».
Впрочем, прыжку предшествовали многочисленные инструктажи, длительная наземная подготовка. Он учил её, как управлять потоком воздуха, как держать ориентацию, как быть всё время в форме. Она смеялась и – немного беспечно – повторяла все его действия, рассчитывая заучить их до автоматизма, и целовала своего жениха-инструктора, часто в самый неподходящий момент.
А он – он как учитель был суров. Но счастлив.
Итак, в этот день они сели в самолёт. Провожали их на лётном поле все члены его клуба. Один из приятелей жениха вызвался прыгнуть вместе с ними, чтобы запечатлеть весь процесс на камеру – со стороны. Был, конечно, и пастор – бывший десантник, который подобную брачную церемонию проводил в воздухе уже не в первый раз; ветеран, значит :-)
У брачующихся, как и положено, была прекрасная свадебная одежда. У него – тёмный комбинезон, стилизованный под костюм, и из-под него виднелась белоснежная рубашка с галстуком. А у невесты – специальный белый комбинезон парашютиста под одеждой и поверх него – роскошное платье, сшитое, впрочем, так, чтобы составлять с комбинезоном единое целое. Белая шляпка и фата и – парашют цвета свежевыпавшего снега. А также небольшой белый букетик, крепящийся к руке на ремешке – чтобы не затруднял движения в нужное время и в нужном месте.
Оба они были хороши, ох, как хороши!.. Так думали все. Так думали родители жениха и невесты. Так думали и многочисленные гости, которые должны были встретить молодую пару на поле, по приземлению.
И вот самолёт в воздухе. Последний раз парашютисты обмениваются словами перед выходом из кабины. Всё должно быть слажено, точно, последовательно. Давай, дорогая, вперёд. Я люблю тебя. И я тебя люблю, милый. Бог с нами! Прыгаем. Пошли! У-у- ух-х-х-х-х!!!..

Рассказывают, что поначалу у них всё шло отлично.
Дело было так:
На высоте 6000 метров земля казалась сотканной из сотен сине-зелёных лоскутков с вкраплениями жёлтых узоров. Горизонт был чуть-чуть искривлён – глазу открывались округлые линии планеты. Воздух был тугой, он бил в лицо, подобно сильнейшему ветру, мешал говорить и развивал волосы; свежо – но зато как здорово!..
Внизу, под ногами – дымка. Кристально голубое чистое небо, изогнутая полоска земли. Он и она наслаждались полётом, свободным полётом. Конечно, на самом деле это был не полёт, а падение камнем вниз, но казалось, что такому восхитительному падению могут позавидовать и птицы.
У них у всех в запасе была минута-полторы. Говорить в воздухе на лету совершенно бесполезно. Так что просто действовали по заранее отработанному сценарию. Жених и невеста, лёжа на потоке воздуха – животом вниз, руки-ноги разведены в стороны, – взялись за руки, он слева, она справа. Посмотрели друг на друга. И на пастора, пристроившегося третьим в паре метров от них, в той же плоскости. Пастор крепко держал священную книгу – маленькую, карманного формата, из которой он прочитал, скорее про себя, выбранный отрывок и – благословил новобрачных. Каждый из них сказал положенное «да», хотя лишь Бог и ветер услышали это самое замечательное в мире слово.
Короткий поцелуй – в состоянии стремительного снижения.
Внимание! – снимаю! Четвёртый парашютист, находясь в некотором отдалении, чуть сверху, записывал всё на камеру. Наверное, он улыбался. Наверное – потому что скорость падения не позволяет по-настоящему расслабить мышцы лица.
Вниз! Вниз! Вниз!
Не так-то много оставалось отведенного времени…
Новобрачная была счастлива. Она освободила руку от букета, чтобы не мешал ей теперь обнять небо – и солнце. И весь мир. И плавно изогнутый горизонт земного шара.
Ветер! Ветер! Ветер в лицо! Ух ты-ы!..
Церемония – такая короткая на этой высоте – завершилась.
Он, новобрачный, поглядывал на вариометр, миниатюрный приборчик на руке, показывающий скорость изменения высоты полёта. 180 километров в час. И – порядка 1500 метров над поверхностью земли. Пора. Пора разлетаться в разные стороны и – через несколько секунд выпускать парашюты. Главное – чтобы хватало свободного места для раскрывшегося купола. Приземляться-то должен каждый сам по себе. Вот – увы! – модель современной совместной жизни… :-)
Люди всё выполнили синхронно. Каждый знал, с высокой точностью, что и когда следует предпринять. Пастор-десантник, спрятав книгу в специальный кармашек, «отвалил», как принято говорить у спортсменов-парашютистов. Отплыл в сторону и наш молодой человек. Отдельно – оператор, тоже подальше, подальше от новобрачной. Они все разошлись от неё метров на 30-50, каждый в своём направлении. И молодая осталась один на один с небом.
Которое она так полюбила.
Которое ей было так мило.
Ветер! Ветер! Ветер в лицо!
Воздух. Свежий воздух. Поток, несшийся снизу.
Высота. Солнце. Дымка. И квадратики полей, стремительно приближавшиеся. Ух ты!..

Рассказывают, что у девушки не раскрылся парашют.
Дело было так:
Он, молодожён, летел вниз, будучи немного дальше и выше неё, над нею, потому что скорость его падения чуть изменилась в момент расхождения. Он посмотрел на вариометр: стрелка подошла к красному сектору. Порядка 1000 метров. Время! Критическая отметка! Он наблюдал за своей подругой – со стороны. Надо, чтобы сначала выпустила парашют она. А он должен убедиться, что всё в порядке, – и следом раскроет свой.
Но она – она всё ещё обнимала небо. И солнце.
Подруга! Действуй! Пора! Пора! Пора!
Вот она запустила правую руку за спину. Чтобы выпустить «медузу». Это такой маленький вытяжной парашютик, на сленге спортсменов, который, в свой очередь, должен потянуть за собой купол. В спортивных моделях отнюдь не обязательно дёргать за кольцо. Надёжней – вытащить «медузу» из кармашка самому, то есть осуществить ручное раскрытие.
Но, видно, сказалось, что у неё слабая подготовка…
Правая рука – за спиной.
Но левая?!
Дорогая моя, что ж ты делаешь?!
Зачем ты левой по-прежнему обнимаешь солнце?!
Далось тебе это солнце!!!
Левую, так же, как и правую, – к себе!!!
ЛЕВУЮ – К СЕБЕ!!!
Что же ты, родная, забыла о такой мелочи?!..
В воздухе мы плаваем, подобно тому, как в воде. Воздух – при падении – тугой и плотный. Мы лежим на потоке воздуха. И положенье наших рук, наших ног, нашего тела позволяет управлять полётом, поворачиваться влево-вправо, вверх-вниз, чуть ускорять или замедлять скорость падения. Но чтобы управлять, нужно чёткое осознание того, где ты в данный момент находишься. Нужен постоянный контроль.
Нельзя, ну нельзя в такую минуту держать свободной рукой солнце.
Парашютисту руки даны не только для объятий мира…
…Прошла секунда, другая…
Он видел, он чувствовал, что нарушен алгоритм. Алгоритм раскрытия шёл не в безопасном режиме. Она, заложив одну руку за спину и выставив в сторону другую, неправильно их расположила в момент открытия «медузы». Да, «медуза», как и положено, выскочила из кармашка. Но девушку в этот миг перевернуло…
Набегающий поток воздуха подхватил новобрачную, закружил. Она, против своего желания, сделала кувырок. Вращение при раскрытии – опасно! Оно может убить. И притом ты теряешь ориентацию относительно горизонта…
Итак, получилось, что девушка выбросила «медузу» – но не вверх, а под себя, в момент переворота. «Медуза» рвалась ввысь, но ей мешало неправильное положение парашютистки. «Медуза» проскользнула у неё между ног. Стропы опутали тело. И лишь усилили вращение и беспорядочность падения.
В такой позиции раскрыться куполу уже было не дано.
Как следствие произошёл полный отказ…
Нераскрывшийся парашют болтался, вертелся, как тряпка, трепетал, разрываемый на ветру…
Скорость падения девушки чуть уменьшилась. Но лишь настолько, чтобы её любимый оказался ниже неё на десяток метров.
Молодой человек, подняв глаза, с ужасом наблюдал эту картину, находясь в некотором отдалении от подруги. Понятное дело, теперь сам он тоже не мог раскрыть парашют – иначе остался бы висеть в воздухе, пока его вторая половинка камнем продолжила падение вниз…
Два остальных их товарища тоже всё видели и понимали – но сделать уже ничего не могли, их круглые, раскрытые красные купола виднелись в голубизне неба.
Он, молодожён, тут же растопырил руки и ноги, как белка-летяга, чтобы увеличить сопротивление воздуха и чуть замедлить падение. Кое-как выровнялся с ней. И смотрел на неё – со страхом в глазах.
Так прошла ещё пара секунд.
800 метров.
Она, кажется, впала в панику. Буквально мгновение – и чувство восторга, чувство радости и счастья, переполнявшее её, сменилось ощущением дикой безысходности.
Но ведь это пока не конец!
Имелся ещё запасной парашют.
Он меньше размером и раскрывается быстрее основного. Его задача – сбить скорость падения, затормозить. Порой случается жёсткое приземление, но зато можно остаться в живых…
Молодой человек томительно ждал. Секунды для него тянулись, как вечность. Успокоить, показать жестами он не мог – в воздухе руки нужны для балансировки, а не для жестов. Кричать – бесполезно. Оставалось лишь приказывать глазами. Умолять. Требовать. Желать – и телепатически посылать своей любимой сигналы.
Ей нужно было теперь отстегнуть основной парашют, ставший смертельной обузой. Срочно. Немедля! Чтобы он дал возможность запасному раскрыться.
Милая, родная, СБРОСЬ ОСНОВНОЙ ПАРАШЮТ!
И соберись с мыслями, останови вращение!!!
Она каким-то шестым чувством поняла свою вторую половину.
Своего мужа и защитника.
600 метров.
Чёрт возьми!..
Ветер бил в лицо. Земля приближалась. Скорей, скорей!
Вот завязанный в узел основной полетел вверх.
Она отстегнула! Молодчина! Умница!
Нажала, как её учили, карабины – купол отстрелился.
500 метров.
Он бросил взгляд на вариометр – дело плохо.
Она всё ещё пыталась принять правильную позицию, кажется, поняла свою ошибку…
РАСКРЫВАЙ!!!
Но нет…
Она волновалась…
Слишком волновалась…
Паника?!
Нет! Нет!! Не-е-ет!!!

Рассказывают, что он принял решение оставаться с ней до конца.
Дело было так:
Он решился мгновенно.
Кинулся к ней на лету – с какой-то невиданной, сумасшедшей энергией.
Если бы она в тот момент открыла запасной, то оба бы спаслись, оба успели бы.
Но она медлила, словно парализованная страхом… И всё ещё боролась с болтанкой…
300 метров.
Земля буквально под ногами… Там, внизу, собралась куча народу, гости, родные, друзья. Они смотрели, задрав головы, в небо.
Время, кажется, для молодожёнов остановилось. Каждая секунда для них сейчас шла за две, три, пять, десять… За минуту, час, год… За целые жизни…
Он бросился на нее, обхватил, чтобы спасти с помощью собственного парашюта. Сейчас, сейчас, хотя бы успеть затормозить…
Но при сильном рывке, при раскрытии она бы стопроцентно выскользнула у него из рук. Значит, нужно было отстегнуть свою грудную перемычку – и пристегнуть к ней. Или держать ее так, как никогда в жизни, так крепко, как крепка их любовь…
200 метров…
Наверное, поздно…
Поздно?!
ПОЗДНО!!!
150 метров.
Теперь уже всё равно…
Воздух свистел.
Это была хорошая жизнь…
Насыщенная событиями.
Богатая.
Прекрасная.
И это была замечательная свадьба…
Ветер в лицо.
Милая, родная.
Он прижал её к себе.
Она не сопротивлялась – всё поняла.
Успокоилась.
Вместе ведь – не страшно.
100 метров.
Это – одна секунда.
И – всё.
Поцелуй.
Успели.
Он прильнул своими губами к её губам.
Она ответила. Вместе не страшно.
Закрыли глаза.
Всё…

Рассказывают, что они не разбились.
Дело было так:
Он крепко сжимал её в объятиях, а губами – чувствовал её губы.
Глаза были закрыты. Но удара не последовало.
Толчка не было.
Они летели.
Летели, летели и летели.
Она даже не дышала – замерла.
И он не дышал.
Целовал её и ждал.
Но ничего не происходило.
Ничего не было.
Они летели.
Так продолжалось, наверное, с минуту…
Наконец он слегка приоткрыл глаза – не отрываясь от любимой.
Сначала ничего не понял.
Земля стремительно уходила под ними снизу.
Уходила прочь.
Со всеми её зелёными лоскутками полей, и с приглашёнными на свадьбу гостями.
Молодожёны вдвоём всё неслись.
Но – в голубые небеса.
Куда-то вверх.
С той же, не изменившейся, скоростью, с той же лёгкостью.
Ветер так же бил в лицо.
И так же не проходило ощущение стремительного полёта…
Он прекратил поцелуй и посмотрел на любимую. Она взглянула на него. Они ничего не сказали друг другу.
Только взглядом: мы вместе, моя хорошая.
Мы вместе, родной мой.
Мы теперь навсегда вместе.
Он поднял голову – там, в вышине приближались купола парашютов пастора и оператора. Всё ближе, ближе – и вот молодая пара пролетела рядом с ними, мимо них вверх и оставила недоумевающих коллег-парашютистов далеко под собою…
Ты видишь? Мы летим к солнцу!
Да, родная, любовь не подчиняется обычным земным законам. Она всегда была и будет выше их.
Высшие силы пожалели нас, правда?
Да, милая, они не позволили нам разбиться о землю!..
Мы навсегда улетаем ввысь…
Подожди-ка. Погоди. Я думаю, они нам больше не понадобятся.
Он отстранился от неё – и летел теперь рядом. Они оба были рядышком.
Он аккуратно, привычным движением расстегнул свой, ставший ненужным парашют.
И помог ей избавиться от оставшегося ранца с запаской.
Освобождённые подвески с ранцами полетели прочь, в противоположную от людей сторону – к земле. Туда, где маленькими точками ещё виднелись купола их двух товарищей…
Небо вокруг влюблённых стало тёмно-тёмно-синим. От высоты. Ведь они вдвоём, наверное, уже приближались к стратосфере.
Земля почти сплошь покрылась дымкой. Кривизна горизонта становилась всё больше и больше – никогда раньше им не приходилось видеть нечто подобное наяву.
Стало тяжело, очень тяжело дышать…
Они летели по-прежнему рядышком.
Мне холодно, произнесла она. Согрей меня, милый, своими объятиями, своим дыханием.
Она была чудо, как хороша, в своём волшебном свадебном платье, с фатой, парящая над облаками.
И он, весь в чёрном, оставался всё время джентльменом.
Трепетно обнял её.
Прижал к себе.
Они даже не чувствовали, как далеко оставили после себя всю остальную планету…
Им так трудно было дышать…
Но зачем дышать, когда есть поцелуи…
Они летели – летели ввысь, и небо благоволило им, и ставшее огромным ослепительное солнце готовилось их встретить в черноте открывавшегося пространства.

Рассказывают, что влюблённые отправились в бесконечное путешествие по Вселенной.
Дело было так:
Две человеческие фигурки, в чёрном и белом одеянии, обнявшись, миновали мезосферу – слой земной атмосферы выше 50 километров, и направились – с той же скоростью – ещё выше. Выше, выше и выше. Выше термосферы, которая шла после 90 километров от земной поверхности. Выше спутников, кружившихся, как механические пчёлы, на орбите. Выше самых высоких, запущенных человеком, космических объектов. Выше Луны. И выше чего-бы то ни было, что создано человеческой волей и человеческим воображением.
Он пытался согреть её до последнего. Пока они не заснули… Конечно, они не видели уже тех красот, которые открыла перед ними безбрежность пространства. Но они до конца видели друг друга – а это стоило всех других картин, прекрасней которых нет, если ты не влюблённый.
Они летели и летели, и не было конца их полёту. Они промчались мимо Солнца, прочь от Солнца, из той Солнечной системы, которую каждую ночь наблюдают астрономы в телескоп.
Они устремились к звёздам. Они летели среди звёзд. Прижавшись друг к дружке, и наполняя друг друга особым неземным теплом вновь и вновь.
Возможно, что пройдут миллионы лет. Пройдут звёздные эпохи, и галактики обернутся в скоплениях ещё много, много, много раз. Вспыхнут какие-то сверхновые и какие-то из старых светил погаснут.
А наши влюблённые всё ещё будут парить в космосе, побеждая пространство и время, и доказывая уже одним своим существованием, что есть вещи, не подвластные физической природе. Слившись в едином поцелуе, имя которому – вечность…

© Олег Бондаренко, 2015

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи

Узнавай о всех новинках по e-mail

Твой e-mail: *
Твоё имя: *

Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир