Особенности национальной воздушной лотереи

13-10-2013,

– …не хотите приобрести лотерейный билет нашей авиакомпании?

О?Бендер открыл глаза и вернулся в салон пассажирского Боинга. Мерно гудели двигатели, над рядами кресел горел приглушённый, неяркий свет, большинство людей спало, кое-кто читал, играл на своих гаджетах или смотрел кино. В целом на борту самолёта было спокойно, тихо, скучно. За иллюминаторами виднелось красное заходящее солнце – по правому борту, через проход.

Над О?Бендером стояла внимательная, чертовски обаятельная стюардесса в красивой форме и улыбалась.

– Может быть, Вы хотите принять участие в розыгрыше нашей лотереи? – повторила она душевным голосом свой вопрос-предложение. И добавила: – Все вырученные средства от неё пойдут на создание музея авиации.

О?Бендер стряхнул остатки сна и окончательно пришёл в себя. Он перевёл взгляд со стюардессы на тележку с газетами, журналами, открытками, которая загораживала проход.

– Сколько стоит ваша лотерея? – поинтересовался он – не потому что действительно хотел купить билетик, а потому что ему понравилась девушка. И её вкрадчивая манера говорить.

Стюардесса назвала цену – сущие копейки.

– Пожалуйста… – О?Бендер протянул деньги.

Девушка предложила ему пачку запечатанных бумажек, О?Бендер потянул наугад первую из них и вновь остался один – не считая спящих соседей по ряду. Бортпроводница, взявшись за тележку, перешла дальше – охмурять своей очаровательной улыбкой тех пассажиров, которые сидели у О?Бендера за спиной.

О?Бендер подождал, пока она отъедет в конец прохода.

Спать больше не хотелось. Читать журналы – тоже. Делать было решительно нечего, хотя до приземления самолёта оставалось, по меньшей мере, три часа.

От скуки О?Бендер повертел в руках лотерейный билет. Он относился к разряду «мгновенная лотерея», изготовлен был красиво – с изображением стальной летящей птицы и вообще выглядел представительно, его хотелось тотчас же открыть. Чтобы в очередной раз убедиться, что если уж в жизни не везёт – так не везёт. Ну, как всегда.

О?Бендер вялым движением надорвал запечатанный билетик и вскрыл его.

Внутри были нарисованы крылышки, и под ними размещалась лаконичная надпись: «Ваш выигрыш: гражданский самолёт». Ниже следовали полоски штрих-кода.

А чтобы совсем уж было ясно, что билет не пустой, – в самом его низу также были напечатаны слова: «Поздравляем с выигрышем!»

О?Бендер откинулся на спинку сидения и задумчиво посмотрел в иллюминатор. Небо было раскрашено в удивительную гамму цветов: от красно-оранжевого до иссиня-чёрного, как и положено при закате на высоте 10 000 метров от земли. Шевелиться не хотелось. Хотелось просто смотреть и смотреть – и ничего не делать. Этот билет – это просто какая-то забавная шутка. Ну да, у них тут в небе любят пошутить. Особенно очаровательные бортпроводницы.

– Девушка! – лениво позвал он стюардессу, деловито проходившую мимо него в этот момент. – Я тут лотерейку у вас взял и… – он с виноватым видом протянул счастливый билет ей под нос. – Вот, вроде как выиграл.

Стюардесса заученно улыбнулась и приняла билет из рук О?Бендера.

– Очень хорошо, – сказала она. – Сейчас посмотрим.

Целую минуту она внимательно изучала вручённый ей О?Бендером билет. На лице девушке нельзя было заметить каких-либо ощутимых эмоций.

О?Бендер ждал – просто потому, что и делать-то ему особо больше было нечего.

– Вы разрешите, я проконсультируюсь на этот счёт с командиром экипажа, – наконец попросила девушка. – Вы выиграли, это ясно, причём самолёт. Такое первый раз случается в моей практике. Вы позволите? – она вновь очаровательно улыбнулась.

– Да берите его, – великодушно разрешил О?Бендер, имея в виду лотерейный билет. – Самое главное – разъясните мне, что это всё означает.

Девушка приветливо кивнула и удалилась с лотерейкой в сторону кабины пилотов. О?Бендер опять уставился в иллюминатор, а спустя какое-то время, сообразив, оглянулся – ему вдруг стало интересно понаблюдать за реакцией на происшедшее других пассажиров, тем более тех, что, как и он, соблазнились покупкой лотереи. Хотелось посмотреть на их глаза, на их лица, на их везение. Однако если участники розыгрыша и были, то заметить их в салоне с ходу не представлялось возможным – на борту по-прежнему царила сонная тишина.

Вскоре в начале прохода с головы самолёта вновь появилась стюардесса – на этот раз она шла в сопровождении высокого красивого лётчика, в руках которого О?Бендер увидел свой лотерейный билет.

Лётчик подошёл, вежливо улыбнулся и поздоровался:

– Я командир экипажа, и рад Вас приветствовать на борту.

Он помолчал.

– Мы сейчас проверили штрих-код на билете с помощью считывающего устройства. Связались с землёй. Ну, что Вам сказать… Вы действительно стали обладателем пассажирского самолёта нашей авиакомпании.

О?Бендер сглотнул слюну.

– И так получается, что… – пилот выдержал небольшую паузу. – …Что нашего самолёта – вот этого самого Боинга, на котором мы сию минуту летим. Выходит, что теперь Вы – его новый законный владелец.

О?Бендер смотрел на лётчика немигающими глазами. Он очень хотел выглядеть важным, значительным. Но на самом деле не знал, что сказать.

– Прошу Вас, пойдёмте со мной, – наконец предложил командир, который, очевидно, тоже испытывал некоторую неловкость. – Всё-таки здесь эконом-класс, а я Вас отведу в первый.

О?Бендер встал, и они все аккуратно, старясь никого не потревожить, не разбудить, прошли по салону вперёд – а затем вверх, по лестнице, на второй этаж роскошного авиалайнера.

О?Бендер шёл, как в тумане, чему виной было, конечно, застывшее в небе и никак не желающее зайти за горизонт солнце.

В салоне первого класса вообще никого из пассажиров не оказалось. О?Бендер присел в свободное кресло, огляделся, положил свою ручную кладь на блестящий, полированный журнальный столик.

– Чёрт возьми… – только и сумел задумчиво произнести. – И что же мне теперь прикажете делать?

– Первым делом Ваш выигрыш надо отметить, – резонно рассудил командир корабля. – Зосечка, – это он обратился к стюардессе, – принесите нам, пожалуйста, бутылочку шампанского – ну, того, которое получше.

– Сию минуту, – с готовностью откликнулась девушка и мелькнула, как тень.

– Признаться, я раньше никогда не сталкивался с подобной ситуацией, – сообщил командир, присаживаясь напротив О?Бендера и с интересом заглядывая ему в глаза. – Но у нас в инструкции всё прописано, поэтому я в курсе, как сейчас следует поступить. Могу от себя добавить: Вам действительно здорово повезло. Я знал, что такой выигрышный билет существует, но одно дело знать и другое – вот, встретиться на практике.

Он покачал головой и раскрыл папку для бумаг, которая оказалась у него в руках.

– Нужно протокол составить и подписать… – Пилот вынул из кармана ручку и стал аккуратным почерком заполнять бланк. – Так, так и так. Прошу Вас ознакомиться – здесь…

О?Бендер повернул к себе частично заполненную бумагу. И прочёл:

«Я, командир экипажа борта такого-то по имени Воробьянинов И.М. подтверждаю выигрыш в лотерейный билет номер такой-то, принадлежащий гражданину…» – и далее О?Бендер, наклонившись над столом, вписал свою фамилию.

– Бендер, – сообщил он. – Меня зовут Олег Бендер. Но для краткости я использую вариант О?Бендер, то есть пишу через апостроф. Это дань памяти писателю О?Генри, произведения которого я очень люблю. Особенно его рассказы о мошенниках.

– Угу, – подтвердил пилот. – Пожалуйста, до конца прочитайте.

– Итак… – продолжил О?Бендер. – «Выигрышем является самолёт Боинг такой-то, серийный номер следующий, который и передаётся в полную собственность вышеуказанного гражданина на основании решения авиакомпании такой-то и Положения о проведении воздушных лотерей. Дата, время, подпись: Воробьянинов И.М.» И соответственно мой автограф…

О?Бендер старательно вывел свою подпись ручкой.

За его спиной неслышно возникла стюардесса с бутылкой шампанского и бокалами.

– Всё, Вы теперь официально вступили во владение самолётом, – сказал пилот. – Вот здесь весь пакет необходимых документов – технических и лётных. Да, только надо ещё, чтобы приём-передачу завизировал представитель авиакомпании – ну, это понятное дело, на земле, по приземлению. – Он принял из рук бортпроводницы шампанское и ловким движением откупорил бутылку. – Давайте, за Ваше здоровье!..

Они чокнулись, со звоном.

О?Бендер отхлебнул ледяной напиток, насладился его вкусом и задумался…

– Скажите… – он поднял голову. – А что, я теперь сам могу выбирать, куда лететь? Скажем, в Рио-де-Жанейро мы можем полететь прямо сейчас?

– Вы хозяин, – пожал плечами пилот. – Вообще-то мы можем лететь куда угодно. Но сию секунду мы не вправе взять и изменить маршрут; существует утверждённый план полёта, согласованные остановки, и потом до Рио требуется значительная дозаправка. Правильнее будет сейчас приземлиться в месте назначения, а потом уже выполнить всё, что необходимо для полёта в Бразилию.

– Логично, – согласился О?Бендер, и у него на душе стало легко и радостно. Он с удовольствием отхлебнул шампанского.

– За удачу! За удачливых людей! – командир экипажа поднял тост и тоже пригубил из бокала.

Всем стало комфортно, бортпроводница Зося приветливо улыбнулась О?Бендеру – в который уже раз. Хотелось жить, и жить в полную силу.

– Хотите анекдот? – предложил пилот. Все кивнули. – Ну, слушайте. Летит себе самолёт, выполняет обычный рейс. И тут в салон заходит стюардесса и обращается к пассажирам: у нас, мол, разгерметизация, но вы не волнуйтесь, ничего страшного нет – просто наденьте маски. И из бардачков сверху выпадают маски – карнавальные: зайчика, медвежонка, лисёнка, слонёнка. Пассажиры посмотрели друг на друга, но делать нечего – надели. А потом с потолка самолёта посыпались конфетти, серпантин, хлопушки захлопали… И голос командира экипажа из динамиков, по внутренней связи: поздравляю вас, вы стали участниками программы розыгрыш!

Зося довольно захихикала, а О?Бендер поперхнулся шампанским и деланно растянул рот до ушей.

– А скоро… Скоро мы сядем? – несколько обескураженно, с растерянной улыбкой спросил он.

– О! Осталось совсем немного, – пилот отставил свой бокал в сторону и поднялся в хорошем настроении. – Вас, кстати, в аэропорту будут встречать. Представители нашей авиакомпании. – И он многообещающе подмигнул.

О?Бендер согласно кивнул головою.

– Да, конечно-конечно… – Мыслями он, казалось, был уже где-то далеко – куда дальше, чем сегодняшний пункт назначения. Наверное, в Южной Америке. – Это хорошо, что мы сделаем посадку. Мне надо, как бы это сказать, морально подготовиться. Ведь столько лет прошло, столько сил потрачено. Это так прекрасно, когда сбываются мечты…

 

…Садились под утро – в той стране, куда изначально летели, с учётом разницы во времени. Уже на аэродроме, когда все пассажиры покидали самолёт, командир экипажа попросил О?Бендера задержаться.

– Сейчас на борт должен подняться представитель авиакомпании, – пояснил пилот. – Он закончит оформление и даст вам на подпись кое-какие бумаги, но это, как Вы понимаете, уже формальность.

Действительно, вскоре на борту появился служащий в элегантном чёрном костюме и с кейсом в руках. Сверкнув лысиной, он представился:

– Я гражданин Корейко. Мне поручено от имени авиакомпании поздравить Вас с крупным выигрышем и пожелать дальнейшей удачи. Надеюсь, мы продолжим с Вами сотрудничество в области эксплуатации самолёта. А сейчас – прошу Вас подписать пару-тройку документов.

О?Бендер кивнул, и они уселись в кресла салона первого класса авиалайнера.

Корейко протянул О?Бендеру пачку бумаг. Большая часть их касалась технических и организационных вопросов, и на каждом О?Бендер ставил свою визу. На одном из документов он задержал свой взгляд.

– Что это?.. – неуверенно спросил он.

– Счёт за горючее. Вы должны сейчас оплатить его. Это расход топлива за последний рейс, который самолёт выполнил, прилетев сюда, по месту назначения.

У О?Бендера вытянулось лицо. Он с удивлением посмотрел на сумму, потом перевёл взгляд на гражданина Корейко…

Пилот вместе со стюардессой молча стояли за креслами, у выхода из салона.

– Я это не подпишу, – наконец вымолвил О?Бендер.

– Но позвольте, Вы обязаны… – Корейко прямо расстроился, и его лоб взмок от пота. – Согласно подписанным Вами бумагам Вы теперь несёте полную ответственность за самолёт и организацию рейсов, а также за всё техническое оснащение. Прошу Вас расписаться здесь…

– Нет, – заявил О?Бендер и встал. – Увольте меня. Что-то мне не нравится эта затея.

– Ах, так… – представитель авиакомпании резко изменился в лице. – Но Вы вынуждаете меня принять соответствующие меры!

– Делайте, что хотите… – ответил О?Бендер, отвернувшись к иллюминатору. Он был вконец расстроен.

– Вызовите службу безопасности аэропорта, – коротко отдал распоряжение Корейко пилоту. И вновь обратился к О?Бендеру: – Вы меня вынуждаете действовать по инструкции 10-Б. Согласно ей, Вы подлежите задержанию до выяснения всех обстоятельств дела ввиду Вашего отказа от исполнения принятых на себя обязательств. Самолёт конфискуется и будет выставлен на торги, причём наша авиакомпания имеет право его приобретения на льготных основаниях. Сейчас я попрошу Вас подчиниться требованиям секьюрити – а вот, кстати, и они – и пройти в специальное помещение при полицейском участке. Там Вы будете находиться до суда.

С этими словами служащий встал и показал пальцем на О?Бендера, тем самым давая знак трём здоровенным охранникам, выросшим словно из-под земли. О?Бендер попробовал протестовать, но его живо скрутили и вывели из самолёта; шедший за ними вслед Корейко пылал праведным гневом и что-то говорил про большие сроки тюремного заключения, положенные в этой стране за неуплату долгов.

Когда они все ушли, командир экипажа повернулся к бортпроводнице и укоризненно посмотрел на неё снизу вверх.

– Зося, я вам сколько раз говорил – будьте внимательны при выборе пассажира. Вы должны предварительно за ним понаблюдать, хорошо его изучить и оценить. Почему вы всегда куда-то спешите?!

– Да, Игорь Михайлович, я поняла, простите меня, что так вышло… В следующий раз я непременно сделаю всё, как Вы говорите.

И она грустно опустила головку. За окнами самолёта разгорался новый день.

 

© Олег Бондаренко, 2013

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир