Нет.

05-06-2009,

Вы когда-нибудь были в ЗАГСе или Дворце бракосочетания? Наверняка были и, скорей всего, даже не один раз. Даже, если не в качестве одного из виновников торжества, то в качестве близкого друга или родственника со стороны невесты или жениха.

Конечно помните то, мало на что похожее состояние в виде коктейля из радости и тревоги, волнения и веселья, торжественности и сумасбродства, безраздельно царившее вокруг вас и, не особо спрашивая разрешения, проникающее в вас и, захватывающее целиком.

Если вы скажете, что не испытывали в ЗАГСе таких чувств, то, либо вы по жизни чрезвычайно хладнокровный и рассудительный человек, либо, в силу каких-то причин, вы мысленно были в это время не в ЗАГСе.

Такая обстановка всегда царит в холе или зале ожидания, а так же на улице перед входом, если позволяет погода. Она проявляет себя светом улыбок и угадываемой напряженности взглядов, долгих затяжек сигаретным дымом и внезапными взрывами заливистого смеха. Она проникает под Мендельсона в зал бракосочетаний и едва сдерживается одиноким, торжественно-звенящим голосом ведущей до слов: «Родственники и гости, поздравьте новобрачных!»

Но иную обстановку можно обнаружить в других помещениях. Для сотрудников ЗАГСа это очередной рабочий день, наполненный зачастую немалым эмоциональным и физическим напряжением:

— Ир, сколько на сегодня пар записано? Тридцать восемь!? Опять даже в туалет некогда будет сбегать.

Конвейер, людской конвейер проходит через ЗАГС и его сотрудников. Самые разные пары помнят стены зала торжеств: совсем юные и убелённые сединами, ровесников и годящихся друг другу в родители и дети, с многочисленной шумной толпой гостей или просто вдвоём; невесты в пышных баснословно-дорогих свадебных платьях, а иногда в обычных, даже не белых, а то в деловом брючном костюме; с явными признаками беременности и без оных; женихи, почти не отрывающие счастливого взгляда от глаз возлюбленной или обречённо уставившиеся в потолок, а то и стреляющие глазами по декольте и мини юбкам подруг невесты. Разные, абсолютно непохожие пары сливаются в глазах работников ЗАГСа со временем в безликую человеческую массу.

Но иногда случаются особенно запоминающиеся бракосочетания. Понятно, что выделяются из общего ряда редкие, необыкновенно красивые пары, как будто прямиком сошедшие с глянцевой обложки или киноэкрана, но эта пара такой не была.

Они зашли в зал под уже опостылевшего музыкантам Мендельсона, и под прицелом нескольких фото- и видеообъективов. Широкие двустворчатые двери за ними закрылись, музыка стихла. В наступившей на пару коротких мгновений тишине торжественно зазвучал хорошо поставленный голос ведущей:

— Дорогие, Светлана Евгеньевна и Андрей Леонидович, сегодня для вас знаменательный и ответственный день, вы решили соединить свои судьбы и создать семью!

Несмотря на чуть ли ни актёрскую выразительность ведущей, смысл её слов, судя по выражениям лиц молодых, с трудом доходит до их сознания. Но это обычное явление для большинства брачующихся.

Они стоят посреди зала, озаряемые вспышками фотокамер. За ними — их тылы — родные и близкие. Впереди — неизведанная, манящая и пугающая самостоятельная семейная жизнь. Обоим брачующимся лет по двадцать с небольшим и, возможно, к ним впервые в жизни обратились по имени и отчеству.

Она — совершенно обычная девушка, не дурнушка, не красавица, среднего роста, среднего телосложения. Русые волосы в хитроумной причёске под белой фатой. Вполне обыкновенное свадебное платье, в меру пышное, в меру открытое.

Жених — подстать невесте: небольшого роста крепыш, типичное славянское лицо, аккуратная короткая стрижка, строгий серый костюм с галстуком.

И гости самые обычные, среднестатистические, и по количеству и по виду. Их примерно дюжина или около того, и, если кто из них уже и принял по случаю, то в меру, поскольку никак не проявлял своего состояния.

— …является ли ваше желание стать супругами взаимным, свободным и искренним? — продолжала тем временем вещать ведущая, — Ответьте Вы, Светлана Евгеньевна.

— Да, — кивнула головкой невеста.

— Вы, Андрей Леонидович.

— Нет, — голос жениха звучал так просто и буднично, будто он отказывался от преложенной чашки кофе со сливками.

Ведущая на мгновение опешила, но годами приобретаемый опыт никогда не пропадает даром:
— Андрей Леонидович, Ваше желание вступить в брак является взаимным свободным и искренним? — повторила она свой вопрос.

— Нет, — на этот раз жених ответил уже не так буднично, а с лёгкой ноткой не то вызова, не то раздражения в голосе.

— В таком случае, я не имею права зарегистрировать Ваш брак. Всего доброго, — и ведущая быстрой походкой покинула зал.

— Как!? Почему!? — заволновался жених, — Подождите, Вы меня не поняли!

Он бросился к выходу вслед за ведущей, оставив посреди зала невесту и гостей в полном замешательстве.

Объективы камер понуро опустились. В зале повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь возбуждённым перешёптыванием гостей. Прошла минута, другая, третья, ещё несколько, а жених не возвращался ни с ведущей, ни без неё. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день: сказал «нет» и был таков…

Невеста держалась молодцом, долго не раскисала, но вот кто-то из близких родственниц начал её участливо успокаивать, и это возымело действие: глаза наполнились влагой, носик покраснел, невеста вот-вот разрыдается.

Чтобы хоть как-то разрядить ситуацию музыканты заиграли лёгкий весёлый фокстрот, и действительно, через минуту эмоциональное напряжение в зале стало спадать, а ещё минуты через три-четыре в дверях наконец-то появился жених (где ж его окаянного носило?) в сопровождении другой приветливо улыбающейся ведущей, с порога заявившей: «Не волнуйтесь, сейчас мы молодых зарегистрируем, и всё будет в порядке». Все присутствующие облегчённо вздохнули.

Вновь вскинулись на изготовку объективы, грянула музыка, вся процедура пошла с начала и прошла как по маслу. Оба брачующихся сказали «да», словно сговорившись. Подписи. Кольца. Музыка. Вспышки фотоаппаратов.

— Данной мне властью и, в соответствии с законом Российской Федерации, объявляю вас мужем и женой. Поздравьте друг друга.

Ритуальный поцелуй теперь уже новобрачных под неусыпным вниманием объективов и любопытными взглядами гостей.

— Родственники и гости, поздравьте новобрачных!

Всё, дело сделано! И не было никакого «нет». Все видеокассеты были отмотаны на начало. На единственное начало церемонии. И не было другого. Вы слышите, тётя со стороны невесты, не было! Не надо ничего пытаться напомнить новобрачной, она всё равно не вспомнит. Потому, как ничего такого не было. Оставьте Ваши бредни для околоподъездных сплетен и скучающих по ним соседок. Вам всё это послышалось и почудилось, или приснилось в кошмарном сне. Не надо есть много жирного на ночь.

Гости облобызали новобрачных, вручили невесте помятые в жарких объятьях букеты и проследовали за молодыми на выход. Потому как у входа в зал уже в нетерпении стояла очередная процессия с брачующимися во главе. Людской конвейер не должен ведать остановок, ведь время невозможно остановить в «стоп-кадре».

И в других помещениях ЗАГСа не замирал такой же людской конвейер. Сама Жизнь проходила через кабинеты вместе с людьми, и сотрудники регистрировали все ключевые её события: разводы, смерти, рождения. Но в отличие от бракосочетаний, это делалось без шума и помпы.

Вы спросите: «Почему так?» Да, просто так принято.

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 3

  1. Дмитрий пишет:

    Хорошо написано. Заставляет задуматься :-).

  2. Павел Маслов пишет:

    Спасибо, Дим.

  3. Женя пишет:

    Какой ты наблюдательный. Наверное часто был в загсе.))

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир