Найти и уничтожить

23-08-2008,

Темная планета непонятно,  чем подсвеченная. Не такая уж и большая, поэтому те двое, что стоят на ней не кажутся мне маленькими. Я вижу их сверху и чуть сбоку, но иногда я смотрю, как будто глазами женщины, что стоит рядом с очень мужественного вида мужчиной, и его мужественность не во внешнем его виде, это внутренняя мужественность. Глядя на него, понимаешь, что он прошел все возможные миры, он видел и знал все вселенные, за его плечами в его опыте все существующие творения. А та, что стоит рядом с ним, почти часть его. У неё его опыт, его знания, его умения,  переданные ей, сформированные и сконцентрированные им в единое стремление выживать. Он научил её всему, что знал сам. Он потратил на это много времени, и теперь она была его созданием. Мне трудно сказать, как он относился к ней, но я знаю, что чувствовала она к нему.  Ей было удивительно легко и просто рядом с ним. Она всегда знала, что рядом друг и что его плечо всегда поддержит её. И еще она знала, что никогда не позволит никому, даже себе, не то что обидеть его, а просто потревожить его покой. Она знала, что он раним, несмотря на то мужество и твердость, которые проявлял. Она любила его, но не задумывалась об этом, как не задумываются о своем сердце, которое часть тебя, и которое преданно тебе служит, живет твоей жизнью, плачет и радуется вместе с тобой.

Так вот, они стояли на чужой планете, не просто чужой, а похоже враждебной им, и смотрели вверх. А вверху далеко над их головами на границе атмосферы, было видно, что появился и начал распространятся всепоглощающий слой. Планета превращалась в ловушку и с такой скоростью, что медлить больше было нельзя.

-Уходи, — твердил он ей. —  Уходи первая, вдвоем мы можем не успеть. Я пойду за тобой, если что, я справлюсь, а ты нет.

И она пошла, пошла стремительно вверх и в её голове звучало: «когда-нибудь ты вернешься, девочка моя». Потом, через какое-то время, эта фраза превратилась в «ты вернешься», потом в «меня ждут», а потом в твердую уверенность, что он  сказал ей: «я буду ждать тебя».  Но всё это будет потом.

Сейчас она летела через всё сужающийся просвет,  понимая, что едва ли успеет…  и успела. Просвет схлопнулся за ней, как только она через него проскочила. Она шла на предельной своей скорости и не сбавляла её, так было легче. Так было легче понимать, что за её спиной никого нет, что она одна и только то, что у неё есть задание, упрямо гнало её вперед. Всё дальше и дальше от схлопнувшейся планеты. Ей нужно было совсем на другой, противоположный конец вселенной, нужно было закончить начатое, это была её необходимость и это была именно её ответственность. Она была хорошей ученицей и точно знала, что от неё требуется.

Она выполнила задание и она возвращалась. И не имело значения, что прошли тысячелетия, не имело значения, что мир за это время успел измениться, что он стал другим. Она возвращалась туда, где она считала, что её ждут. В какой-то момент пришло беспокойство, сначала было непонятно, что происходит, непонятно, что приводит в невесть откуда взявшееся замешательство и только спустя, какое-то время стало ясно, что там, куда она движется, там впереди пусто. Там нет того, кто ей так сейчас нужен, того, кто обещал её дождаться.

Когда я смотрю сейчас на неё, я понимаю, что эта фраза, давным-давно, летевшая ей вслед:  «когда-нибудь ты вернешься, девочка моя», трансформированная  в  «я буду ждать тебя» провела её через тысячи миров и сделала одинокой странницей. Ведь по сути, никто не собирался ждать её, никто не давал никаких клятв, и никто ничего по большому счету вообще не обещал ей. Но в её сердце, в её сознании всё было не так. Она возвращалась к тому, кто её ждет. Она ни секунды не сомневалась в том, что её ждут. Она ни разу не задумалась над тем, что могло случиться с ним, когда она ушла, что был второй вариант, и она могла  остаться и разделить его судьбу, какой бы она, эта судьба, не была.

Возможно, её вера в его сверхвозможности не оставила ей выбора, а возможно, она просто даже и предположить не могла, что выбор есть всегда, и у неё в том числе. Это сейчас не так уж и важно. Сейчас важно то, что она возвращалась в полной уверенности, что её ждут… И каково же было сначала её изумление, потом недоумение, и наконец обида на то, что это не так. Обманутые ожидания – это чувство, как вихрь взметнуло в ней всё. Невозможно было ни остановить, не совладать со всем, что происходило внутри. А внутри помимо воли и даже помимо разума, выстраивалось: я найду тебя, чтобы мне это не стоило; неважно, сколько жизней я на это потрачу; найти важнее жизнь;  найти и уничтожить.

Она нашла его, это было не так уж и трудно. Он был всё так же мудр, и всё так же ему было почти скучно. И что интересно – он принял эту её игру. Казалось, он чуть усмехался и как бы говорил: ну, что ж… попробуй…

Она не только попробовала, она начала уничтожать. Он строил, создавал игру, а она вставала на противоположную сторону и уничтожала. Порой она проигрывала, и тогда начинала всё сначала. Опять и опять она преследовала его. Терялся размах, сужались возможности, но «найти и уничтожить» гнало её за ним. Жестокая, безумная игра, игра без правил, игра одного постулата – «найти и уничтожить» вела её по жизням из одной в другую. Мелькали сначала уничтоженные миры, затем планеты, возможностей становилось всё меньше, космические войны остались позади, а впереди маячили мечи, арбалеты, может быть пушки, как верх прогресса. Эта планета сейчас бедна, не тот размах, бывали времена на ней и поинтереснее.

Сегодня, когда эта гонка закончилась, и я оглядываюсь на неё, мне, пожалуй, даже  не жаль, что она была. Она была и она закончилась. Сейчас я вольна начать новую игру, и я сама решу, какой она будет, эта новая игра.

ДВОЕ

 …два абсолютно разных человека, случайно встретились в этом огромном, неимоверно бесконечном мире. Даже нельзя сказать, что они встретились. Они не встретились, они просто узнали друг о друге. И почему-то это знание стало важным. И теперь чтобы ни произошло, это знание останется с ними. Даже если один из них уйдет, своей никогда не кончающейся дорогой, он не сможет не знать. Не знать, что дорог тому — другому. Не сможет не знать, что тот —  другой, он есть, не может не быть. Что этот бесконечный мир – мал для того, чтобы тот — другой исчез…     

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 4

  1. Дмитрий пишет:

    Это можно только выслушать. Тут совершенно нечего и незачем говорить :).

  2. Татьяна Цветкова пишет:

    Спасибо :).

  3. Павел Маслов пишет:

    Рассказ замечательный, и я думаю, из этого сюжета мог бы получиться прекрасный роман.

  4. Татьяна Цветкова пишет:

    Спасибо :), возможно Вы правы :).

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир