Малыш и Отец

29-02-2012,

Диссертация пишется нелегко. А уж совмещать это с воспитанием новорожденного Малыша вдвойне нелегко. Особенно, если ты – одинокий Отец. Безумец и храбрец.
Малыш требовал к себе внимания. Он плакал ночью, когда на Отца нападала Муза и очередная диссертационная глава просилась на перо. Он плакал днем, когда Отец проводил опыты на кухне, превращенной в лабораторию. Он плакал, едва Отец, уложивший его спать и обманутый мерным сопением, отходил на цыпочках…
Переставал плакать он лишь тогда, когда Отец обреченно брался за очередную детскую книжку, стопка которых на столике с каждым днем становилась все выше. Читал вслух про этих курочек, Айболитов и девочек, роняющих мячи в речку. Рассматривая вместе с сыном картинки и изображая всех этих героев, как-то незаметно втягивался в процесс…
Во сне приходил Колобок, грозил пальцем и напоминал про диссертацию.
Проходя мимо зеркала, Отец иногда вздрагивал. Не узнавал себя в этом красноглазом небритом мужчине, одетом в майку, заляпанную детской смесью, с детской же книжкой наперевес.
Весь этот пеленочно-подгузочный период Отец жил со смутным предчувствием, что вот скоро Малыш подрастет, начнет ходить, и жизнь, наконец, изменится.
«Скоро, скоро», — обнадеживал он себя.
Да, да. Предчувствия не обманули, жизнь вскоре изменилась. Лежащий и орущий комочек как-то незаметно преобразовался в розовощекого крепыша, неугомонного и неутомимого, от которого неотвратимо веяло любопытством.
«Господи, если ты есть, не дай погибнуть», — иногда непроизвольно думалось Отцу.
Но думать особенно было некогда. Надо было действовать. Надо было спасать квартиру от разрушения, диссертацию от забвения, а Малыша от всего, что встречалось на его пути.
Книжки стали интересовать его на вкус. Они разбирались на страницы, и иногда Отец еле успевал вытащить изо рта сына очередной обрывок листа.
Ужасно паниковал, если не находил потерянную страницу: «Неужели съел?». Кроме бумаги, Малыш жевал углы столов, свесившиеся провода, очень любил мусолить во рту найденные на полу пуговицы и другие мелкие предметы, ввергая Отца в пучины тревоги за здоровье ребенка и беспросветной тоски.
Время остановилось.
Отражение в зеркале превратилось в затравленное существо неопределенного пола.
А диссертация, тем не менее, перевалила за экватор. Перевалила и застопорилась. Теоретические обоснования Отца не подтверждались экспериментами.
Заслон на пути гравитации поставить было можно. И вот прибор, похожий на кухонный комбайн, урывками сконструирован и установлен Отцом на той самой кухне. Одновременно с ним была также сконструирована в голове и идеальная картина работающего прибора.
Стеклянный шар на ней, преодолев гравитацию, зависал над прибором. Медленно поворачивался, бросая блики… Почему стеклянный шар? Отец видел в этом какую-то эстетику…
А Малыш видел эстетику в разрушении. У Отца не хватало духу наказывать сына, с восторгом и интересом исследователя разглядывающего разбитую чашку. Или разбитый хрустальный кубок, когда-то полученный Отцом за победу на соревнованиях по биатлону. Кажется, это было в прошлой жизни, еще до Малыша.
…Как в замедленной съемке, Отец поймал падающий на Малыша прибор, похожий на кухонный комбайн. Дверь на кухню была открыта, провода заманчиво свисали под стол, а неслышно, по-партизански, подползать к объектам своего интереса Малыш уже научился…
«Эх, Малыш…».

Прошло время.
В зеркало Отец уже не смотрел, некогда было. Он сидел за кухонным столом и перепроверял расчеты.
Малыш, сидя рядом в манеже, разбирал и вновь собирал отданный ему на растерзание старый телефонный аппарат, пробуя на вкус детали и пуская слюни – зубы продолжали резаться. Собранный кубик Рубика, уже не представляющий интереса, валялся в стороне.
Отец, увлеченный расчетами, потерял бдительность и не заметил пыхтения сына.
А Малыш, наконец (!), дотянулся ручками до аппарата, похожего на кухонный комбайн, который стоял на краю стола рядом с манежем.
«Эх, Батяня… Подкорректировать настройки и увеличить радиус действия …» — пальчики Малыша сновали по корпусу аппарата, щелкали переключателями и поворачивали тумблеры.

…Диссертация с обглоданными Малышом углами оторвалась от стола, медленно поднялась в воздух и величаво проплыла от стены к стене. Над головой изумленного Отца кружились в хороводе серебряные ложки. Стеклянный шар медленно поворачивался в воздухе, бросая блики на стены, на лист с расчетами…
Действительно, красиво…

Рубрика: Рассказы, Юмор.
Метки: , , , , , , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир