На Вероне

08-03-2009,

Праздничное гуляние на Дворцовой площади подходило к концу. Я уже пробирался к знакомому переулку, когда моё внимание привлекла необычная пара – маленькая девочка-подросток с копной чёрных, плохо расчёсанных волос и парень довольно крупного сложения, бережно обнимавший за плечи свою подругу. На девушке был старенький лётный комбинезон, парень же был одет в новую куртку светло-зелёного цвета, какие носят строители на этой планете. Они, казалось бы, бесцельно бродили по площади в поисках нехитрых развлечений, точно так же, как и сотни других мужчин и женщин, для которых и было организовано это праздничное гуляние. И, всё же, у меня создалось впечатление, что они кого-то высматривают. Они выделялись даже среди разношёрстной толпы, заполнившей площадь. Из любопытства я какое-то время шёл сзади, но, вскоре, потерял их из виду. Вдоволь наслушавшись дешёвых певцов, исполняющих на заказ свои песни и насмотревшись на представления акробатов, я отправился в гостиницу.
Я не спеша брёл по переулку, когда в конце его снова мелькнула маленькая девушка вместе со своим спутником. В следующее мгновение они свернули на соседнюю улицу. Я направлялся в ту же сторону, и прибавил шагу, надеясь увидеть их ещё раз. Быстро пройдя остаток пути, и свернув за угол, я едва успел увернуться от удара в челюсть, который мне попытался нанести парень. Хорошая реакция спасла меня, и его кулак только скользнул по моей щеке, но в следующее мгновенье, я пропустил довольно чувствительный удар в солнечное сплетение и решил отступить. Вдруг его атака внезапно прекратилась, а лицо стало по-мальчишески растерянным. Ища поддержки, он бросил быстрый взгляд на свою спутницу, но она смотрела сквозь меня куда-то назад.
— Спасибо за приглашение, господин, мы не можем принять его, — с этими словами она потащила за рукав своего друга.
Однако уйти они никуда не успели. Патруль подошёл к нам, и солдаты встали, загородив путь к отступлению. Офицер обратился ко мне.
— Всё ли в порядке? Мне показалось, что они напали на Вас.
— Нет, господин лейтенант, я несколько эмоционален и часто жестикулирую при разговоре.
— Я всё же задержу их для проверки личных кодов. Время сейчас неспокойное. Желаю Вам приятного праздника.
С этими словами он повернулся к девушке. Я взял его под локоть.
— Разрешите?
Мы отошли на несколько шагов.
— Понимаете, господин лейтенант, я хочу заполучить эту девчонку на ночь. Прошу Вас, оставьте этих двоих со мной.
— Я забочусь о Вашей же безопасности. Они могут оказаться мятежниками, да, кстати, и о Вас мне ничего не известно.
— Господин лейтенант, вот моя визовая карта. Я прибыл с Альвисты и остановился вон в той гостинице.
С этими словами я протянул ему книжечку, выданную мне в гостинице с вложенными в неё двумя купюрами.
— Ладно, как хотите. Не пришлось бы, потом жалеть.
Лейтенант махнул рукой. Патруль медленно двинулся по улице.
Я повернулся к девушке.
— Я им сказал, что собираюсь снять тебя на ночь, поэтому вам лучше провести часа три-четыре у меня в номере. Иначе, эти ребята не упустят случая общипать вас в участке.
— Зачем тебе это?
— Мне скучно. Я никого не знаю на Вероне, — я повернулся, собираясь идти. Девушка и парень не двигались с места.
Патруль остановился посреди улицы, и лейтенант с интересом посмотрел в нашу сторону.
— Ладно, мы твои гости.
Втроём мы направились к зданию гостиницы и поднялись ко мне в номер. Девушка сняла ботинки, такие же старые, как и комбинезон, и забралась с ногами на диван. Парень растерянно переминался с ноги на ногу.
— Выбирай себе место, — я сделал неопределённый жест вокруг комнаты. Он, наконец, сел на стул возле окна.
— Тебя как зовут? – Несмотря на значительную разницу в возрасте – пожалуй, я ей в отцы годился, девушка не питала ко мне особого почтения.
— Элистон Бар, а тебя?
— Саула, но все зовут просто Сай.
— А как зовут твоего парня?
— Крэг.
При этих словах её приятель, до сих пор тихо сидевший на стуле, заворочался и покраснел. Сай посмотрела на него с беспокойством.
— Вообще-то, мы просто друзья. Вместе выросли, — девушка бросила взгляд в окно, за которым сгущались сумерки, — решили вместе в Столицу съездить, на праздник.
— А разговаривать он умеет?
— Да. Просто он застенчивый.
— Это ты слишком болтливая! Разговорилась с этим господином, как-будто, он наш друг, — Крэг изподлобья посмотрел на меня.
— Ладно, раз вы мои гости, придётся вас накормить, — я направился к двери.
Когда нам принесли заказанный ужин, и мы втроём устроились на полу, согласно местному обычаю, Сай спросила:
— А зачем ты следил за нами на площади?
От неожиданности я не сразу нашёлся, что ответить. Пришлось говорить правду.
— Вы сильно выделялись в толпе. На влюблённую парочку вы похожи не были, но старались казаться такими. Мне стало интересно. Кстати, а кого вы там искали?
Теперь настала их очередь смутиться. В комнате повисло напряжённое молчание.
— Ладно, в конце концов, меня ваши семейные дела не касаются, — я взял с блюда последний кусок вяленого моллюска.
— Спасибо за угощение, господин, — Сай снова посмотрела в окно, — нам пора в обратный путь.
— Мне кажется, вам лучше переночевать здесь. Патруль сменится только утром. Тогда вы беспрепятственно покинете город. Сай может устроиться на диване, Крэга мы положим на полу, а я, как хозяин, займу кровать.
Они колебались. Уходить в темноту и неизвестность, видимо, не хотелось. Я взял со своей кровати две подушки и бросил одну на диван, другую на пол возле дивана. Сай тут же улеглась, не снимая комбинезона. Крэг немного помедлил и растянулся рядом на полу. Я лёг на кровать и закрыл глаза. Расслабив тело, я притворился спящим, а сам, по старой привычке бродяги, прислушивался к своим новым знакомым и размышлял, почему же ко мне никто не подошёл на площади, и что мне теперь делать. Наверное, мои гости тоже прислушивались ко мне, но, вскоре, их ровное и медленное дыхание подсказало мне, что они уже спят. Я приоткрыл глаза и, не поворачивая головы, посмотрел на них. Крэг выглядел совсем ещё юношей. Во сне он хмурился и этим ещё больше напоминал ребёнка. Спящая Сай, наоборот, казалась старше. Сейчас я бы затруднился сказать, сколько ей лет – пятнадцать или двадцать пять. Убедившись, что они, действительно, заснули, я позволил себе расслабиться.
Утром меня разбудил какой-то шорох. Не открывая глаз, я прислушался. Девушка что-то искала на полке. Я сел на кровати.
— Конфеты, — сказала она, не оборачиваясь, — после ужина там оставалось ещё пять леденцов. Ты себе ещё купишь, а я угощу детей.
— У тебя есть дети?
— Не своих. Я живу в доме у одного человека. У него трое детей.
Она, наконец, нашла конфеты и сунула их в один из карманов комбинезона.
— Ну, нам и вправду пора. Эй, Крэг, — она присела перед ним на корточки и пошевелила за ногу. Проснувшись, парень тут же вскочил.
— Спасибо за гостеприимство, господин, — он смущенно посмотрел на меня, — извините за вчерашнее. Я думал, Вы нас выслеживаете.
— Ничего, мне не привыкать, — я всё ещё размышлял, как мне быть дальше. Наконец, я решился.
— А, знаете что? Возьмите меня с собой. Я должен был встретиться со своим старым другом и пожить у него некоторое время, а он куда-то запропастился. Да, ещё так быстро, что не успел меня известить об этом. Мы с ним планировали провернуть тут одно дельце и заработать немного денег, а раз всё это сорвалось, то я теперь не прочь заняться чем-нибудь ещё, потому, что возвращаться обратно мне теперь не на что. И, я думаю, лучшей компании мне для этого не найти. Заодно, и я вам чем-нибудь помогу в ваших делах.
— В каких делах? Я каменщик, а она возит кирпичи на хозяйском грузовике.
— Это сказка для патруля. Вы кого-то искали на площади, прикидываясь влюблённой парой, и сами боялись слежки, иначе бы не напали на меня.
— Вы ошибаетесь, мы просто строители….
— Брось Крэг, он не дурак. Ладно, если хочешь, идём с нами.
— Ты что, Сай, нам же Лоу голову оторвёт!
— Не нам, а мне. Пошли!

Но прошло ещё целых полдня, потраченных мною на сборы, прежде чем, мы смогли выбраться из города и двинулись по дороге через долину. Всё время нам на встречу попадались тяжелогружёные армейские машины мелонян, идущие к космопорту.
— А у мелонян на вашей планете много работы.
— Это они наш урожай вывозят, — Крэг проводил недобрым взглядом очередную машину.
— Разве они его не покупают?
— Это Вы называете торговлей? Они добились издания закона, по которому мы должны продавать им девять десятых выращенного урожая и произведённых товаров за бесценок, а потом они нам же продают его по баснословным ценам! Вы, конечно, с Альвисты, Вас это не касается. Наверное, тоже хотели перекупить партию товара, чтобы потом продать его нам?
— Ну, я же не знал, что здесь такая торговля. А как мог появиться такой закон?
— Мелоняне содержат наше теперешнее правительство.
Я подумал, что для простого каменщика, Крэг неплохо разбирается в политике. Словно отвечая на мои мысли, он сказал:
— Я не всегда был каменщиком. При старом правительстве, я учился в Академии. Потом умер отец, и у меня не стало денег на образование.
— Разве каменщики так мало зарабатывают? Этих денег не хватает?
— Нет, — он отвернулся и стал смотреть на сады, потянувшиеся вдоль дороги.
— Ему ещё приходится содержать двоих маленьких братьев. Они сейчас живут у его невесты.
— Сай!
Некоторое время мы шли молча. Вскоре я увидел, крестьян, подвозящих тележки с батом – крупными плодами батового дерева, которые составляют основу местного рациона. Одежда на них была довольно поношенной. Некоторые были босиком. На их фоне выделялись добротно одетые приёмщики мелонян. Я решил пока больше ни о чём не расспрашивать своих спутников. Когда зеленоватое солнце Вероны стало клониться к закату, на горизонте появились белые здания строящегося посёлка. Пройдя ещё несколько километров, мы свернули с дороги, и пошли по тропинке. Нырнув в низину возле весело поющего на камнях ручья, тропинка поднялась на пригорок и привела нас, наконец, к цели нашего путешествия. Мы шли по улице временного посёлка строителей. Вокруг стояли лачуги, сколоченные из старых досок и потемневших щитов. Возле одной из них женщина развешивала бельё.
— Эй, Сай, кого это вы привели? – она смотрела на меня, не выпуская из рук заштопанной простыни.
— Это Элистон Бар. Можешь звать его просто Эл, а это Моби — с этими словами мы прошли мимо неё и вошли в самую большую лачугу посёлка. Внутри, вопреки моим ожиданиям, оказался коридор, в который выходили двери трёх комнат.
— Посиди здесь, Эл, пока мы поговорим с начальником стройки, — с этими словами Сай и Крэг скрылись за ближайшей дверью. Стульями служили обрезки толстых древесных стволов. На один из них я и уселся.
В окно напротив мне было видно только дерево, растущее во дворе. Через открытую дверь доносились голоса играющих ребятишек. Картина была мирной, и я успокоился. Прошло немало времени, прежде чем меня позвали в комнату.
Я вошёл и поздоровался. Кроме Сай и Крэга на полу сидели ещё трое мужчин. Один из них, немного старше меня, невысокий, крепкого телосложения, был по виду начальником. Рядом, привалившись спиной к стене и вытянув ноги, устроился высокий худой человек. На коленях у него лежал журнал с какими-то записями. Третий сразу произвёл на меня неприятное впечатление. Внешность, с виду, ничем не примечательная. Тело крепкое, цепкий взгляд светлых глаз, казалось, излучал холод.
Первым прервал молчание «начальник».
— Вас зовут Элистон Бар. Это так?
— Да.
— Садитесь с нами. Дорога была длинной. Мы сейчас будем ужинать. Сай, скажи Моби, — Сай вышла и через минуту вернулась. Оглядев нас, она снова уселась на своё место.
— Меня зову Авар. Я начальник этой стройки, это наш инженер Барт, а это – Лоу. Он обеспечивает порядок и связь. Мы выслушали Сай и Крэга. Откровенно говоря, мы в затруднительном положении. Им не следовало приводить Вас сюда. В сущности, никто из нас с Вами не знаком. Не хочу сказать ничего плохого…
— Почему это не стоило?! – от возбуждения Сай даже вскочила с места, — он за нами следил на площади, он не сдал нас патрулю, когда Крэг, как дурак, напал на него из-за угла, он, наконец, понял, что мы кого-то искали. Неужели вы думаете, что ему было бы трудно проследить нас от города? Нет, я считаю, гораздо безопаснее было держать его в поле зрения до этого самого момента!
Вот это да! Девчонка в который раз удивила меня.
В комнате воцарилось молчание. Никто не смог ничего возразить. В это время дверь открылась, и вошла Моби с миской бата и вялеными моллюсками. Она поставила всё это на пол в центре комнаты и вышла. Мы принялись за еду. До конца ужина никто не проронил ни слова. Когда с моллюсками было покончено, мне пришлось заново рассказать свою историю, добавив к ней кое-какие несущественные подробности. Закончил я свою речь примерно так:
— Я понимаю, что не очень-то вам тут нужен, просто я никого больше не знаю на Вероне. И я подумал, что смогу немного поработать у вас, а потом решу, что мне делать дальше.
— Учитывая то, что рассказали Сай и Крэг, я за то, чтобы разрешить Вам остаться, — Авар посмотрел мне прямо в глаза. Я не отвёл взгляда.
— Барт?
— Я тоже не против. К тому же, если Вы поможете мне на стройке, будет совсем хорошо. Я, ведь, тут один инженер.
— Я хочу сначала проверить его личный код доступа, — Лоу вышел и через минуту вернулся с портативной машинкой для считывания кодов, которыми оснащались полицейские участки. Этого я не ожидал.
— Ну! Что же ты? Или у тебя восьмёрка, как у любого полицейского?
Я медленно поднялся и стал расстёгивать левый рукав, продолжая лихорадочно искать выход из создавшейся ситуации. Завернув рукав, я показал им рваный шрам на левом запястье, в том месте, куда зашивают чип с личными данными. Больше молчать было нельзя.
— Меня лишили личного кода, человек, обещавший меня приютить на Вероне, не пришёл. Кроме вас я никого здесь не знаю и мне некуда идти, — сказав это, я уставился в окно, так как знал, какое это должно было произвести впечатление. Личного кода могли лишить только за крупные преступления перед государством или преднамеренное убийство более чем одного человека. Такие люди сразу оказывались вне закона. Они не могли пользоваться никакими услугами, связанными с идентификацией личного кода, В суде они лишались права на защиту. Любой полицейский, застреливший такого человека, оправдывался автоматически и многое, многое другое. Строго говоря, лишившись личного кода, можно было жить только на самых отдалённых планетах нашей системы, которым можно было отнести и Верону.
— Тем более, как мы можем доверять Вам, зная Вас только по рассказам этих ребят? – Лоу положил на пол ставшую ненужной машинку.
— А как я могу доверять тебе?! – Сай опять вскочила, — Я, ведь, тебя тоже знаю недавно. Эти два дня мы были с Элом, и он не сдал нас патрулю и не выгнал ночью на улицу. Я тебя знаю не на много больше, а нравишься ты мне намного меньше!
Она села, сунув руки в карманы комбинезона и демонстративно отвернулась в сторону.
Поднялся Авар.
— Время уже позднее. Оставайтесь у нас на несколько дней, а там – посмотрим. Жить будете пока у Лоу. Вы оба люди здесь новые. Глядишь и подружитесь.
С тем мы и разошлись. Лоу остался недоволен таким решением, однако, спорить с начальником не посмел. Его хибара располагалась на самом краю посёлка. Мы дошли до неё в молчании. Внутри он показал мне, где что лежит и выделил место у стены на полу, где я мог спать. Мы разделись и легли спать.
— Вы не подумайте, что я что-то против Вас имею, просто много неприятностей. Приходится быть бдительным.
— Я понимаю.

Несколько следующих дней я помогал Барту с инженерными работами. В строительстве я разбирался плохо, зато, полученное когда то в Академии образование, как всегда, пригодилось. Я помогал ему размечать участки под застройку, рассчитывал необходимое количество времени на возведение стен. Сай и Крэга я видел только за работой, так как все вечера напролёт мы с Бартом сидели над строительными чертежами, прикидывая, сколько заказывать камня и леса. Крэг работал на одном из строящихся зданий, и я, проходя мимо, перебрасывался с ним парой фраз. Сай гоняла на своём грузовике, подвозя лес и камень для растущих домов. Сначала мне казалось, что она просто ведёт грузовик на максимальной скорости, ни на что не обращая внимания, но, вскоре, я заметил, что у неё остаётся большой запас по времени реакции, и то, что вначале выглядело как безрассудство, на деле оказалось отличным управлением тяжёлой машиной. Я всегда махал ей рукой, когда она проезжала мимо, и она, улыбаясь, махала в ответ. Лоу старался держать меня в поле зрения, а я, в свою очередь, делал всё, чтобы у него не было с этим проблем. Впрочем, он не был назойлив, и моя неприязнь к нему потихоньку улеглась.
За всеми этими делами, подошло время следующего выходного. Накануне, заканчивая работу, Барт сказал мне, что Авар просил зайти к нему вечером. Собралась у него та же компания, что и в прошлый раз. Мы с инженером пришли последними.
— Барт говорит, что Вам можно верить, — Авар изучающее посмотрел на меня, — похоже, нам ничего другого и не остаётся. Как Вы уже, наверное, поняли, мы принадлежим к правительственной оппозиции. Её объединял министр экономического развития Катон. Мы должны были захватить власть на Вероне и попросить помощи у Альвисты, с которой Вы прибыли. Вы, наверное, также знаете, что ваш космический флот стоит на подступах к нашей звёздной системе вместе с флотом шуалов, к которым хотят обратиться за помощью мелоняне. В двух словах так. Мятеж начался с нескольких стихийных выступлений веронцев, недовольных новыми законами. Мелоняне хотели использовать это как повод для присоединения к Шуале и попросили их направить сюда свой флот. К счастью для нас, Катон вёл переговоры с вашим правительством о присоединении к Альвисте. Присутствие вашего флота сдерживает шуалов. Нам стало известно, что правительство Альвисты послало на Верону своего полномочного представителя, наделив его большими полномочиями. Это — Странник, благодаря которому провалилась крупнейшая афёра шуалов с урановыми рудниками на Зикре.
— Я тоже слышал об этом. У нас на Альвисте целых полгода только об этом говорили. Однажды я даже видел Странника, правда, мельком, со спины. Мне показал его один мой знакомый, связанный с дальней космической разведкой. Надеюсь, теперь у вас всё будет в порядке.
— Как бы не так! Условный знак и пароль для Странника знал только Катон, а его арестовали! Сай и Крэг пытались найти его сами, но где там! Поэтому, они и бродили по площади.
— Вот оно что.
— Мы хотим отправить их ещё раз в город на разведку. Вряд ли им удастся встретиться со Странником, хотя он, скорее всего, ещё не улетел, но, может быть, они хотя бы смогут узнать что-нибудь о Катоне. Ваше правительство вело переговоры с ним, как с представителем оппозиции. Больше на Альвисте никого не знают. К тому же он координировал действия всех групп оппозиции на Вероне. Без Катона наши шансы ничтожны. Мы хотим, чтобы Вы пошли с ними. Тем более что, вы единственный из нас, кто сможет узнать Странника, хотя бы со спины, — я впервые увидел, как Авар улыбнулся, но улыбка тут же исчезла с его лица, — учитывая отсутствие у Вас личного кода, это, конечно, опасно. Если боитесь, можете не ходить. Тут тоже работы хватит.
— Я пойду. Тем более с такими ребятами, — я улыбнулся Крэгу и Сай.
— По-правде говоря, я рад, что Вы согласились, — и Авар улыбнулся второй раз за один вечер. Люди, которые знали его достаточно долго, говорят, что такое случается не каждый год.
Обсуждение сложившегося положения затянулось далеко за полночь. Я уходил последним. Прощаясь, я спросил Авара:
— Мне кажется, Сай не совсем обычная девушка. Не многие из них всё время ходят в лётном комбинезоне. Мне нужно что-то знать о ней, чтобы … избежать неожиданностей в нашей прогулке?
— Ах, это. Она выросла на орбитальной станции. Той самой, что обеспечивала добычу урана на Зикре. Родители погибли во время обвала на руднике, когда ей не было и пяти лет. Весь экипаж станции заботился о ней, кто как мог. Они учили её тому, что знали и ценили сами. Когда Сай подросла, то стала водить рейсовый катер, да так, как не всякий взрослый умеет. Мне рассказывал Лоу, не наш, другой Лоу, пилот со станции, который привёл её ко мне, что это она забрала последнюю партию рабочих рудника во время аварии, посадив свой катер на раскачивающийся от ветра обломок стартовой площадки. Спасённые приходили благодарить пилота и не верили, что такое могла сделать девчонка. На этом катере она и прилетела сюда. А теперь он конфискован как имущество разорившейся компании. Стоит в накопителе на космодроме, а её даже не пускают посмотреть на него. Мы с Моби пытались уговорить её сменить комбинезон, одеваться как другие девушки, но она не соглашается. Наверное, мечтает снова летать… Может, манеры Сай и оставляют желать лучшего, но в серьёзном деле на неё можно положиться вполне. Хотите узнать что-нибудь ещё?
— Нет. Через день-два ждите нас обратно.

На следующий день, рано утром мы двинулись в путь. Грузовик решили не брать, чтобы не привлекать к нему внимание патруля. День выдался ясный. Зеленоватые солнечные блики играли на воде ручья. Мы умылись перед дорогой и стали подниматься по тропинке, подставляя лица ещё не горячему утреннему солнцу. Спустя несколько минут мы уже шагали по дороге, ведущей к городу.
Наш план состоял в том, чтобы несколько раз пройти через Дворцовую площадь, потом посидеть в забегаловке «Ужин», единственном заведении, расположенном по соседству на тот случай, если Странник появится там. После этого решено было побродить около городской тюрьмы и, наконец, заночевать у хозяина небольшого кафе «Гурман», который тоже принадлежал к сторонникам Катона.
Дворцовая площадь, после праздничного гуляния выглядела довольно пустынной. Пройдя через неё один раз, мы решили, что этого достаточно. Слишком уж там было малолюдно. В «Ужине» мы заказали себе моллюсков с батом, и с удовольствием пообедали. На улицу я вышел последним, задержавшись, чтобы купить у хозяина немного леденцов.
Городская тюрьма представляла собой крепкое здание, сложенное из белых камней. Окна, начинающиеся со второго этажа, были забраны массивными решётками. От окрестных домов это добротное сооружение отделяло свободное пространство, шириной не менее двухсот метров. Разглядывая его, мы толкались у лотков уличных торговцев в соседнем переулке.
— Если удастся собрать людей из других мест, может, получится взять тюрьму штурмом? – в голосе Сай не чувствовалось особой уверенности.
— Эти стены не пробить, даже если в них врежется твой грузовик с кирпичом! А больше у нас, практически нет ни техники, ни оружия. – Крэг тоже выглядел удручённым.
— А откуда, вообще, известно, что Катона держат в этой тюрьме? – поинтересовался я.
— Это единственная тюрьма в Столице. Вряд ли его отправили в другое место. – Крэг огляделся по сторонам, словно ища, куда ещё могли увезти опального министра.
— Другими словами, это тоже только предположение.
— Да, ты прав, Эл.
Потратив целый день, мы не узнали ничего нового, и, конечно, не нашли никакого Странника, хотя я старательно приглядывался к прохожим. Расстроенные, мы отправились в «Гурман». Хозяин кафе оказался общительным подвижным старичком, с умными глазами. Звали его Норк.
— Проходите в заднюю комнату, молодые люди. Там и потолкуем.
Выслушав нас, он нахмурился.
— Катона, действительно, содержат в этой тюрьме. В моём кафе часто обедают охранники и тюремные водители. Об этом я от них слышал. Насчёт освобождения, боюсь нам не справиться. Чтобы взять эту тюрьму штурмом, нужны регулярные войска, а не горстка мятежников!
— Но, Катон необходим нам на свободе! Без него движение захлебнётся! – Крэг с чувством хлопнул себя по колену.
— Да, положение не из лучших.
Некоторое время мы сидели молча, потом я спросил Норка:
— А не нужен ли Вам уборщик в кафе? Я бы поработал тут пару дней. Послушал гостей, походил бы по улице. Может, что и узнал бы.
— Что ж, лишние руки мне не повредят. Только вид у Вас больно господский. Сразу в глаза бросается.
— А, что, не может, разве, разорившийся господин попробовать заработать немного денег? А через пару дней его и выгнать не зазорно на глазах у посетителей, как никуда не годного работника. Никто особенно и не удивится.
— Ну, ты даёшь, Эл! Мне бы это и в голову не пришло! – обрадовалась Сай. Остальные тоже заметно повеселели.
— Пойдём, я покажу тебе твой фартук и веник.
Утром я проводил ребят до дверей кафе.
— Ты тут не очень…поосторожнее, — сказал на прощанье Крэг, глядя куда-то в сторону.
— Давай конфету. Я видела, как ты покупал их в «Ужине».
Я отдал Сай леденцы, попросив передать несколько штук детям Авара.

Два следующих дня я почти не выпускал из рук веника и тряпки. Приходилось сновать между посетителями и убирать весь тот мусор, который они ухитрялись после себя оставить на полу, иначе новым посетителям негде было бы присесть. Норк покрикивал на меня и, не скупясь, ругал за малейшую оплошность, вызывая смех окружающих. Первый день не принёс ничего нового. Люди приходили и уходили. Были среди них и охранники, и тюремные водители, но, сколько я ни прислушивался к их разговорам, ничего полезного для себя не узнал. Ближе к вечеру, в кафе зашёл старший охранник.
— Здравствуй, Норк.
— Здравствуйте, господин Топак. Как обычно?
— Да, только сегодня господин начальник караула просил добавить ещё булочек.
Норк быстро собрал необходимые продукты в пакет и передал Топаку. Расплатившись, он ушёл. Я проводил его взглядом:
— А, что, он каждый день делает такую покупку?
— Да, для начальника караула.
Я задумался.

На следующий день, когда Топак пришёл за продуктами, Норк встретил его извинениями:
— Прошу прощения, господин Топак, сегодня булочки ещё не готовы. И всё из-за этого нерасторопного Эла! Если Вы позволите, я пришлю его с ними через полчаса. А Вы, вот, угощайтесь за счёт заведения. Ещё раз простите за беспокойство.
Пришлось Топаку, в этот раз, уйти без булочек. Зато, через полчаса я торопливо шагал к тюрьме. Постучав в обитую железом дверь, я прислушался. Вскоре раздались шаги, открылся глазок и низкий голос спросил:
— Ну, кто там ещё?
— Мне нужен господин Топак. Я принёс булочки.
Дверь открылась, и я вошёл внутрь. Пока охранник вёл меня по коридору, я вертел головой направо и налево. С первого взгляда было видно, что всё здесь сделано добротно.
— Ты что тюрьмы не видел? – охранник засмеялся собственной шутке.
— Нет, не случалось. И век бы её не видеть.
— Это ты правильно говоришь…. Всё, пришли.
Я отдал булочки, получил положенную плату, и тот же охранник повёл меня обратно. Но я решил, что увидел ещё не достаточно, и замедлил шаг.
— Ты чего отстаёшь?
— Живот прихватило…. Где у вас тут туалет?
— Да, ты и, вправду, недотёпа, — разозлился охранник, — не зря на тебя Норк ругается! Ладно, пошли!
Он провёл меня через другой коридор мимо камер с заключёнными и втолкнул в туалет. Я внимательно осмотрел помещение. Расположенные сверху окна забраны крепкими решётками, двери и стены прочные. Нет, тут о побеге не могло быть и речи. Спустил воду и вышел.
— Спасибо, господин охранник.
— Ладно, иди уж.
Выйдя на улицу, я всё той же торопливой походкой пересёк пустырь и вернулся в кафе.
— Ну, что там?
Я пожал плечами.
— Ничего утешительного. Ладно, утро вечера мудренее.
Лёжа в постели, я долго ворочался. Должен же быть какой-то способ. Я в сотый раз прокручивал в уме различные варианты организации побега, но снова и снова вынужден был признавать их безнадёжными.
Наутро я опять убирал мусор и мыл посуду. И, в тот момент, когда я выливал грязную воду в сточную воронку, у меня возникла идея, как нам вызволить Катона из тюрьмы.
— Всё, Норк, давай, выгоняй меня. Мне нужно срочно возвращаться.
— По глазам вижу, ты что-то придумал.
— Надеюсь, что у нас всё получится.
— Спасибо за работу, и не обижайся на меня за грубость.
— Наоборот, всё отлично сыграно. Я получил удовольствие, какого у меня не было со времени участия в детском театре. Ну, а теперь – последний акт.
С этими словами, я подхватил ведро с грязной водой и направился в зал к посетителям. Собирая мусор, я неловко толкнул ведро, и часть воды выплеснулась на блестящие ботинки охранников.
— Ты, что, растяпа!
— Смотри, куда наступаешь!
— Извините, господа, я сейчас всё уберу, — я схватил тряпку и кинулся вытирать их ботинки. В это время в зал выбежал Норк. Пряча смеющиеся глаза, он заорал:
— Всё, С меня хватит! Ты мне всех посетителей распугаешь! Вон отсюда! Чтобы через пять минут духу твоего здесь не было, — и он накинулся на меня с тряпкой и погнал в подсобное помещение.
— Ну, теперь, по крайней мере, никто не удивится, что я так внезапно исчез. Спасибо, — я улыбнулся Норку.
— Передавай привет нашим. Если что-нибудь ещё понадобится, буду рад помочь.
— Договорились.

Когда я вечером переходил ручей, на душе у меня стало тепло и уютно, словно я возвращался к своим старым друзьям. Я прошёл прямиком в дом Авара и застал там всю компанию, сидящей на полу. Они молча уставились на меня.
— Надеюсь, я не опоздал к ужину? Дорога была долгой.
— Я же вам говорила, что он обязательно придёт. Говорила? Привет, Эл! – улыбнулась Сай. Остальные ничего не сказали.
— Почему Вы не вернулись вчера, как было условлено? – Авар настороженно смотрел на меня из-под густых бровей.
— Зато, я пришёл не с пустыми руками, — и я подробно описал им события прошедших дней, а после этого, изложил свой план, в котором значительная роль отводилась Барту.
— А, что? – Барт задумчиво теребил свой карандаш, — Слабых мест тут немало, но сработать может. Учитывая наше отчаянное положение, я – за!
— Так и решим, — подвёл итог Авар, — а теперь, давайте ужинать.

На следующей неделе Барт часто отлучался в город, и мне приходилось его подменять на стройке. К выходным он принёс схему городских коммуникаций, и мы снова проводили вечера у него. Ещё несколько дней ушло на детальную разработку нашего плана, и, наконец, настала пора действовать.
В город мы отправились втроём: я, Барт и Крэг. Целью нашего путешествия была окраина за пустырём, на которую выходили стоки городской канализации. Подойдя к тоннелю, из которого вытекал не слишком ароматный поток, мы скинули наши сумки и стали переодеваться.
— Ну и запах тут, — Барт недовольно поморщился, — глядя на этот ручей, мне всё меньше хочется жить в городе.
— А мне и никогда не хотелось. Если бы не Академия…. – Крэг не договорив, поднял свою тяжёлую сумку.
Никем не замеченные, мы вошли внутрь гигантского тоннеля. Чем дальше мы продвигались, тем труднее становилось дышать. К счастью, каждый новый вливающийся в трубу поток, приносил с собой и немного свежего воздуха. Примерно через час, показавшийся нам бесконечно долгим, мы добрались до того места, где в тоннель впадала труба, отводившая дождевые стоки с нужной нам улицы. Здесь-то мы и принялись за работу. Несколькими ударами молотков, мы разбили верхний свод трубы, а, потом, заложили обломками её устье так, чтобы вода могла вытечь только через новую дыру. Скрепив обломки цементом, мы поспешили в обратный путь. И ещё через час мы, к великой радости, снова оказались на свежем воздухе. Крэг с инженером тут же растянулись на траве.
— Ну, что, Барт, как тебе теперь здешний запах?
— После того, что внутри, это просто морской бриз.
Мы засмеялись. Теперь нам предстояло самое трудное дело. Надо было незаметно проникнуть в водоразборный коллектор. Для этого нам пришлось воспользоваться подвалом в кафе нашего друга Норка. Мы ввалились к нему поздно вечером, когда его заведение уже закрылось. Он радостно кинулся нам на встречу, но, не дойдя двух шагов, остановился и повёл носом:
— Где это вы провели сегодняшний день?
Мы рассказали ему, что нам от него было нужно, и он проводил нас в подвал. Открыть старую дверь, ведущую в городской коллектор, оказалось не так просто. Минут через десять она, наконец, поддалась нашим усилиям.
— Ну, пожелай нам удачи Норк, — сказал Барт, — жди нас примерно через час-два.
Пробираться в узком проходе между трубами с холодной и горячей водой, оказалось не проще, чем идти по тоннелю с канализацией. Мы обжигались каждый раз, когда случайно прикасались к горячей трубе. Раза два мы сбивались с пути, пропуская нужный поворот, но всё же, сумели добраться до цели. Здесь ливневый колодец проходил прямо через водоразборный коллектор.
Осмотрев трубу с холодной водой, Крэг выбрал на ней место послабее и приступил к работе. Взяв тяжёлое зубило, он стал пробивать отверстие в трубе. Потом его сменил я, потом — Барт. Через какое-то время, за дело снова взялся Крэг. После очередного удара, тугая струя воды с шумом и брызгами ударила в бетонную стену коллектора, и, отразившись от неё, устремилась в канал для ливневых стоков. Всё. Теперь нам оставалось только ждать, сработает наш план, или – нет. Мы рассчитывали, что вода по ливневому стоку дойдёт до канализационного тоннеля и, наткнувшись на преграду, начнёт размывать его свод. Через какое-то время он должен обрушиться и перекрыть сток канализации. Тоннель быстро переполнится, и в районе города, где находилась тюрьма, стоки перестанут уходить. Заключённых придётся выводить в туалет на пустырь, иначе в тюрьме невозможно будет находиться даже охране. Пока Катон находится внутри здания, мы бессильны, но, когда его будут выводить на пустырь, появится возможность его отбить.
Открыв старую дверь, теперь, конечно, не запертую, мы снова оказались в подвале кафе. По нашим расчётам, канализация должна была «засориться» через день-два.
— Когда их начнут водить через площадь, я позвоню Авару и немного поспорю с ним, требуя погашения кредита. Это будет для вас сигналом, что пора действовать.
— Лучше скажи прямо, что да как, — предложил Крэг, — а то ещё не поймём чего или перепутаем.
— Говорю вам, не болтайте по телефону лишнего. На линии на одного говорящего приходится десять слушающих! – Закончил Норк.
Не дожидаясь рассвета, мы покинули город, прячась от патруля в тёмных переулках и подворотнях.

Прошло два дня. Вестей из Столицы всё не было. Мы избегали говорить об этом, но было видно, что всех волнует один и тот же вопрос.
На третий день Сай поехала за кирпичом на завод, расположенный в нескольких километрах от города. По дороге она, как всегда, завернула в космопорт поболтать с пилотами. В этот раз новости были неутешительными. Правительство отдало распоряжение готовить приёмные площадки для посадки десантных кораблей шуалов. Не имея никакой поддержки на планете, флот Альвисты пока бездействовал.
Норк позвонил только на четвёртый день. Устав от неизвестности, мы обрадовались возможности что-то делать и с энтузиазмом приступили к выполнению давно разработанного плана.
На этот раз мы отправились в город на грузовике и оставили его на улице, примыкавшей к тюремному пустырю, а сами осторожно пробрались к туалету, наспех сооружённому для заключённых. Он представлял собой кирпичную будку, с обеих сторон которой до самой тюрьмы был возведён деревянный забор. Мы притаились в кустах и стали наблюдать за происходящим. Время от времени охранники приводили кого-нибудь из заключённых. Они запирали за ними дверь, а сами оставались снаружи. Потом заключённые стучали в дверь, охранники их отпирали и уводили обратно в тюрьму. Нам пришлось ждать целых три часа, пока они, наконец, привели Катона. Как только за ним заперли дверь, Барт подошёл к задней стене туалета.
— Катон, вы меня слышите? Это я, Барт. Как только будете готовы, подоприте чем-нибудь дверь и стукните нам в заднюю стенку. Мы Вас освободим.
Вскоре послышался негромкий стук. Мы прицепили крюком верёвку к деревянному щиту на выгребной яме. Барт махнул рукой Крэгу, тот подал сигнал Сай. Верёвка натянулась, и крышка медленно сползла с люка, выдирая державшие её гвозди. Катон оказался довольно сообразительным для министра и очень проворным для своего возраста пожилым человеком. Через несколько секунд он уже выползал сквозь образовавшееся отверстие.
— Эй, что там у тебя происходит? – Один из охранников забеспокоился. Из-за забора, он ничего не мог увидеть.
— А ну, открывай! – Взревел второй, когда обнаружил, что дверь заперта изнутри.
Мы со всех ног бросились к грузовику. Сзади был слышен треск ломаемого забора. К счастью, мы с Катоном успели вскочить в кабину, а Барт и Крэг — в кузов. Сай погнала машину по переулкам. Отъехав на некоторое расстояние, она сбросила скорость и выехала на оживлённую улицу, по которой мы, не привлекая ничьего внимания, в общем потоке машин, выехали из города.
— Хорошо, что правительство Вероны запретило использование радиосвязи. Да и телефоны у вас редкость. На Альвисте нас бы выловили в два счёта, а так, пожалуй, проскочим, – порадовался я. Катон засмеялся.
— Да. Заботилось оно о себе, а помогло нам!
Однако радость наша была преждевременной. Не успели мы отъехать от города и нескольких километров, как сзади на дороге показались полицейские фургоны , едущие за нами в погоню. Сай увеличила скорость. Теперь мы мчались по шоссе, пугая водителей более мелких машин. Преследователи не отставали. Более того, расстояние между нами медленно сокращалось. Положение становилось всё серьёзнее, но Сай, казалось, это совсем не волновало. Она что-то напевала. Вдруг, высунувшись в окно кабины, она прокричала:
— Посмотрим, как у вас с нервами! – С этими словами, она включила прожектора и выехала на встречную полосу. Идущие по ней машины сигналили нам, и чтобы увернуться от столкновения, должны были также перестраиваться на встречную полосу. Проехав так с полкилометра, Сай заняла положенное место на дороге. Выглянув из кабины, я успел заметить, какая неразбериха творится за нами на шоссе. Преследователи отстали, не в силах пробиться через образовавшуюся пробку. Сай снова что-то замурлыкала себе под нос, но, вскоре, она обеспокоенно показала на красный индикатор, мигавший на потолке кабины.
— Они ведут нас со спутника. Теперь вряд ли удастся оторваться.
— Давай на космодром, а там что-нибудь придумаем! – Я всерьёз забеспокоился. Если нас сейчас поймают, восстание можно считать проигранным окончательно. Я выглянул в окно. Теперь нас преследовал только один бронированный вездеход, вооружённый небольшой пушкой. Он уверенно догонял наш грузовик. Сай тоже его заметила и свернула на боковую дорогу.
— От этого я сейчас отделаюсь. Держитесь крепче! – Она дала полную мощность на двигатель. Теперь мы летели по пустой, прямой как стрела, дороге одни — мы и наши преследователи. Расстояние медленно сокращалось. Вездеход был тяжелее грузовика и отлично защищён бронёй, поэтому, солдаты даже не сочли нужным применять оружие. Исход гонки и так был предрешён. Грузовик, тяжело ревя мотором, взлетел на пригорок. У меня перехватило дыхание – сразу за подъёмом начинался крутой поворот влево, а прямо перед нами зиял глубокий обрыв. Резко затормозив, Сай вывернула руль, но многотонный грузовик, вращаясь, продолжал двигаться к обрыву. Мы ждали, затаив дыхание. Одна только Сай не выглядела напуганной. Машина замерла, повернувшись кузовом к обрыву. В это мгновение мимо нас, отчаянно пытаясь сбросить скорость, пронёсся броневик, и, сломав заграждение, исчез внизу. Снова взревел мотор, и мы помчались туда, откуда только что приехали.
— Теперь до космодрома им нас не достать! Спасибо, машина, — Сай похлопала ладошкой по приборной доске.
Я снова вернулся к своим размышлениям. Теперь преследователи смогут найти наш грузовик, да и нас через некоторое время. В первую очередь, им, конечно, нужен Катон. Они не успокоятся, пока не поймают его.
Если бы он мог куда-нибудь исчезнуть! Но как это устроить, если теперь мы будем под пристальным наблюдением. Мелоняне будут проверять весь транспорт на всех дорогах…. А, собственно, зачем ему исчезать? Разве для этого мы его освобождали? Нужно, чтобы он исчез для преследователей! Несколько секунд спустя у меня уже был план. Я повернулся к Сай.
— Сможешь проскочить на космодром, на стартовую площадку, прямо во время взлёта кораблей, и, не останавливаясь выехать обратно?
— Попробую. Когда они начнут стартовать, наденьте на меня, кто-нибудь тёмные очки, а то факела слепят глаза – могу врезаться.
Впереди уже маячили знакомые огни. Сбив шлагбаум у пропускного пункта, наш грузовик помчался прямо к стартовой площадке. Завыли сирены системы безопасности, но никто не смог отменить стартов тех кораблей, которые уже запустили свои двигатели.
— Очки!
Я нацепил на Сай свои тёмные очки и зажмурился. Сквозь закрытые веки просвечивали вспышки факелов стартующих кораблей. Когда мы оказались в центре этого светопредставления, я крикнул:
— Притормози на минутку.
Машина остановилась. Я обратился к министру:
— Ложитесь в ноги. Быстрее, чтобы Вас видно не было.
Катон тут же сполз с сидения и растянулся у нас в ногах.
— Теперь гони с космодрома!
Сай снова подала на двигатель полную мощность, и, маневрируя между пытавшимися перекрыть дорогу патрульными машинами, повела грузовик к выезду.
Несколько минут спустя, оставив позади воющий сиренами космодром, мы уже неслись по лесной дороге. Красный индикатор на потолке кабины продолжал мигать, сообщая нам, что нас по-прежнему, сопровождают со спутника.
— Надо бросать грузовик и расходиться. Крэг с Бартом могут возвращаться – их никто не видел, а нам, троим, придётся удариться в бега.
Сай, не отрываясь от руля, пожала плечами, а Катон ответил:
— Вам виднее, как поступить. Только имейте в виду, необходимо действовать быстро, иначе десант шуалов успеет высадится, и мелоняне нас всё равно поймают.
— Вы правы. Сай, выбери укромное место как можно ближе к развилке шоссе. Лучше у реки, чтобы им было труднее понять, куда мы направились дальше.
Сай загнала машину в кусты недалеко от реки и заглушила двигатель. Мы вылезли из кабины, с удовольствием разминая затёкшие ноги. Из кузова спрыгнули Крэг и Барт.
— Ты просто молодчина, Сай! – Крэг схватил девушку и поднял её на руки, но смутившись, опустил на землю. Сай улыбалась.
После короткого совещания, было решено, что Крэг и Барт вернутся к строителям, а мы пойдём в соседний Город шахтёров, чтобы заручиться их поддержкой. Теперь, когда Катон был снова на свободе, мы опять могли рассчитывать наладить связь с другими группами сопротивления. Министр переоделся в заранее приготовленную одежду, и мы разошлись, условившись с Крэгом о месте следующей встречи.
Пока не рассвело, мы торопились пересечь поля бата, тянущиеся на много десятков километров, и укрыться в небольшом лесу, неподалёку от Города шахтёров. Первые три часа мы довольно бодро шагали по дороге, но под утро, усталость напряжённого дня и бессонной ночи начала сказываться. Катон стал немного прихрамывать — с непривычки натёр ногу. Да и мне каждый следующий километр давался всё труднее и труднее. Но, вот, впереди показалась тёмная полоска ночного леса. До него оставался ещё час пути, а на востоке небо стало окрашиваться в зеленоватые тона Веронского рассвета. Несмотря на сильную усталость, пришлось прибавить хода. До опушки леса мы добрались совершенно обессиленные. Отойдя на безопасное расстояние от дороги, мы с удовольствием растянулись в кустах, и с четверть часа лежали не шевелясь и ни о чём не разговаривая.
Почувствовав себя лучше, я сел и огляделся. Мы расположились на небольшой поляне, обрамлённой кустарником, через который было хорошо видно, что делается вокруг. После короткого совещания, решено было остаться здесь до темноты, и только тогда добираться до города.
К счастью для нас, жители Вероны не ходят в леса. Им там совершенно нечего делать. Там нет грибов и ягод, как на Земле, в веронских лесах не растут медовые деревья, как на Доте. Крупных зверей на этой планете не водится ни в лесах, нигде вообще. Для прогулок это тоже место неподходящее из-за переплетающихся сучьями низкорослых кустов, за которыми мы и укрылись от посторонних глаз.
Погода в то время стояла сухая и тёплая. Перекусив вялеными моллюсками, мы уселись под густыми ветвями кустов.
— Нам придётся по очереди дежурить. Здесь, конечно безлюдно, но всё же, такая осторожность не будет лишней. Давайте, я посижу первый, а через два часа меня сменит Сай. Потом, ещё через два часа, её сменит Катон, а ещё через два часа, я надеюсь, мы уже выспимся.
Мои спутники тут же растянулись на траве. Сай мгновенно заснула, словно была у себя дома, а, может быть, она воспринимала весь этот мир, как свой дом. Катон несколько минут поворочался, устраиваясь поудобнее, и тоже заснул. Я встал и обошёл наше укрытие вокруг, проверяя, надёжно ли оно спрятано от посторонних глаз. Осмотром я остался доволен. Вернувшись на поляну, я устроился так, чтобы мне была видна дорога, и стал обдумывать создавшееся положение.
Люди, с которыми я волею случая познакомился на Вероне, мне понравились. Мне нравился прямолинейный, серьёзный Крэг, нравилась по детски непосредственная, и, вместе с тем, мудрая Сай, нравились трудолюбивый Барт и молчаливый, рассудительный Авар. Даже подозрительный Лоу вызывал у меня тёплые чувства. Все эти люди, принявшие меня в свою дружную семью, были мне симпатичны. Катон произвёл на меня впечатление человека честного и деятельного. Я подумал, что это вполне достойный лидер своей планеты. Вообще, веронцы предстали передо мной простыми и открытыми людьми. Мне искренне захотелось помочь им снова восстановить свои права на эту планету, разграбляемую сейчас мелонянами. В отличие от них, я не питал иллюзий насчёт своей родной Альвисты. Вряд ли мои соотечественники обойдутся со здешним населением лучше мелонян. Я решил, что сделаю всё, чтобы Верона стала независимой.
Через два часа меня сменила Сай. Я улёгся на землю и, подложив под голову согнутую руку, заснул. Разбудил меня Катон. Солнце уже клонилось к закату. Мы перекусили и отправились в путь. Войдя в Город шахтёров по едва заметной тропинке, петляющей между какими-то сараями и ангарами, мы направились в шахтёрский квартал. Катон безошибочно находил дорогу в сгустившихся сумерках. Остановившись у одного из домов, он постучал в дверь. Нам открыл высокий мужчина, крепкого телосложения.
— Катон? Не может быть!
— Здравствуй, Погор. Можно нам войти?
— Конечно, входите.
В доме, кроме хозяина, находилось ещё несколько мужчин.
— Видите, все наши здесь. Мы как раз обсуждаем ваш удачный побег и, что нам, в связи с этим, делать. Но газеты уверяют, что Вы прорвались на космодром и бежали с Вероны на одном из стартовавших кораблей!
— Эту уловку придумал Эл, — Катон улыбнулся мне, — я не мог покинуть нашу планету в такой момент.
— Сейчас мы будем ужинать. Садитесь с нами.
— С удовольствием.
Все находящиеся в комнате, повставали со своих стульев и дружно уселись на полу. Вошла жена Погора и поставила на середину комнаты неизменную миску бата с вялеными моллюсками. Похоже, все важные дела на Вероне обсуждают за этим блюдом.
Поговорив о самых существенных событиях, произошедших с тех пор, как Катон оказался в тюрьме, мы подошли к самому главному вопросу.
— Скажи, Катон, как ты собираешься сместить теперешнего премьер-министра без Странника. У вас обоих код доступа двойка. Каждый из вас может управлять военным космическим флотом своей планеты, но не может приказывать чужим кораблям. С той, только, разницей, что Челим является в настоящий момент главой правительства, а ты – нет. Поэтому, он может попросить помощи у шуалов, а нам Альвиста не имеет права оказать военную помощь.
— Отсутствие Странника – это для нас серьёзная потеря. Насколько мне известно, он был уполномочен своим правительством командовать военным флотом. Но, я надеюсь, если мы все выступим объединённым фронтом и, не развязывая боевых действий, покажем командованию шуалов, что собираемся защищать свою планету, они не посмеют открыто вмешиваться в наши внутренние дела.
— Так-то оно так, только Челим вряд ли остановится перед военным вмешательством, если речь пойдёт о его свержении.
— Такая вероятность есть, — Катон задумался, — мне не хотелось бы рисковать вашими жизнями. Не так много людей живет на этой планете. Но, шуалы готовят высадку своего десанта. Мы видели, на космодроме ведётся строительство ангаров для военной техники. Да и мелоняне не преминут воспользоваться ситуацией и, пользуясь поддержкой шуалов, ещё больше усилят своё влияние на Вероне.
— Да, если бы Странник был с нами…. – Погор вздохнул. — На нашей планете практически нет никакого оружия, да и вояки из нас никудышные. На нашу колонию никто никогда не нападал.
-И, всё же, если люди поднимутся во всех поселениях, мы сможем заставить Челима уйти в отставку, главное, чтобы не вступил в игру десант, — не сдавались молодые шахтёры.
— Давайте соберём всех наших вокруг космодрома. Другого места для высадки на Вероне нет. Даже если корабли шуалов сядут, десантникам придётся пробиваться через наше заграждение, — Сай покраснела от волнения, — мы сможем их удержать, пока вы доберётесь до Челима.
— А что дальше? – Катон обвёл всех присутствующих грустным взглядом. Если десантники вас перебьют, новое правительство останется без народа. Видимо, мне придётся отправиться на Альвисту самому и попробовать договориться о помощи, снизив торговые пошлины.
— Извините, Катон, — я тоже решил принять участие в обсуждении, — Вряд ли на Альвисте захотят оказать Вам военное содействие. С их точки зрения, вы с Челимом в равной степени являетесь официальными представителями народа этой планеты. Хотя, наверное, они предпочли бы иметь дело с Вами, а не с ним. Будь это иначе, они не послали бы к Вам Странника. Это — во-первых, а во-вторых – Вы не сможете выбраться с Вероны. Ни один корабль не возьмёт Вас на борт.
— Можно угнать мой катер с космодрома, — Сай заметно оживилась, — на нём я берусь доставить Катона на флагманский корабль Альвисты.
— Не думаю, Сай, что на космодроме тебя ждут с миской бата, — я потянул её за комбинезон. Шахтёры засмеялись, а Сай, вырвав у меня из рук свой рукав, снова уселась.
— Похоже, нам не удастся опереться на военный флот. Что ж, это не единственная сила. Скажите, Катон, а если Вы пригласите на Верону репортёров из разных звёздных систем, они прилетят сюда? К примеру, чтобы осветить в своей прессе и на телеканалах, как полномочные представители народа Вероны выражают недоверие Челиму и требуют заменить его Катоном? Скажем, во Дворце заседаний? Только приглашение должно быть от Вашего имени. Тогда Челим не сможет воспрепятствовать Вашему присутствию во Дворце.
Министр надолго задумался. Наконец, Катон повернулся ко мне:
— Думаю, это сможет организовать Лоу. С Вашей помощью, разумеется. Вообще, Вы мне кажетесь профессионалом в таких делах. Наверное, правительство Альвисты было вынуждено лишить Вас личного кода, чтобы оградить себя от серьёзной опасности, — Катон улыбнулся. Видимо, в устах политика, это было комплиментом. Я предпочёл воздержаться от комментариев.
Все собравшиеся до поздней ночи обсуждали подробности предстоящей операции. Было решено, что мы, втроём, двинемся дальше в Город рыбаков, чтобы показать тамошним жителям, что Катон на свободе, и договориться с ними об участии в мирной революции.
На небе уже появилась зеленоватая предрассветная полоска, когда мы покинули Город шахтёров и устремились к лесу. Шли молча, усталые, но довольные. Поравнявшись с Сай, я сунул ей в ладошку леденец. Отправив его в рот, она с чувством пожала мне руку. Восход солнца застал нас уже на поляне, той же самой, где мы провели предыдущий день. Укладываясь спать, я впервые почувствовал, что занимаюсь здесь чем-то стоящим.

На следующую ночь мы пошли к реке, где условились встретиться с Крэгом и Бартом. Придя на место, мы расположились в тени берегового выступа. Нам отлично была видна дорога, в то время как нас с неё видно не было.
— Вон они, идут. По-моему, вдвоём, — прошептала Сай, но прошло ещё несколько минут, пока я начал различать две человеческие фигурки на дороге. Немного погодя, они, оглядевшись, нырнули в тень и присоединились к нам. Встеча была очень тёплой. Мы с Бартом горячо пожали друг другу руки, а Крэг тискал в своих огромных объятиях маленькую Сай и приговаривал:
— Я был вчера в Посёлке строителей, навещал братьев и Миру. Она просила обнять тебя и сказала, что соскучилась, а братья тебе передали…вот, — и он протянул ей пару потрёпанных конфет, которые немало погостили перед этим в детских карманах.
Мы рассказали Крэгу и Барту о результатах нашего посещения Города шахтёров и объяснили, что нужно делать Лоу. Договорившись о следующей встрече, мы направились в Город рыбаков.
Чем больше я находился на этой планете, тем больше она мне нравилась. Даже невозможность использования современных средств связи была мне приятна. Конечно, будь мы на Альвисте, или в любом другом месте нашей Галактической конфедерации, мы непрерывно перезванивались бы со множеством людей на разных планетах, решали бы целую кучу проблем, не покидая комнаты, постоянно оставались бы на связи со всем миром, и, не смотря на это, так ни с кем бы и не поговорили по-настоящему. Просто, не хватило бы времени. Здесь, на Вероне, жизнь была устроена иначе. На этой планете, из-за маленьких размеров пригодных для жизни участков суши, сложился свой, особый уклад. Радиосвязь здесь была запрещена каким-то законом по причинам, которые уже никто не помнил, телефоны были редкостью. Они прослушивались правительственной службой безопасности, и люди пользовались ими неохотно. Когда нужно было поговорить, они просто отправлялись друг к другу в гости, как в какие-нибудь незапамятные докосмические времена. И никто не жалел на это времени. Люди сидели в комнате, на полу, вокруг миски с батом и разговаривали. Только сейчас я стал понимать, почему ни в одном уголке галактики невозможно встретить эмигранта с Вероны — жители этой планеты не хотят покидать её навсегда.
Город рыбаков оказался точной копией Города шахтёров. Те же ангары и склады на окраинах, те же небогатые дома местных жителей и те же богатые дома мелонян в центре. Только расположен он был на берегу моря рядом с небольшим портом. На сей раз, сбор оппозиции проходил в порту, на складе рыбацкого снаряжения. По обыкновению, мы сидели на полу, кто-то принёс и поставил в центр миску с вялеными моллюсками и совещание началось.
Катон изложил присутствующим план наших действий и попросил выбрать представителей города, которые должны будут поддержать его во Дворце заседаний.
В отличие от шахтёров, рыбаки отнеслись к нашей идее прохладно.
— Вот, если бы Вам удалось встретиться со Странником и заручиться поддержкой Альвисты, наше выступление имело бы смысл. Без такой поддержки выступать против военного флота шуалов и экономической блокады мелонян нет никакого смысла. Кто нас будет слушать? Они будут слушать Челима, а не нас, — подвёл итог разговора бригадир рыбаков.
Катон поднялся со своего места:
— У нас есть реальные шансы одержать победу. Не очень большие, но другой возможности нам никто не даст. Присутствие репортёров заставит Челима и мелонян действовать в рамках закона. Тогда всё будет зависеть от того, поддержит нас народ Вероны, или нет.
— Они даже не пустят нас выступить во Дворце заседаний!
Тут вскочила Сай.
— Что вы все говорите про Странника какого-то. Да, если бы он даже был здесь, какая разница? Сейчас вы слушаете мелонян и Челима, потому, что у них закон, тогда вы бы слушали Странника и людей Альвисты. Зачем? Разве это не наше дело, как жить на этой планете? Даже если они не захотят слушать, надо говорить, пока они не услышат! Если однажды кто-то может объявить для нас независимость, кто-то другой сможет снова отобрать её! Это наше дело! Мы сами должны….
Не находя нужных слов, она махнула рукой и снова уселась на пол, но её эмоциональное выступление подействовало на рыбаков сильнее, чем все наши разумные доводы.
— А я с ней согласен.
— И я – тоже!
— И я!
Через двадцать минут больше половины собравшихся пообещало нам свою поддержку.
В течение следующих восьми дней мы обошли все крупные населённые пункты Вероны. Основная часть населения этой планеты была за нас.

В назначенный час мы шли через главную площадь Столицы к Дворцу заседаний. На улицах было многолюдно. Наша процессия двигалась через проход в толпе, оцепленный полицией. Всего около десяти человек. Во главе этого маленького отряда шагал Катон, сразу за ним шли Авар, Барт, Крэг, Сай и я. За нами двигались представители нескольких крупных городов Вероны. Остальные делегаты должны были присоединиться к нам уже в Зале заседаний. Со всех сторон нас снимали репортёры, не получившие права находиться на конференции. Перед дверьми мы увидели Лоу, организовавшего всё это. Поздоровавшись с нами, он обратился к Катону.
— Когда я занимался подготовкой этой встречи, то навёл справки относительно Элистона Бара. Выяснилось, что такого человека на Альвисте нет, и никогда не было. Мне кажется, что в целях безопасности, лучше оставить его снаружи. Слишком велико значение предстоящей встречи. Извините, Эл, или как там Вас зовут.
На лице министра отразилось замешательство. Похоже, он не знал, как поступить. Я – тоже. Конечно, рано или поздно, они узнали бы, что рассказанная мной история – вымысел, но сейчас время для объяснений было самым неподходящим.
Молчание нарушила Сай.
— Да, вы что, забыли, что это он придумал, как освободить Катона, и эту конференцию – тоже он, и ходил с нами от города к городу. Если он не хочет говорить, как его зовут, — значит, у него есть на это причины. Зачем мне знать его имя, когда я знаю этого ЧЕЛОВЕКА?! Если вы его не возьмёте с собой, я тоже не пойду!
Катон обнял её за плечи.
— Пожалуй, сейчас, действительно, не время что-либо менять, Лоу. Я думаю, Эл объяснит нам всё после окончания. – Он решительно двинулся вперёд. Мы последовали за ним.
В зале заседаний было многолюдно. Люди Челима охраняли главный компьютер. Сам премьер-министр стоял в центре зала. По выражению его лица можно было понять, что он с удовольствием арестовал бы нас всех, но присутствие репортёров крупнейших галактических программ заметно умеряло его пыл. Впрочем, если мы сейчас проиграем, не исключено, что он именно так и поступит. Мелоняне и шуалы держались обособленно. Официально, они здесь были гостями. Как только мы вошли и встали на свои места, конференция началась.
По законам Вероны, Премьер-министр и министры в правительство избирались бессрочно, но могли быть смещены со своего поста, если представители большинства городов планеты потребуют этого. Челим не мог воспрепятствовать голосованию в присутствии репортёров, но я был уверен, что он попытается переиграть ситуацию в свою пользу. Наконец, он взял слово.
— Я полагаю, надо начинать голосование.
— Ещё не все представители прибыли, — Катон вышел вперёд, — мы никого не должны игнорировать.
— Не думаю, что дальнейшее ожидание оправдано. Мне только что доложили, что с частью делегаций возникли проблемы – в них оказались люди, лишённые личных кодов. Пришлось задержать всех делегатов до выяснения обстоятельств дела. Возможно, с ними всё в порядке, просто необходимо провести проверку. Это может занять несколько суток, так что, я повторяю, дальнейшее ожидание не целесообразно.
Катон помрачнел.
— Я требую отложить конференцию до прибытия остальных делегатов.
— Сожалею, но сторона, созвавшая конференцию, по закону, не может требовать её переноса. Это мог бы сделать я, но с моей точки зрения, сейчас для неё самое подходящее время. Кроме того, Катон, официально, в отношении Вас всё ещё проводится расследование. Так что, Вы даже не можете вступить в должность премьер-министра до его окончания. Вам же это известно не хуже, чем мне. На что Вы рассчитывали?
— Эти люди поверили мне, они надеялись на меня. В отличие от Вас, я не мог их предать.
Оставив этот выпад без ответа, Челим снова обратился ко всем присутствующим.
— Поскольку по закону, голосование должно сейчас состояться, и его итог очевиден, я предлагаю Катону добровольно снять свою кандидатуру, так как я предвижу, что, в противном случае, могут возникнуть волнения среди населения Вероны, а я, как представитель законной власти, должен буду обратиться за помощью к дружественным правительствам. Мне бы очень не хотелось применять на нашей маленькой тихой Вероне военную силу. Итак, Ваше слово, Катон.
— Мы пойдём до конца.
— Мне кажется, Катон, Вам лучше говорить за себя, потому что, у меня есть отдельное предложение для Ваших союзников, да и для Вас тоже. Тех, кто добровольно перейдёт сейчас на мою сторону, я обещаю не преследовать за участие в оппозиционной деятельности, Вам, Катон, я обещаю прекращение расследования. Итак? У Вас же код доступа – двойка, как и у меня. Вместе нам некого будет бояться.
— Нет.
— Ну, я не верю, что здесь собрались одни глупцы. Смелее. Подходите к компьютеру и регистрируйтесь.
Вопреки ожиданиям, несколько человек из нашей команды подошли к компьютеру и приложили к датчику свои левые запястья. Машина назвала их коды доступа – ни одного выше десятого. В зале среди репортёров царило оживление. Они с удовольствием транслировали наш проигрыш на всю Конфедерацию.
— Катон, всё кончено. Даже если бы я не помешал Вам встретиться со Странником, это бы ничего не изменило. Альвиста вряд ли вступила бы в игру на таких условиях, да будь у него даже код доступа – единица, мои люди просто не пропустили бы его в этот зал, не говоря уже о компьютере. Он просто не смог бы им воспользоваться. Не понимаю, на что Вы рассчитывали? Не упрямьтесь.
— Нет.
— Хорошо. У меня есть ещё одно предложение. Для тех, кто лишён личных кодов. Всем, кто перейдёт сейчас на мою сторону, я обещаю восстановить личные коды. Вы сможете стать гражданами Мелона. Мои друзья на этой планете обещали мне это.
Ещё несколько человек перешло в лагерь Челима. Вокруг Катона осталось не больше десяти человек. Игра была проиграна, и я решился. Я медленно двинулся к компьютеру.
— Эл! – Голос Сай было трудно узнать. Я чувствовал себя предателем, но, похоже, ничего другого мне сейчас не оставалось.
Я подошёл к машине и приложил левое запястье к датчику. После нескольких секунд раздумья, компьютер сообщил:
— Код доступа – ноль. Полномочия Галактического Совета Безопасности.
Пользуясь всеобщим замешательством, которое вызвало это сообщение, я оттолкнул охранника и, быстро настроив передатчик на нужную волну, включил микрофон:
— Странник вызывает Галактический Совет Безопасности.
Секунду спустя, на экране появилось знакомое всем лицо председателя Совета.
— Совет на связи.
— Верона, третье осени, галактическое время — девять тридцать шесть. Тип ситуации – четвёртый. Странник запрашивает подтверждение полномочий.
Председатель едва заметно улыбнулся.
— Совет Безопасности подтверждает полномочия Странника. Конец связи.
Репортёры принялись за съёмку с удвоенной силой, а я настроил передатчик на широкополосное вещание.
— Властью, данной мне Галактическим Советом Безопасности, объявляю мораторий на деятельность всех военных и силовых структур на Вероне до формирования нового правительства делегатами от всего населения планеты. Любое насилие по отношению к кому бы то ни было со стороны организаций или отдельных лиц, будет рассматриваться как нарушение данного моратория и автоматически повлечёт за собой расследование специальной комиссии Совета Безопасности. Всем военным кораблям, не принадлежащим Вероне, надлежит покинуть звёздную систему Вероны в течение двух суток. Мораторий вступает в силу с момента объявления.
Челим застыл как изваяние. Похоже, он всё ещё не мог осознать, что в течение нескольких секунд потерпел полное поражение. Сторонники Катона бросились поздравлять своего лидера, а я подошёл к Сай, сосредоточенно искавшей что-то под ближайшим столом.
— Леденцы, — ответила она мне, когда я потянул её за рукав, — я их выбросила. Когда ты… когда ты пошёл, — и тут она покраснела до самых корней волос, — прости….
— Пустяки, сестрёнка. Вот. – Я протянул ей завалявшуюся у меня в кармане конфету. Она отправила её в рот и улыбнулась. А потом мы рассмеялись и обнялись.

Через две недели Катон стал премьер-министром независимой Вероны.

С тех пор мне не случалось бывать на этой планете. Мне, вообще, редко удаётся дважды оказаться в одном и том же месте. Вот и сейчас, я лечу на окраину галактики разбираться со сложившейся там ситуацией, а всю эту историю вспоминаю только потому, что пользуясь свободным временем, я укладываю новенький лётный комбинезон в посылочный контейнер, бросаю туда пакетик с леденцами, а в сопроводительной карточке старательно вывожу: «С Днём Независимости, Сай!».

2009г.

Рубрика: Рассказы.
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 1

  1. Тanstaafl пишет:

    Хорошо написано — легко, интересно.
    Сначала не думал, что прочитаю такой объем, но получилось увлекательно.
    Концовка что-то сильно напоминает — и это замечательно. :-)

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир