Летнее утро

05-02-2008,

Буднее солнечное московское утро. Макушка лета. Небо такое кристально чистое и такое невинно-голубое, будто бы оно другим и не бывает. Люди идут на работу. Кто-то торопится, почти бежит. Кто-то несет свое тело неспешно и чинно.

На помойке, рядом с четырнадцатиэтажной башней, поверх заполненого мусором контейнера сидит большой плюшевый мишка в ярко-алой курточке и зеленой кепочке. Игрушка совсем еще не старая и не грязная, но на швах по бокам видны большие дырки. Похоже еще совсем недавно это была чья-то любимая игршка, но вдруг стала не нужной. И теперь мишка сидит на мусорном контенере в надежде на нового хозяина. Его большие глаза печально опущены вниз. Он похож на испуганного и растерянного мальчишку, которого незаслуженно жестоко наказали за невинную шалость. А летнее солнце щедро светит на помойку, на брошеного мишку, на все вокруг.

Неподалеку от помойки, по дорожке бодрым шагом идет полнеющая блондинка лет сорока пяти. Метрах в трех сзади безропотно следует белая собачка, отдаленно напоминающая болонку. На ходу женщина делает резкие рывки локтями в стороны, сопровождая это шумными выдохами. Она прогуливает свою собачку и одновременно делает утреннюю гимнастику. Она пытается хоть как-то остановить эту неотвратимо наплывающую полноту, бессовестно обезображивающую некогда привлекательные контуры ее тела. Она хочет еще хоть немного побыть обворожительной блондинкой, приковывающей к себе мужские взгляды. Не меняя темпа женщина разворачивается на дорожке и таким же бодрым шагом, продолжая делать зарядку, идет в обратную сторону. Собачка продолжает безропотно следовать за ней, успевая на ходу обследовать ближайшие кусты.

Дама с собачкой покидает сцену, но декорации остаются. Это деревья и под их тенью, чуть в глубине, почти незаметный брошеный старый дом. Это одноэтажный кирпичный дом с двумя симметричными крыльями и центральным входом арочкой в середине перекладины буквы “Н”. Часть оконных проемов заложены кирпичем. На желтой краске наружных стен множество рисунков “наскальной живописи”, еще не исследованных учеными. Внути же царит развал и запустение. Некоторые бревна, образующие балки перекрытий обвалились вниз, на груды битого кирпича и плитки и еще бог знает чего, что окружало быт тех нескольких десятков людей, живших в этих стенах еще может быть десяток лет назад. А теперь этот дом пуст. Да и кто теперь назовет это недорушенное строение неизвестного автора домом. Никто не вспомнит про него в этот ранний час, но я знаю, как только опустятся сумерки, сюда начнут стекаться с окрестых домов юные особы и отроки. Для них эти стены имеют свою притягательность, свой романтизм. И будет слышен в сгущающейся темноте звон гитарных струн и звонкий девичий смех. И можно только догадываться какие людские страсти скрывают эти старые стены темными летними ночами.

Но сейчас еще довольно ранний час и люди все так же идут на работу и думают каждый о своем. Замечают ли они то же, что замечаю я? Задумывается ли хоть кто-нибудь из них о том, что жизнь вокруг совсем не такая, какой она должна быть? Очень хотелось бы, чтобы это было так.

Рубрика: Рассказы.
Метки: , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир