«Мастер и Маргарита», 29.11.09

18-12-2010,

Я долго не понимала, почему столь многие этот роман считают шедевром автора, мне гораздо больше нравился «Бег», или «Дни Турбиных».

И вот однажды сам собой открылся, развернулся и ожил сделанный давным-давно, вполне «автоматически», и спрятанный где-то в дебрях ума концепт этой вещи. Волшебство — у меня нет другого слова для того, что чувствуешь в этот момент. Я просто посмотрела на него, и как будто «вошла» в образ Маргариты, приняла ее точку зрения. Отсюда роман вдруг увиделся, как «Маргарита и ее Мастера». Воланд – Мастер Силы, с его мистериями, писатель – Мастер Понимания и Йешуа – Мастер Восхищения. (Или – Веры, без осознания, слепой, потому, что именно таким у меня всякий раз получался концепт «треугольника восхищения», когда нужно было рассмотреть Как-Есть что-то, частью чего он был – и это исчезало).

Сюжетные линии, видимые обычно, превратились в переплетение линий тончайших, показывающих, как связаны между собой герои романа. Открылась «ткань» вещи, то, как все это организовано, рассматривая которую, можно, при желании найти ответы на любой вопрос.

«Рукописи не горят» — в каком-то смысле, это так. Они живут в памяти автора и читателей. И кто-то может взять сюжет или его часть, и использовать в сценарии будущей жизни, и прожить, «сыграть» это, не буквально, на свой манер. Сделает он это осознанно, или нет – другой вопрос.

Слово «мастер» многозначно, и это очень древнее понятие.

Тот, кто задумал и создал игру — Мастер, но и тот, кто постиг в совершенстве правила и сыграл в нее, дойдя до состояния Власти, становится Мастером. Он внес в игру что-то свое, свой опыт, знания, понимание. И получил от нее новый опыт.

Если выбираешь кого-то своим Наставником, его тоже иногда принято называть Мастером. Когда делаешь это на уровне Силы – одновременно признаешь, что он бОльшая причина в игре, больше знает и умеет, в чем-то сильнее тебя, и хочешь быть рядом с ним, чтобы научиться, перенять эти знания. На уровне Веры – отдаешь восхищение, просто желая жить в его тени, под его защитой. На уровне Понимания это, скорее, поиск «напарника» для игры, и как бы ни были различны тетаны, по силе они примерно равны, хотят быть вместе и играть вот так — «парой». Получается, в идеале, игра «в две причины».

По сути, ты «назначаешь» кого-то другого «стабильным данным» в этой области.

Это — как основа соглашения. И каждый может сыграть любую роль, множество раз, и с разными существами. Мощное Не-Есть на собственный выбор и чье-то согласие, или наоборот, и все, поехали, теперь это причуды судьбы. Дальше – множество вариантов, как все эти отношения складываются, ведь они – часть игры. А так как она идет уже полвечности, все это здорово перепуталось, забылось – и тот, самый первый, свободный выбор, погребен под множеством «вторых постулатов». В результате — безнадежно влюбляешься в того, кого выбрала когда-то Наставником, напрасно ждешь «понимания» от терминала Восхищения, ищешь и не находишь превосходства в Силе в том, кто тебя так хорошо «понимает»… вся эта путаница добавляет произвольности, но не делает нас счастливее. Добавить сюда «вмешательство» — прелестная картинка получается. Чувствуешь, что-то не так – но не знаешь, что же это на самом деле, и как из всего этого выбраться. А у Маргариты – все сложилось так правильно, и я знаю, она счастлива рядом с тем, кого выбрала когда-то – для Любви. Они все сыграли прекрасно, и Мастера, и игроки — не путаясь в ролях.

И еще знаю теперь, что Гурджиев, «Вельзевул» — был моим «Мастером мистерий», и видятся в Воланде его черты. Надо бы почитать работы исследователей романа, интересно, кого считают прототипом этого персонажа.

10.09.08

Ее звали Николь. И она сама себе иногда казалась говорящей куклой в мире таких же кукол. Что связывало ее с этой породой людей, готовых рассуждать целыми днями о роли метафоры в творчестве NN, и при этом неспособных совершенно позаботиться о благополучии тех, кто был с ними рядом? О, они были выше этого! В их кругу все эти «житейские мелочи» считались дурным тоном. Они же посвятили свою жизнь искусству, черт возьми. Достойная жертва на алтарь божества, абсолютно равнодушного как к «жрецам», так и к «прихожанами». Казалось, какая-то стена из толстого стекла отгораживала ее от тех, кто жил настоящей жизнью, и это «зазеркалье» медленно, но верно сводило с ума. И однажды стена – треснула. Казалось, они знали друг друга вечно – прежде близки, а уж потом знакомы. Кто привел его в тот вечер к ним в дом, она уже и не помнит. Он говорил потом, что просто случайно встретил поблизости какого-то приятеля еще со студенческих времен, и согласился пойти с ним «в гости к интересным людям». Общество которых наскучило ему очень скоро – но уходить так быстро было бы не вежливо. И он решил поухаживать слегка за хозяйкой дома, она не произнесла за это время ни слова, только приветливо поздоровалась с новым гостем.

Дальше – очень похоже на сюжетную линию из «Мастера и Маргариты» Булгакова, «и даже смерть не разлучит нас».

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Комментариев: 1

  1. Андрей Федяев пишет:

    Жизнь как роман — надо же как оно бывает!

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир