Чертенок из табакерки

15-09-2009,

 

Теперь, обозревая мое далекое отрочество, я могу констатировать, что было оно для меня скорее приключением. А для моих родителей оно было, пожалуй, адом. Но тогда — верите? — мне казалось что дела обстоят с точностью до наоборот.

 

— Что случилось с Машей? – шуршали в мамины уши ее подруги, — А была ведь такая хорошая девочка…

— У нее, представьте, тройки! Завуч вылавливает ее перед уроками, чтобы смыть туш с глаз и стащить эти ужасные гетры!

— Подумать только! Бросила балет! Променяла скрипку на три блатных аккорда! Водится с хулиганьем!

— А ведь такая способная девочка… Из такой приличной семьи…

 

Да. Я была «девочкой из очень приличной семьи». Одаренная, способная, легко обучаемая, недурно воспитанная, с неделей, расписанной по часам – хореография, музыка, фехтование, биологический факультатив… Я была очень самостоятельной, уверенной в себе, свободомыслящей и, в целом, не приносящей родителям особых неприятностей, девчонкой. В четырнадцать меня как подменили – как чертенок из табакерки, наружу выпирало чудовищное нечто, едва ли напоминающее прежнее многообещающее Почти-Совершенство…

 

…Это было в тот день, когда, проходя мимо бабушкиного дома по улице Институтской, я расчистила апельсин и вдруг… с каким-то иррациональным торжественным упоением бросила кожуру не в урну, как поступала с мусором ВСЕГДА ДО этого, даже если до ближайшей приходилось нести липкую обертку от конфеты или мороженного пару километров, зажав в ладошке. Нет. В тот особенный день я демонстративно швырнула ее прямо на тротуар, невозмутимо-стерильный в историческом центре Киева даже в те советские времена! Прежде в мою невинно-благообразную головку и не закрадывалась мысль, что возможно как-то иначе, но теперь я совершила Поступок. И я сделала это сама, прекрасно отдавая себе отчет в том, что прямо сейчас я поступаю так, как я хочу, пусть и вопреки тому, как принято.

 

Потом я залихватски курила противные крепкие сигареты «Легерос», умыкнутые из обширных папиных запасов, и щедро угощала друзей папиными трубками, предварительно самолично взломав замок в ящике его письменного стола. Было невкусно, но я упорно пробовала алкоголь. Попирая родительские запреты, я тайком пользовалась яркой косметикой, которую прятала у подружки на седьмом этаже. Я, взращенная в тонких гармониях Моцарта и Вивальди, цепляла чудовищный значок рок-группы «Металлика» прямо на школьную форму и гордо шествовала коридорами, демонстративно опаздывая на уроки. На глазах онемевших от моей наглости учителей, в тех же коридорах я целовалась с мальчишкой из параллельного класса. Внешкольное время я проводила с моими друзьями — тринадцатью отпетыми хулиганами, предводителем которых был тот самый мальчишка — такой же «мальчик из приличной семьи», по которому взахлеб рыдала детская комната милиции. А секс… Моя мама, которая, невзирая на обширную врачебную практику, в присутствии своих детей не могла произнести это слово даже по буквам, по причине чего сочиняла замысловатые метафоры, которым позавидовал бы Мильтон Эриксон, так и не узнала, когда я перешла от скудной теории к обширной практике «дружбы телами»… И слава богу.

 

Так, попирая правила, ожидания и традиции, нащупывая и устанавливая в туманном «так принято» свои собственные границы, я становилась Собой.

 

Что же происходит с ребенком, когда он вступает на зыбкую почву этой пограничной полосы между детством и взрослостью, именуемой «отрочество»? Что он чувствует? В чем нуждается? Почему так резко меняется? Почему с отчаянным упорством гребет поперек течения?

 

С самого рождения маленький человеческий детеныш зависим от родителей в вопросах выживания: что есть, где жить, во что одеться… Как себя вести, как строить отношения с людьми, кем быть, чему учиться, к чему стремиться – поначалу все эти модели он тоже «слизывает» у родителей и воспринимает жизнь во многом через призму их мировоззрений. Он отождествляет себя с родителями, ощущая семью как целое, в котором еще нет полноценного «отдельного себя», его мир неотделим от мира значимых взрослых.

 

Родители же, зачастую, также подспудно полагают, что ребенок – это они сами или, что еще хуже, их собственность. Но это не так. Ребенок – не особой породы домашний зверек, которого нужно кормить, выгуливать и дрессировать – он такой же человек, только еще не повзрослел. И подросток находится прямо в эпицентре этого взросления. Причем взрослеет в нем – стремительно и одновременно – и его тело, и разум, и дух.

 

Чтобы понять, что чувствует подросток, вспомните, как чувствует и ведет себя женщина, беременная первенцем: внезапные перепады настроения, смех легко переходит в слезы, состояние абсолютного счастья, обрываясь резко и беспричинно, сменяется унынием, подавленностью и грустью, абсурдные желания, вызывающие недоумение не только у окружающих, но и у нее самой… И главные причины этому – новая роль, новое неизвестное состояние и гормональный стресс.

 

Во время пубертата (периода полового созревания) «фабрики по производству гормонов» — гипофиз и щитовидная железа – вступают в гонку по выполнению «пятилетки за 3 года». Они активно выбрасывают в кровь огромное количество гормонов роста и половых гормонов. Это заставляет и другие эндокринные железы работать в интенсивном режиме, в результате чего организм ребенка стремительно меняется, а парад эмоций напоминает сумасшедший калейдоскоп.

 

И, поверьте, подросток и сам не понимает, что с ним происходит – резкие изменения в организме и новые, необъяснимые, не поддающиеся никакому контролю переживания шокируют его самого, от чего ему, погруженному в чувство вселенского одиночества, кажется, что нет человека на земле, который мог бы понять его…

 


Вы стали бы кричать на беременную женщину? Стали бы упрекать ее в том, что ее поведение непредсказуемо или истерично, а желания, мягко говоря, непоследовательны и неразумны? Не думаю. Вы отнеслись бы к ней бережно, с пониманием и трепетной любовью, нашли бы нужные слова и не позволили бы ей, даже на пике неконтролируемых эмоций, как-то навредить себе или другим – ведь она вынашивает новую, долгожданную жизнь.

 

А теперь представьте, что подросток «вынашивает» свою собственную личность – новую, самобытную, уникальную, которой никогда прежде не существовало! И он неизбежно отделяется от родителей, формируя границы своего мира. В этой непростой метаморфозе он больше всего нуждается в родительском понимании и поддержке. Заметьте, не в увещеваниях, не в нравоучениях, не в волевом «прессе» – а именно поддержке.

 

И чем больше родители сами готовы к изменениям, чем более они  гибки, гуманны и терпимы, тем проще подростку благополучно пережить муки рождения своего «Я». Попытки необоснованно ограничивать его свободу, навязывание своих взглядов, жесткая диктатура породят лишь продление этого сложного периода, либо подавят формирующуюся личность и, физически повзрослев, человек превратится в инфантильную, неврастеничную, не способную к ответственности и принятию решений «тефтельку». Впрочем, распущенность и вседозволенность приведут к тем же плачевным результатам. Но вы ведь надеетесь видеть свое дитя в будущем зрелым, самостоятельным и способным позаботиться и о себе, и о вас, не так ли?

 

Так что запаситесь терпением: вам придется научиться балансировать между двумя, казалось бы, несовместимыми полюсами – свободой и дисциплиной. А чтобы все получилось, вам понадобится «Универсальный Растворитель Проблем» – правильное общение.

 

Дисциплина. Если до сих пор вы этого не сделали, установите четкие правила регулирующие ваши взаимоотношения, права и обязанности. Не нарушайте их и не позволяйте нарушать их ребенку – всегда сообщайте, что вы от него ожидаете и какие санкции последуют, если правила попираются. Никогда не наказывайте за нарушение правил, которые не определены точно и не меняйте правила по своей прихоти или «от настроения». Никогда не обещайте того, чего не сможете выполнить и не отменяйте уже данных обещаний. Пообещали отпустить с друзьями на дачу на выходные за «отлично» по математике – глотайте втихую «корвалол», но отпускайте. Никакой нервной истерики. Посулили взбучку за невымытую посуду – сцепите зубы, но слово сдержите. Не закручивайте гайки слишком сильно, но и не бойтесь навредить — дисциплина не имеет ничего общего с казарменной муштрой. Напротив, подросток будет вам благодарен, ибо четкие правила помогут ему определить и осознать ваши и свои границы — просто не забывайте его в то же время любить.

 

Свобода. Предоставьте своему чаду свободу самоопределения. Пусть его поступки будут его собственными, пусть он будет готов принять их последствия, не прячась за родителей. Дайте ему возможность проявлять самостоятельность и формировать свое будущее. Даже если он совершил ошибку, ему важно знать, что ее можно исправить. Создавайте в нем уверенность в поддержке со стороны семьи, но не нависайте с чрезмерной опекой. Позвольте распоряжаться собственными вещами, временем, личным пространством, уединяться по желанию и заниматься в свободное от учебы время делами по собственному выбору. Не ограничивайте его чрезмерно – расширяясь, подросток отвоевывает новые степени свободы, для роста его личности она ему необходима едва ли не больше, чем белки, жиры, углеводы, витамины и микроэлементы для развития его тела. Если же он безропотно принимает немотивированные ограничения, это должно вас насторожить — отсутствие постепенного отдаления от родителей, обретения самостоятельности ведет к риску серьезного невроза. А если у него будет свобода выбора и ответственность, право на риск и неудачу – всем этим он научится разумно пользоваться.

 

Общение. Что бы не происходило – общайтесь. Создавайте доверие открытым, искренним, заинтересованным общением, но не заискивайте и навязывайте его. Стремитесь понять и договориться, а не поучать или подавить своим мнением. Даже если произошло что-то неприятное или непредвиденное, общайтесь с пониманием точки зрения ребенка. Подросток и сам знает, что по-вашему он поступил дурно, глотнув пива на дискотеке или придя домой к часу ночи вместо обещанных семи вечера, если только он не слепоглухонемой аутист последние тринадцать лет своей жизни. Но ему не нужно еще одно наставление — ему нужно ухо, нужен тот, кто может выслушать и понять. Не проецируйте на ребенка свои собственные страхи, тревоги или чувство вины. Ваша цель – создать такое доверие, чтобы он смело мог показать вам свои душевные раны, так же, как в детстве показывал вам свою ободранную коленку. И вы не стали бы бить его по коленке молотком, правда? Научитесь слушать, понимать и сопереживать. И, главное — подтверждайте ценность этой новой личности, ее красоту, исключительность, лучшие черты. И не позволяйте себе – и никому другому! — сомневаться в ее ценности.

 

Одним словом, дорогие родители, трудитесь над собой, научаясь отпускать от себя своего «подрощенного малышонка».

 

Ваше чадо — это яхта, стремительно отчаливающая от причала. Ваш удел – стоять на берегу, благословляя, маша платочком и утирая скупую родительскую слезу — «наш мальчик вырос» или «девочка созрела». И, ей-богу, лучше добровольно отдать концы, иначе на борту будут рубить швартовы… Не тревожьтесь о том, что бурные жизненные шторма потреплют вашего юного капитана – ведь разумное, доброе и вечное вы сами неустанно закладывали в его трюмы все эти тринадцать счастливых лет. А это лучший капитал, которым вы могли снабдить его, отправляя во взрослую жизнь! Просто сохраните для него родную гавань дружелюбной и открытой – он обязательно вернется, совершив свои подвиги, повидав свои волшебные страны, вернется с победами и трофеями… Тогда он сможет оценить, что вы сейчас для него сделали… И будет безмерно вам благодарен.

 

Мария Купчинская

(Опубликовано в журнале индивидуального развития «КОЛЕСО ЖИЗНИ»)

Рубрика: Рассказы.
Метки: , , .
Подписка RSS: комментарии к записи, все записи, все комментарии.

Оставьте свой отзыв!





Подписка на новые записи


Наши группы в соцсетях:

Одноклассники В контакте Face Book Мой мир